Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Московской области от 21.07.2004, 28.07.2004 по делу N А41-К2-107/02 Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления о признании недействительными регистрационной записи и свидетельства о государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество, т.к. заявитель не представил доказательств, подтверждающих его право собственности на спорные объекты недвижимого имущества.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

21 июля 2004 г. Дело N А41-К2-107/0228 июля 2004 г. - изготовлено “

(извлечение)

Арбитражный суд Московской области при участии в судебном заседании от истца: К., председатель ГСК, протокол N 1 от 11.02.2003 заседания правления, И.Н. - адвокат, уд. N 3898 от 20.06.2003, дов. 24.07.2003; от ответчиков: МОРП (И.Е., гл. специалист, дов. 27.04.2004 N РП - исх. 1088), ООО “Ангар-2“ (П. - юрист, дов. N 3 от 01.02.2003 б/н, приказ N 9 от 01.02.2002, паспорт, Г. - конкур. управляющий, определение АСМО от 25.04.2002, паспорт), рассмотрев в судебном заседании дело по иску Гаражно-строительного кооператива N 31 “Энергетик“ к
Московской областной регистрационной палате, ООО “Ангар-2“ о признании недействительными регистрационной записи и свидетельства о государственной регистрации права собственности; обязании Московской областной регистрационной палаты исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о праве собственности ООО “Ангар-2“,

УСТАНОВИЛ:

дело рассматривается повторно, согласно постановлению Федерального арбитражного суда Московского округа от 21.10.2002 (л. д. 55, 56 т. 3).

Во исполнение указанного постановления истцу предложено представить доказательства возникновения у него прав собственности, уточнить исковые требования (л. д. 56-оборот т. 3).

В части предоставления доказательств, подтверждающих возникновение права собственности в соответствии со ст. 218 Гражданского кодекса Российской Федерации, представитель истца пояснил, что на момент рассмотрения спора право собственности у Гаражно-строительного кооператива N 31 “Энергетик“ не возникло, поскольку ведется строительство объектов и это строительство не окончено. После завершения строительства ГСК произведет регистрацию своего права собственности.

По мнению истца, все необходимые доказательства, подтверждающие его право собственности на спорные объекты недвижимости, уже были представлены в материалы дела при первом рассмотрении спора.

Эти доказательства находятся в томе 1, ими являются: разрешение на производство строительных работ от 25.06.2004 (л. д. 63 - 65 т. 2).

Гаражные боксы с 396 по 399 включительно принадлежат физическим лицам, которые являются членами кооператива.

Доказательства о праве собственности ГСК N 31 на гаражные боксы суду не представлены.

Исковые
требования истцом были уточнены неоднократно (л. д. 73 - 77 т. 3), (л. д. 102 - 107 т. 3), (л. д. 96 - 102 т. 4), представлено заявление в порядке правового обоснования исковых требований (л. д. 103 - 108 т. 4).

Истец просит признать недействительными 5 регистрационных записей, внесенных Московской областной регистрационной палатой в Единый государственный реестр юридических лиц, о праве собственности Общества с ограниченной ответственностью “Ангар-2“ на гаражные боксы под условными номерами 396 - 399 включительно и объект производственного назначения; соответствующих свидетельств о государственной регистрации права собственности от 05.11.97, удостоверяющих произведенную регистрацию права:

- N 01-10.3394

- N 01-10.3392

- N 01-10.3398

- N 01-10.3396

- N 01-10.3388; (л. д. 102 т. 4);

обязать Московскую областную регистрационную палату (далее - МОРП) исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи от 05.11.97 о праве собственности ООО “Ангар-2“ на гаражные боксы под условными номерами 396, 397, 398, 399 и объект производственного назначения (всего 5 записей).

Во исполнение постановления Федерального арбитражного суда Московского округа к участию в деле в качестве ответчика привлечено Товарищество с ограниченной ответственностью “Фирма “МиАС“ (далее - ТОО “Фирма “МиАС“).

Представитель указанной Фирмы в судебное заседание не являлся.

