Решения и постановления судов

Постановление ФАС Московского округа от 10.12.2003, 04.12.2003 N КГ-А40/9856-03 При заключении мирового соглашения обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между этими сторонами, другим обязательством, предусматривающим иной предмет или способ исполнения.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

кассационной инстанции по проверке законности и

обоснованности решений (определений, постановлений)

арбитражных судов, вступивших в законную силу

10 декабря 2003 г. Дело N КГ-А40/9856-03резолютивная часть оглашена “4 декабря 2003 г.

(извлечение)

Кредитор Б. в рамках дела о банкротстве Акционерного коммерческого банка “СбС-Агро“ обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника его требований в размере сумм процентов 2124,17 долл. США и 3503,79 долл. США.

Определением от 18 июля 2003 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 9 сентября 2003 года, суд отказал в удовлетворении требований данного кредитора.

Отказывая в удовлетворении требований Б., суд исходил из
того, что требования возникли до 16 ноября 1999 года, в связи с чем на кредитора распространяются условия мирового соглашения, утвержденного определением Арбитражного суда города Москвы от 8 мая 2001 года по другому делу. Обязательства должника, по мнению суда, при заключении мирового соглашения полностью прекратились в результате новации в новые обязательства по проведению выплат.

Суд сослался на статью 414 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства другим обязательством, предусматривающим иной предмет или способ исполнения. Поскольку в мировом соглашении кредиторы освободили должника от уплаты процентов, убытков и неустоек, суд пришел к выводу о неправомерности требований кредитора. Суд указал о правомерности включения в реестр требований кредиторов должника лишь требований по вкладу.

В кассационной жалобе кредитор Б. просит отменить определение и постановление апелляционной инстанции в касающейся его требований части ввиду неправильного применения при их принятии норм материального права.

По мнению заявителя, суд не учел требования статьи 5 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций“, согласно которой мировое соглашение при банкротстве кредитной организации не допускается.

Заявитель полагает, что в соответствии со статьей 4 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций“ состав и размер денежных требований, возникших до принятия судом заявления о признании должника банкротом, определяются на дату открытия конкурсного производства.

По
мнению заявителя, его требования основаны на Конституции Российской Федерации и соответствуют Федеральному закону “О защите прав потребителей“.

Заявитель также сослался на статьи 4, 100, 225 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“, статью 23 Федерального закона “О реструктуризации кредитных организаций“ и статьи 1, 3, 5 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций“, статью 1 Федерального закона “О банках и банковской деятельности“, Федеральный закон “О Центральном банке Российской Федерации“.

В заседании суда кассационной инстанции представитель кредитора изложил те же доводы, что и в жалобе, конкурсный управляющий должника своего представителя для участия в рассмотрении кассационной жалобы не направил, о времени и месте заседания извещен надлежащим образом.

Рассмотрев доводы жалобы, изучив материалы дела, выслушав представителя конкурсного управляющего должника, проверив в соответствии со статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность судебных актов в обжалуемой части, кассационная инстанция не находит оснований для их изменения или отмены.

Нормы материального права, в частности, статья 414 Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон “О реструктуризации кредитных организаций“ и Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций“, применены судом правильно.

Правильным является вывод суда о том, что при заключении мирового соглашения обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между этими сторонами, другим обязательством, предусматривающим иной предмет или способ исполнения.

Суд правильно применил в отношении
данного кредитора условия мирового соглашения, касающиеся освобождения должника кредиторами от уплаты неустоек, процентов и убытков. Мировым соглашением предусмотрена выплата сумм валютных вкладов должником по курсу по состоянию на 16 ноября 1999 года. Суд правильно признал убытками кредитора разницу от применения курса валюты.

Кассационная инстанция не может согласиться с доводами жалобы в связи с вышеназванными мотивами ее отклонения.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба не может быть удовлетворена.

Руководствуясь статьями 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

определение от 18 июля 2003 года и постановление апелляционной инстанции от 9 сентября 2003 года по делу N А40-2421/03-101-4Б Арбитражного суда города Москвы в части требований Б. оставить без изменения, кассационную жалобу кредитора - без удовлетворения.