Решения и постановления судов

Постановление ФАС Московского округа от 24.10.2002 N КГ-А40/7166-02 Страхователь по договору имущественного страхования после того, как ему стало известно о наступлении страхового случая, обязан незамедлительно уведомить о его наступлении страховщика или его представителя. Если договором предусмотрен срок и (или) способ уведомления, оно должно быть сделано в условленный срок и указанным в договоре способом.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

кассационной инстанции по проверке законности и

обоснованности решений (определений, постановлений)

арбитражных судов, вступивших в законную силу

от 24 октября 2002 г. Дело N КГ-А40/7166-02

(извлечение)

Общество с ограниченной ответственностью (ООО) “ЯМ Интернешнл (СНГ)“ обратилось с иском к Открытому страховому акционерному Обществу (ОСАО) “Ингосстрах“ о взыскании страхового возмещения в размере 1000000 долларов США и процентов за пользование чужими денежными средствами, уточненных в порядке статьи 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, действовавшей при рассмотрении дела в первой инстанции, в размере 1883559,30 рублей.

Исковые требования были мотивированы тем, что на основании Генерального полиса от 20 июля 2000 года N 755547, Правил транспортного страхования грузов ОСАО “Ингосстрах“
и заявления на страхование груза от 22 ноября 2001 года ОСАО “Ингосстрах“ приняло на страхование листовую пятикрасочную офсетную печатную машину производства японской фирмы “Комори Литрон“, модель Л-540, серийный номер 2270, в количестве 16 мест, весом 59100 кг от стандартного набора рисков. По вине водителя транспортной фирмы “Фили“, осуществлявшей транспортировку груза на склад истца в г. Зеленограде, произошел страховой случай - падение части груза из кузова большегрузного автомобиля. В результате падения груз получил повреждения, которые квалифицированы как полная конструктивная гибель. Истец, якобы, позвонил 23 ноября 2001 года ответчику и уведомил о наступлении страхового случая, письменное уведомление было направлено 26 ноября 2001 года.

Впоследствии 07 декабря 2001 года истец направил перевозчику письмо без номера и даты об ответственности за причиненный ущерб, а 17 декабря 2001 года направил ответчику претензию, которая последним 18 марта 2002 года была отклонена со ссылкой на несвоевременность уведомления страхового случая (т. 1, л. д. 3 - 7).

Решением от 23 мая 2002 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 21 августа 2002 года, в иске было отказано. При этом, суд обеих инстанций исходил из того, что материалами дела подтверждено нарушение самим истцом установленных правил перевозки при транспортировке печатного оборудования, а также его повреждение вследствие несоответствующей упаковки. В товаро -
транспортной накладной от 23 ноября 2001 года N В 1/0341/1 отсутствует подпись водителя, принявшего груз к перевозке (т. 1, л. д. 67), что свидетельствует об отсутствии договора перевозки, заключенного транспортной организацией, и возможности предъявления к транспортной организации регрессных требований за повреждение груза. Уведомление о наступлении страхового случая по телефону не предусмотрено условиями Генерального полиса. Отмечено в обжалуемых актах и о том, что истец не проявил должной заботливости по обеспечению сохранной перевозки и не принял разумных мер по сохранению груза и уменьшению убытков (т. 2, л. д. 24 - 25, 147 - 148).

В кассационной жалобе ООО “ЯМ Интернешнл (СНГ)“ просит отменить вышеназванные решение и постановление и дело направить на новое рассмотрение. Жалоба мотивирована тем, что при принятии обжалуемых судебных актов суд, по мнению истца, неправильно применил нормы материального права, в том числе ст. ст. 785, 796, 797, 961, 962, 963, 965 Гражданского кодекса Российской Федерации, а выводы суда, изложенные в судебных актах, не соответствуют имеющимся в деле доказательствам. При этом, заявитель указал на то, что суд не принял во внимание факт своевременного уведомления ответчика о наступлении страхового случая по телефону и не учел имеющиеся в деле доказательства о фактическом принятии груза к перевозке: истец направил ОАО “Транспортной компании “Фили“ (перевозчик) заявку
от 19 ноября 2001 года, а перевозчик получил от Управления “Мосавтодор“ разрешение от 21 ноября 2001 года N 19926, выданное СП “Гормост“ и пропуск Госавтоинспекции Московской области МВД РФ от 21 ноября 2001 года серии 50 N 001511/5112. Упаковка оборудования соответствовала пункту 3 Генерального полиса. Экспертиза, представленная ответчиком, не назначалась судом, поэтому не может являться доказательством по делу. Суд, по мнению заявителя, не принял во внимание автотехническое исследование Государственного учреждения “Российский Федеральный центр судебной экспертизы“ при Минюсте РФ от 24 июля 2002 года N 1203, 1204/14. В заседании судебной коллегии представители заявителя поддержали доводы, изложенные в жалобе (т. 3, л. д. 1 - 11).