По запросам Арбитражного суда Московской области в Инспекцию Министерства Российской Федерации по налогам и сборам
N 24 по ЮАО г. Москвы были предоставлены ответы об отсутствии сведений в Едином государственном реестре юридических лиц об указанном Обществе (л. д. 109 - 111 т. 4).

Истец утверждает, что право собственности на спорные объекты не могло возникнуть у ООО “Ангар-2“ (ответчика по настоящему делу), поскольку ни в одном договоре, принятым МОРП в качестве основания для государственной регистрации права собственности ООО “Ангар-2“ на спорные объекты недвижимости, не согласован предмет договора, то есть отсутствуют данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче, в том числе данные, определяющие расположение его на земельном участке и (или) в составе другого недвижимого имущества. Также не согласовано условие о цене недвижимости.

Таким образом, ни мировое соглашение от 24.04.1997 между ГСК N 31 и ТОО “Фирма “МиАС“, ни договор N 1 от 15.10.1992 о совместной деятельности и взаимном сотрудничестве между ТОО “Фирма “МиАС“ и Кооперативом “Ангар“ и два приложения к указанному договору считаются незаключенными и в силу ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации не влекут юридических последствий, в связи с чем не могут быть основанием приобретения права собственности на спорные объекты недвижимости какими-либо лицами, в том числе ООО “Ангар-2“.

Однако определение Химкинского городского суда Московской области от 03.06.1997 не устанавливает чьи-либо гражданские права и обязанности, а лишь утверждает мировое
соглашение.

Таким образом, для того, чтобы ГСК N 31 могло распоряжаться спорными объектами недвижимости, его право собственности на эти объекты недвижимости должно было быть зарегистрировано. Это относится и к ТОО “Фирма “МиАС“.

Однако право собственности на спорные объекты недвижимости не было зарегистрировано ни за ГСК N 31, ни за ТОО “Фирма “МиАС“.

Таким образом, спорные объекты недвижимости не могли быть предметом сделок по их отчуждению.

По мнению истца, ООО “Ангар-2“ не является стороной какой-либо сделки по отчуждению спорных объектов недвижимости, в том числе сделок, которые, как указывалось выше, не являются заключенными и которые послужили основанием для регистрации права собственности ООО “Ангар-2“ на спорные объекты недвижимости.

Так, сторонами мирового соглашения от 24.04.1997 являются ГСК N 31 и ТОО “Фирма “МиАС“ (л. д. 19 т. 1).

Сторонами договора N 1 от 15.10.1992 о совместной деятельности и взаимном сотрудничестве (л. д. 52 т. 1) являются ТОО “Фирма “МиАС“ и Кооператив “Ангар“, но не ООО “Ангар-2“.

Сторонами соглашений N 1 от 10.05.1994 и N 2 от 04.06.1997 (приложения N 1 и N 2 к договору N 1) также являются ТОО “Фирма “МиАС“ и Кооператив “Ангар“, но не ООО “Ангар-2“ (л. д. 55, 57 т. 1).

Сторонами акта от 04.06.1997 о приеме-передаче незавершенных строительством объектов, как указано в свидетельстве о государственной регистрации права
собственности ООО “Ангар-2“ на спорные объекты недвижимости, являются ТОО “Фирма “МиАС“ и ТОО “Ангар-2“, но не ООО “Ангар-2“ (л. д. 57 т. 1).

ООО “Ангар-2“ не является правопреемником какой-либо из сторон указанных выше сделок, принятых МОРП в качестве основания государственной регистрации права собственности ООО “Ангар-2“ на спорные объекты недвижимости. В соответствии с учредительными документами, представленными в суд, ООО “Ангар-2“ учреждено не путем реорганизации, а является вновь созданным предприятием (л. д. 76 - 83 т. 1).

Суд рассмотрел указание Федерального арбитражного суда Московского округа, данное в его постановлении от 21.10.2002 N КГ-А41/7148-02, о том, что арбитражными судами первой и апелляционной инстанций не учитывались разъяснения, данные в п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.98 N 8, и соответственно не выяснялось, являлись ли спорные объекты на момент отчуждения и регистрации прав предметом действующего договора строительного подряда между ГСК N 31 и ТОО “Фирма “МиАС“ от 06.05.94, имея в виду, что расторжение указанного договора и прекращение взаимных обязательств по нему стороны связывали с утверждением судом мирового соглашения.

