Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Московской области от 12.08.2004 по делу N А41-К2-4354/04 Исковые требования о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя и взыскании ущерба, причиненного этими действиями, удовлетворены, так как материалами дела не доказано, что судебный пристав-исполнитель правомерно наложил арест на имущество заявителя, данное имущество не утрачено, а находится у ответственного хранителя.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 12 августа 2004 г. Дело N А41-К2-4354/04“

(извлечение)

Арбитражный суд Московской области в составе: председательствующего судьи Б.Е., протокол судебного заседания вела судья Б.Е., рассмотрев в судебном заседании дело по иску (заявлению) ООО “Дмитровская птицефабрика“ к Дмитровскому ПССП, Управлению Министерства юстиции РФ по Московской области о взыскании ущерба, при участии в заседании: от истца: Б.Н., директор, паспорт, от ответчика: Ф. по доверенности от 28.04.2004

УСТАНОВИЛ:

ООО “Дмитровская птицефабрика“ (далее ООО “ДПФ“) обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением о возмещении ущерба в размере стоимости утраченного имущества в сумме 126648 рублей и признании действий судебного пристава-исполнителя ССП Дмитровского подразделения Г.
незаконными.

До рассмотрения спора по существу, заявитель неоднократно уточнял сумму ущерба, впоследствии в порядке ст. 49 АПК РФ уточнил требования и просил на основании ст. ст. 15, 401, 1064, 1068 ГК РФ взыскать с ответчика причиненный ущерб в сумме 126648 рублей.

Судебный пристав-исполнитель с требованиями не согласна, по мотивам, изложенным в отзыве на заявление.

Выслушав лиц, участвующих в деле, рассмотрев материалы дела по существу, арбитражный суд установил следующее.

Как следует из материалов дела, 29.07.1999 судебным приставом-исполнителем ССП N 5 города Дмитрова на основании исполнительного листа по делу N А41-К1-2360/99, выданного Арбитражным судом Московской области о взыскании с ЗАО “Агрозавод“ в пользу АОЗТ “Дилро“ 146025,67 рублей задолженности, вынесено постановление о наложении ареста на имущество, принадлежащее ЗАО “Агрозавод“ (л.д. 15).

Согласно акта описи и ареста имущества от 29.07.1999 судебным приставом-исполнителем произведена опись и подвергнуто аресту имущество (л.д. 16).

Согласно акта изъятия арестованного имущества от 23.06.2000 судебным приставом-исполнителем в присутствии понятых произведено изъятие имущества, описанного по акту от 29.07.1999 и были изъяты: культиватор КПН-4М 1996 г. выпуска; сеялка СтБ-102; комбайн Л-601, 1991 года выпуска; плуг ПН - 3 - 30; машина ПТО - 4; трактор МТЗ-82 УК 1995 года выпуска; прицеп ПТО-4 модель 887 Б в количестве 2 штук.

Указанное имущество передано на ответственное хранение.

Заявитель свои требования мотивирует тем, что
арест наложен на имущество, не принадлежащее должнику, не была произведена оценка указанного имущества, имущество передано на ответственное хранение лицу, не способное обеспечить сохранность, которое впоследствии было передано по акту от 02.08.2002 новому ответственному хранителю руководителю АОЗТ “Дилро“, которое после передачи на ответственное хранение было утрачено.

Суд считает, что исковые требования подлежат удовлетворению частично, по следующим основаниям.

В обоснование заявленной суммы ущерба, заявитель указал балансовую стоимость сельскохозяйственных машин на день изъятия в ценах 1995 года.

Из анализа материалов дела следует, что иск заявлен о возмещении вреда, причиненного действиями ответственного хранителя, на основании ст. 1069 ГК РФ.

Основанием к предъявлению иска послужил невозврат изъятого арестованного имущества, в связи, с чем заявлены требования о возмещении ущерба, составляющего его балансовую стоимость в ценах 1995 года.

Факт причинения ущерба, путем утери арестованного имущества не оспаривается.