Представитель ответчика в суде кассационной инстанции возражал против удовлетворения жалобы.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы и заслушав объяснения представителей сторон, не находит оснований для изменения или отмены обжалуемых судебных актов. К такому выводу судебная коллегия пришла на основании нижеследующего.

Как видно из материалов дела, между ОСАО “Ингосстрах“ (страховщик) и компанией “Yam International Trading Ltd“ (страхователь) был заключен Генеральный полис по транспортному страхованию грузов N 755547 от 20 июля 2000 года “с ответственностью за все риски“ и два дополнения к нему (т. 1, л. д. 14 - 21). Страхование по указанному Полису осуществлялось на основании Правил транспортного
страхования грузов ОСАО “Ингосстрах“, являющихся его неотъемлемой частью (т. 1, л. д. 23 - 25). Согласно письму страхователя от 29 ноября 2001 года выгодоприобретателем груза была фирма ООО “ЯМ Интернешнл (СНГ)“ (т. 1, л. д. 55).

ООО “ЯМ Интернешнл (СНГ)“ направило ОСАО “Ингосстрах“ заявление б/н от 22 ноября 2001 года на страхование груза: листовой офсетной печатной машины производства японской фирмы “Комори Литрон“, модель Л-540, S/No. 2270, 16 мест, 59100 кг по Генеральному полису N 755547 согласно Правилам транспортного страхования грузов, утвержденных ОСАО “Ингосстрах“. Последний на указанном заявлении истца сделал отметку о подтверждении страхования вышеуказанного груза в соответствии с условиями Генерального полиса N 755547 от 20 июля 2000 года, что подтверждается штампом, печатью и подписью уполномоченного лица страховщика (т. 1, л. д. 54).

Таким образом, истец и ответчик заключили договор транспортного страхования груза “с ответственностью за все риски“ согласно Генеральному полису от 20 июля 2000 года N 755547.

В соответствии с пунктом 1 статьи 961 Гражданского кодекса Российской Федерации страхователь по договору имущественного страхования после того, как ему стало известно о наступлении страхового случая, обязан незамедлительно уведомить о его наступлении страховщика или его представителя. Если договором предусмотрен срок и (или) способ уведомления, оно должно быть сделано в условленный срок и указанным в договоре способом.

Вместе
с тем пунктом 17 Генерального полиса N 755547 от 20 июля 2000 года было установлено, что уведомления и сообщения по исполнению названного полиса должны были совершаться в письменной форме, а поэтому считаются поданными надлежащим образом при передаче их заказным письмом, средствами электронной факсимильной и телексной связи, а также вручением под расписку (т. 1, л. д. 16).

Как следует из материалов дела, страховой случай наступил 23 ноября 2001 года, однако истец в нарушение требований вышеуказанных норм закона и договора надлежащим образом уведомил ответчика о наступлении страхового случая лишь только 26 ноября 2001 года.

Ссылки истца на то, что он своевременно уведомил ответчика по телефону о наступлении страхового случая, а поэтому пункт 2 статьи 961 Гражданского кодекса Российской Федерации не нарушен, являются несостоятельными, поскольку согласно справке Зеленоградского отдела ГИБДД N Г-35/40 от 07 февраля 2001 года (т. 1, л. д. 64) дорожно - транспортное происшествие 23 ноября 2001 года произошло в 15 часов 00 минут, а распечатки списка телефонных звонков с компьютерного регистрирующего устройства АТС истца за 23 ноября 2001 года, на которые ссылается истец, свидетельствуют о том, что первый звонок ответчику был сделан истцом до наступления страхового случая (т. 1, л. д. 29).

Помимо этого, кассационная инстанция считает необходимым указать и о следующем. Так,
согласно статье 40 Устава автомобильного транспорта РСФСР на перевозку грузов грузоотправитель представляет в автотранспортное предприятие или организацию при наличии годового договора на перевозку грузов соответствующую заявку, а при отсутствии годового договора - разовый заказ. Форма заявок и порядок их представления устанавливаются в Типовом годовом договоре на перевозку грузов автомобильным транспортом. В данном же случае заявка, направленная истцом перевозчику - ОАО “Транспортной компании “Фили“ от 19 ноября 2001 года, - на которую истец ссылается, как на оферту, не отвечает требованиям вышеуказанного Типового договора, поскольку в ней отсутствуют данные о наименовании груза, весе груза, расстоянии перевозки, расчете предварительной перевозки. Кроме того, в заявке не указано о том, кому она представляется (т. 1, л. д. 66).

В соответствии со статьей 61 Устава автомобильного транспорта РСФСР грузоотправитель и автотранспортное предприятие или организация при перевозке грузов обязаны в пределах объемов грузов, указанных в заказе грузоотправителем (грузополучателем), производить загрузку подвижного состава до полного использования его вместимости, но не выше его грузоподъемности.