Таким образом, спорные объекты не являются предметом действующего договора строительного подряда и в связи с чем являются объектами недвижимости.

Не выяснилось, являлись ли спорные объекты на момент отчуждения и регистрации прав предметом действующего договора строительного подряда между ГСК N 31
и ТОО “Фирма “МиАС“ (л. д. 56, 66 - оборот т. 3).

Истец не согласился с указаниями Федерального арбитражного суда Московского округа о необходимости доказывать возникновение права собственности на спорные объекты, мнение Федерального арбитражного суда Московского округа, по мнению истца, является ошибочным (л. д. 100 т. 4).

Представитель истца пояснил, что в настоящее время право собственности ГСК N 31 на спорные объекты недвижимости не возникло, так как государственная регистрация права не производилась в связи с тем, что объекты незавершенного строительства не созданы, а также в связи с тем, что право собственности на спорные объекты недвижимости (незавершенные строительством), которые ГСК N 31 создает для себя и своих членов, зарегистрировано за ООО “Ангар-2“, что является препятствием для регистрации права собственности ГСК N 31 на указанные объекты.

В регистрирующий орган истец не обращался.

На основании изложенного истец считает, что его право собственности нарушено МОРП, что препятствует созданию собственности, а право собственности на объект недвижимости у ООО “Ангар-2“ не возникло.

Производство по настоящему дело было приостановления согласно определению Арбитражного суда Московской области от 17.05. (л. д. 28 - 29 т. 4).

Ранее, 21.11.01, Тверским м/м судом по ЦАО г. Москвы было принято заочное решение, в соответствии с которым оспариваемые истцом свидетельства были признаны недействительными (л. д. 138 - 141 т.
3).

Заочное решение было разъяснено тем же судом по заявлению МОРП 01.07.2002, о чем принято соответствующее определение (л. д. 137 т. 3).

Иск в суд общей юрисдикции был предъявлен раньше, чем настоящий иск, вследствие чего производство по делу было приостановлено (л. д. 17, 18 т. 4).

Определением Тверского суда от 14.05.2003 заочное решение этого же суда было отменено (л. д. 45 т. 4), а 10.07.03 Тверской суд отказал в иске Р. к ООО “Ангар-2“, ООО “Юг Т.Ю.В.“, ТОО “Фирма “ МиАС“, МОРП, БТИ, ИМНС N 24, Межрегиональной коллегии адвокатов помощи предпринимателям и гражданам о признании недействительными акта от 04.06.97 о передаче имущества ТОО “Фирма “МиАС“ кооперативу “Ангар-2“, свидетельств о государственной регистрации прав на недвижимое имущество, выданных МОРП 05.11.1997 за N 01-10.3390, N 01.10.3398, 01.10.3396, 01-10.3392, 01-10.3394, 01-10.3388, N 02-104976 от 19.01.1998; договора купли-продажи строения мойки от 24.11.1997, заключенного между ООО “Ангар-2“ и ИЧП “Юг“, удостоверенного нотариусом г. Химки Московской области К.; передаточного акта от 24.11.1997 ТОО “Ангар-2“ и ИЧП “Юг“ о передаче мойки, реестровый N 6-202; свидетельства о государственной регистрации права на недвижимое имущество - мойку, от 27.03.2000 N 02-10-4976-В/1 (л. д. 48, 49 т. 4).

Ответчики иск не признали, представили отзывы: ООО “Ангар-2“ (л. д. 121 - 124 т. 3, л. д. 70,
71 т. 4) и дополнительные пояснения (л. д. 112 - 114 т. 4); МОРП (л. д. 115 - 117 т. 4).

Представитель ООО “Ангар-2“ сослался на решение Тверского районного суда по ЦАО г. Москвы от 10.07.2003, указав, что решение вступило в законную силу, было исполнено МОРП, а также восстановлены права Общества на недвижимое имущество, в том числе на гаражи-боксы N 396 - 399, на помещение - объект производственного назначения площадью 305,2 кв. м; свидетельства о регистрации права собственности Общества на данные объекты признаны действительными (л. д. 70, т. 4).

