Решения и постановления судов

Постановление ФАС Московского округа от 24.10.2002 N КГ-А40/7186-02 Суд правомерно отказал в удовлетворении жалобы на действия конкурсного управляющего в части обязания включить заявленные требования в третью очередь удовлетворения реестра требований кредиторов, т.к. обязательство должника, возникшее из условий соглашения о расторжении договора об инвестировании строительства, не обеспечено залогом.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

кассационной инстанции по проверке законности и

обоснованности решений (определений, постановлений)

арбитражных судов, вступивших в законную силу

от 24 октября 2002 г. Дело N КГ-А40/7186-02

(извлечение)

Решением от 25 апреля 2001 года Арбитражного суда города Москвы Закрытое акционерное общество (ЗАО) “Пресненский вал“ признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим назначен Буравлев Л.В.


Определением от 25 апреля 2002 года срок конкурсного производства продлен на шесть месяцев, до 25 октября 2002 года.

В период наблюдения Общество с ограниченной ответственностью (ООО) “Тюментрансгаз“ письмом от 16 февраля 2001 года N 32/1068 предъявило временному управляющему ЗАО “Пресненский вал“ требования в размере 2470000 руб.

Конкурсный управляющий должника частично признал и включил требования ООО “Тюментрансгаз“ в сумме 13000000 руб. в пятую очередь удовлетворения реестра требований кредиторов.

Впоследствии право требования ООО “Тюментрансгаз“ к ЗАО “Пресненский вал“ переуступалось по договорам уступки прав требования от 14 февраля 2002 года N 42-07/У271, от 15 марта 2002 года б/н и по договору от 16 марта 2002 года б/н право требования к должнику в сумме 14640336 руб. перешло к Обществу с ограниченной ответственностью “Производственно - строительный концерн “21-й век“ (далее - ООО “ПСК “21-й век“).

ООО “ПСК “21-й век“ письмом о 17 июня 2002 года предъявило конкурсному управляющему должника требование о внесении изменений в реестр требований кредиторов. Однако конкурсный управляющий письмом от 17 июня 2002 года N 39 отказал в удовлетворении заявленных требований.

Не согласившись с указанным решением конкурсного управляющего должника, ООО “ПСК “21-й век“ обратилось в Арбитражный суд города Москвы с жалобой на действия конкурсного управляющего, в которой просило обязать конкурсного управляющего должника включить его требования в сумме 14640336 руб. в третью очередь удовлетворения реестра требований кредиторов, исключив из пятой очереди.

Определением от 13 августа 2002 года указанная жалоба удовлетворена частично. Суд обязал конкурсного управляющего ЗАО “Пресненский вал“ включить в реестр требований кредиторов требования ООО “ПСК “21-й век“ в сумме 1540336 руб. В части включения заявленных требований в третью очередь удовлетворения реестра требований кредиторов отказано.

Суд исходил из того, что должник при расторжении договора от 25 декабря 1998 года N 1-1 ВЭА-ТТГ об инвестировании строительства жилья признал свою задолженность перед ООО “Тюментрансгаз“ в сумме 14640336 руб. Согласно пункту 4 статьи Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ указанная сумма задолженности является установленной. В связи с тем, что в реестр требований кредиторов должником включена только задолженность в сумме 13000000 руб., включению в реестр требований кредиторов подлежит сумма - 1540336 руб. Задолженность должника возникла из инвестиционного договора, следовательно, указанные требования не подлежат включению в третью очередь удовлетворения.


В тексте документа, видимо, допущена опечатка: видимо имеется в виду п. 4 ст. 4 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“.

В апелляционном порядке законность и обоснованность определения от 13 августа 2002 года не проверялись.

В кассационной жалобе ООО “ПСК “21-й век“ просит отменить определение от 13 августа 2002 года в части отказа во включении его требований в третью очередь удовлетворения реестра требований кредиторов; вынести новое решение об обязании конкурсного управляющего должника включить требования ООО “ПСК “21-й век“ в сумме 14640336 руб. в третью очередь удовлетворения реестра требований кредиторов, исключив их из пятой очереди. Жалоба мотивирована тем, что при вынесении обжалуемого судебного акта суд неправильно применил нормы материального права, в том числе пункт 5 статьи 488, статью 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 2 статьи 106 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“. При этом заявитель указал на то, что между ООО “Тюментрансгаз“ и ЗАО “Пресненский вал“ возникло новое обязательство, вытекающее из соглашения о расторжении договора - обязанность последнего выплатить определенную сумму денег за поставленные ранее товары. По мнению заявителя, товары были проданы в кредит. В соответствии с пунктом 5 статьи 488 Гражданского кодекса Российской Федерации товары, проданные в кредит, находятся в залоге у продавца до момента их полной оплаты. В связи с чем требования подлежат включению в третью очередь удовлетворения реестра требований кредиторов должника.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель заявителя поддержал доводы, изложенные в жалобе.

Представитель должника возражал против удовлетворения жалобы.


Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав лиц, участвующих в деле, кассационная инстанция не находит оснований для отмены определения от 13 августа 2002 года, исходя из следующего.

Из материалов дела следует, что предприятие “Тюментрансгаз“ (инвестор) и ЗАО “Пресненский вал“ (исполнитель) заключили 25 декабря 1998 года договор N 1-1 ВЭА-ТТГ об инвестировании строительства жилья в жилом комплексе “Полянка“, Пушкинского района, Московской области. Впоследствии указанный договор был расторгнут Соглашением сторон от 01 февраля 2000 года N 42-07/Р1.

В соответствии с пунктом 1 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено названным Кодексом, другими законами, договором.

В данном случае из пункта 1 указанного Соглашения следует, что ООО “Тюментрансгаз“ и ЗАО “Пресненский вал“ добровольно расторгли договор от 25 декабря 1998 года N 1-1 ВЭА-ТТГ.

Согласно пунктам 2, 3, 4 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке - с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора. Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.


Таким образом, обязательства по договору от 25 декабря 1998 года N 1-1 ВЭА-ТТГ об инвестировании строительства жилья в жилом комплексе “Полянка“, Пушкинского района, Московской области прекратились, а обязательство ЗАО “Пресненский Вал“ по уплате ООО “Тюментрансгаз“ 14640336 руб. возникло из заключенного Соглашения от 01 февраля 2000 года N 42-07/Р1.

В соответствии с пунктом 2 статьи 106 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ в третью очередь реестра требований кредиторов удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника.

Согласно пункту 3 Соглашения от 01 февраля 2000 года N 42-07/Р1 ЗАО “Пресненский вал“ обязался произвести расчет с ООО “Тюментрансгаз“ в счет погашения задолженности, образовавшейся в связи с расторжением договора от 25 декабря 1998 года N 1-1 ВЭА-ТТГ в сумме 14640336 руб. до 01 мая 2000 года путем перечисления денежных средств на расчетный счет ООО “Тюментрансгаз“ либо иным способом, согласованным сторонами.

Из указанного Соглашения не следует, что обязательство должника, возникшее из условий Соглашения обеспечено залогом, а потому суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что требования заявителя не подлежат включению в третью очередь удовлетворения реестра требований кредиторов должника.

Суд первой инстанции правомерно установил, что в данном случае пункт 5 статьи 488 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит применению, поскольку регулирует отношения сторон по договору купли - продажи, которые к спорным правоотношениям не относятся.


При указанных обстоятельствах кассационная жалоба ООО “ПСК “21-й век“ не может быть удовлетворена.

Руководствуясь статьями 284, 286 - 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

определение от 13 августа 2002 года по делу N А40-45189/00-88-76Б Арбитражного суда города Москвы оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.