В данном же случае в результате подачи истцом указанной заявки Государственное унитарное предприятие “Гормост“ и Управление “Мосавтодор“ 21 ноября 2001 года выдали разрешения N 19926 и N 001511 от 21 ноября 2001 года N 19926, выданное на перевозку крупногабаритного и (или) тяжеловесного груза, согласно которым грузоподъемность предоставленного
автотранспорта не должна превышать 15 тонн. Однако согласно данным товаротранспортной накладной N В 1/0341/1 от 23 ноября 2001 года и акта приема - сдачи товара N 492 от 24 ноября 2001 года масса брутто груза, перевозимого на машине МАЗ-64229, государственный N Н 231 РВ/99, составила 30770 кг (т. 1, л. д. 67, 69).

Таким образом, нарушение истцом статьи 40 Устава автомобильного транспорта РСФСР привело к тому, что перевозчик выдал разрешения, на которые истец ссылается как на акцепт, с нарушением требований статьи 61 Устава автомобильного транспорта РСФСР.

Согласно статье 51 Устава автомобильного транспорта РСФСР прием грузов к перевозке от грузоотправителя удостоверяется подписью шофера - экспедитора во всех экземплярах товарно - транспортной накладной, один из которых вручается грузоотправителю. Однако в спорной товаро - транспортной накладной N В 1/0341/1 от 23 ноября 2001 года отсутствует подпись водителя, поскольку он отказался от подписи. При указанных обстоятельствах истец не должен был передавать груз перевозчику.

Ссылка заявителя на то, что согласно абзацу 2 статьи 57 Устава автомобильного транспорта РСФСР шофер обязан проверить соответствие укладки и крепления груза на подвижном составе требованиям безопасности движения и обеспечения сохранности подвижного состава, а также сообщить грузоотправителю о замеченных неправильностях в укладке и креплении груза, угрожающих его сохранности, не может быть принята во внимание,
поскольку абзацем 1 данной статьи Устава установлено, что погрузка грузов на автомобиль, закрепление, укрытие и увязка грузов производятся грузоотправителем, а выгрузка грузов из автомобиля, снятие креплений и покрытий - грузополучателем.

Учитывая изложенное, судебная коллегия считает, что истец сам нарушил правила перевозки груза и требования вышеназванных статей Устава автомобильного транспорта РСФСР при передаче груза к перевозке и при его транспортировке, что лишает в нашем случае ответчика возможности предъявления к транспортной организации регрессных требований за повреждение груза.

Кроме этого, истец, подавая 22 ноября 2001 года заявление на страхование груза, просил ответчика заключить договор на страхование груза по Генеральному полису N 755547 от 20 июля 2000 года. Согласно пункту 4 указанного полиса объектом страхования являлось печатное оборудование, упакованное в деревянные ящики; расходные материалы на поддонах, в коробках. Однако, как свидетельствуют материалы дела, оборудование было упаковано в металлические ящики, что не соответствовало пункту 3 Генерального полиса N 755547 от 20 июля 2000 года, т.е. условиям страхования спорного груза. Следовательно, принимая во внимание вышеизложенное, доводы заявителя в жалобе на соответствие упаковки спорного груза договору страхования, а поэтому якобы на неправильный вывод суда в обжалуемых актах в этой части, кассационная инстанция считает несостоятельными.

В кассационной жалобе истец указал о том, что экспертиза, представленная ответчиком, не назначалась судом, а поэтому
не может являться доказательством по делу, и в то же самое время сам же в обоснование своих доводов приводит выводы автотехнического исследования Государственного учреждения “Российский Федеральный центр судебной экспертизы“ при Министерстве юстиции Российской Федерации от 24 июля 2002 года N 1203, 1204/14, проведенное им по своей инициативе по истечении семи месяцев после наступления страхового случая, которое полагает признать объективным доказательством по делу.

Обсудив эти доводы заявителя, коллегия считает, что вышеизложенное свидетельствует о непоследовательности суждений истца по данному вопросу. Вместе с тем кассационная инстанция соглашается с выводами апелляционной инстанции на этот счет в своем постановлении и считает, что данные вышеуказанных экспертизы и исследования правомерно оценены судом в обжалуемом акте в совокупности с имеющимися в деле другими доказательствами.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой и апелляционной инстанций в полной мере проверил все обстоятельства дела, имеющие значение для правильного его разрешения, правильно применил нормы закона, регулирующие данные правоотношения, и выводы суда основаны на материалах дела, а потому кассационная жалоба ООО “ЯМ Интернешнл (СНГ)“ удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 23 мая 2002 года и постановление от 21 августа 2002 года по делу N А40-13723/02-6-96 Арбитражного суда г. Москвы оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.