Предмет доказывания по данному делу определяется наличием у истца права на возврат изъятого имущества.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: решение Арбитражного суда Московской области от 08.10.2003 имеет N А41-К1-9932/03, а не N А41-К1-9932/02.

Решением Арбитражного суда Московской области от 08.10.2003 по делу N А41-К1-9932/02 исковые требования ООО “ДПФ“ об исключении имущества из-под ареста удовлетворены, из описи ареста от 29.07.1999 исключено имущество: культиватор КПН-4; сеялка СТВ-102 Аист; комбайн картофелеуборочный Л-601; плуг Л-110, плуг ПЛН 4035; плуг ПНЗ-30; машина
рассадочная; машина поливомоечная; трактор МТЗ-82 УК 1995 г.в.; прицеп ПТС; прицеп ПТС.

Таким образом, требование истца о возврате имущества правомерно.

Статьей 1069 ГК РФ установлены специальные правила возмещения вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, их должностными лицами.

Общие основания ответственности за причинение вреда установлены ст. 1064 ГК РФ при наличии убытков, определяемых в соответствии со ст. 15 ГК РФ.

Для возмещения причиненных убытков необходимо наличие совокупности условий: факта причинения убытков, неправомерности поведения причинителя убытков, наличие его вины и причинной связи между неправомерными действиями и причинением убытков.

При этом истец должен доказать факт причинения ущерба и их размер, ответчик обязан доказать отсутствие в его действиях вины.

Вопрос о наличии причинной связи решается судом.

В ходе судебного разбирательства установлен факт причинения ущерба, связанного с невозможностью возврата изъятого имущества.

Суд считает, что размер причиненного ущерба должен быть возмещен в размере 104066 рублей, из расчета уставного капитала, формированного имуществом, поскольку размер заявленных требований истцом не доказан.

Согласно п. 5.2 устава ООО “ДПФ“, уставной капитал формируется имуществом: трактор МТЗ-82 - 29354 руб., картофелеуборочный комбайн - 11403 руб., плуг ПН -3-30 - 2.620 руб., культиватор КПН-4М - 3523 руб., сеялка - 21056 руб., машина поливочная - 26838 руб., прицеп ПТО-4 (2 штуки) - 9272 руб.

Количество утерянного имущества судом определено в размере 8 предметов, исходя
из совокупности представленных по делу доказательств, первоначальных документов об изъятии, результатов расследования вопроса о привлечении Б.О., являющегося ответственным хранителем имущества по исполнительному производству N 1152 от 29.07.1999, подвергнутого описи и аресту, а именно: культиватор - 3523 руб., сеялка - 21056 руб., комбайн картофелеуборочный - 11403 руб., плуг ПН 3-30 - 2620 руб., машина поливочная - 26838 руб., трактор МТЗ-82 - 29354 руб., 2 прицепа - 9272 руб., итого: 104066 рублей.

Судом установлено наличие причинно-следственной связи между виновными действиями, выразившееся в передаче изъятого имущества, впоследствии утерянного и возникшим вследствие этого у истца ущербом.

Все доводы, изложенные в заявлении, судом исследованы.

Доводы о том, что в действиях судебного пристава-исполнителя отсутствует вина, поскольку арестованное имущество утрачено ответственным хранителем, а не судебным приставом-исполнителем, приняты судом во внимание, поскольку спорное имущество было украдено у ответственного хранителя, в связи, с чем усматривается ненадлежащее хранение изъятого имущества лицом - Б.О., назначенным судебным приставом-исполнителем, однако изначально судебным приставом-исполнителем неправомерно был наложен арест на имущество, не принадлежащее должнику, что установлено решением Арбитражного суда Московской области от 08.10.2003 по делу А41-К1-9932/03, повлекшее впоследствии его утрату и возникшим у истца ущербом.

Руководствуясь ст. 176 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с Главного управления Министерства юстиции РФ по Московской области в пользу ООО “Дмитровская птицефабрика“ ущерб
в сумме 104066 рублей.