Представитель Общества отметил, что истец в своем иске не имеет собственных материально-правовых притязаний на объекты, на которые МОРП были выданы оспариваемые истцом акты, что противоречит п. 1 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 2002 г.

МОРП иск не признала, указав, что заявленные требования не основаны на законе и не подлежат удовлетворению.

В иске не указано, какие права истца и нормы закона нарушила Палата.

Привлечение Палаты в качестве ответчика представляется неверным, поскольку МОРП не является участником спорных материальных отношений, не владеет, не пользуется и не распоряжается спорным имуществом.

Государственная регистрация права ООО “Ангар-2“ на недвижимое имущество осуществлена в установленном законом порядке.

Представитель МОРП полагает, что действующим законодательством, в том числе Федеральным законом “О государственной регистрации права на недвижимое
имущество и сделок с ним“ от 21.07.1997 N 122-ФЗ и ст. ст. 27, 28, 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не предусмотрено рассмотрение арбитражным судом исковых требований о признании недействительными записей в ЕГРП о праве собственности и свидетельства о государственной регистрации вещного права.

Ни государственная регистрация в виде записей в ЕГРП, ни свидетельство о государственной регистрации не могут нарушать права и законные интересы истца и быть предметом спора.

Запись в Реестре не имеет правообразующего значения, а потому не может быть предметом искового спора.

Свидетельство является правоудостоверяющим документом и лишь подтверждает произведенную в ЕГРП запись вещного права на объект недвижимости. Свидетельство о государственной регистрации не может быть предметом спора в арбитражном суде, оно не порождает, не изменяет и не отменяет право собственности или другие вещные права.

Далее представитель МОРП сослался на Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 05.07.01.

Наличие зарегистрированного права ООО “Ангар-2“ в ЕГРП на объекты имущества не позволяет вносить изменение записи об этом в ЕГРП без прекращения права собственности правообладателя на объекты недвижимости в установленном законом порядке.

МОРП просила в удовлетворении исковых требований отказать, производство по делу прекратить.

В судебное заседание поступило ходатайство от Р. о привлечении к участию в деле в качестве 3-го лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, по основаниям, что решением Нагатинского межмуниципального суда ЮАО г. Москвы от 30.12.1997 ТОО “Фирма “МиАС“ является должником, с которого подлежит взыскать в ее пользу 642092801 неденоминированный рубль, а по решению того же суда от 02.07.2001 подлежит взысканию дополнительно 18763302 рубля.

Ходатайство судом отклонено, как необоснованное, не имеющее отношения к предмету спора по данному делу.

Выслушав представителей сторон, изучив материалы дела, суд приходит к выводу, что иск удовлетворению не подлежит.

Доказательств, подтверждающих право собственности ГСК N 31 на объекты недвижимости, истец не представил.

Во исполнение постановления Федерального арбитражного суда Московского округа суд рассмотрел вопрос о том, каким образом незарегистрированное незавершенное строительством недвижимое имущество, не обладающее индивидуальными признаками, могло являться предметом двух сделок, направленных на погашение задолженности истца перед ТОО “Фирма “МиАС“ и погашение задолженности ТОО “Фирма “МиАС“ перед третьим лицом (ст. 554 ГК РФ), учитывая, что незавершенный строительством объект может быть предметом договора только в случае предварительной государственной регистрации вещных прав на него. Поэтому судам следовало дать оценку указанным двухсторонним сделкам, выяснить, имеют ли они предмет и могут ли считаться заключенными в соответствии со ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В 1997 г. по условиям мирового соглашения ГСК N 31 расплатился по задолженности за строительство данных объектов (находившихся в тот момент в стадии незавершенного строительства) со своим подрядчиком (ТОО “МиАС“), который возводил эти объекты для ГСК N 31.

Задолженность ГСК N 31 перед подрядчиком по договору подряда была установлена решением Арбитражного суда Московской области от 19.09.95.

Имущество было передано по условиям мирового соглашения, утвержденного определением Химкинского городского суда от 03.06.97.

Фактически подрядчик, приняв такое отступное от ГСК N 31, согласился стать собственником данных незавершенных объектов, никогда не бывших собственностью ГСК N 31, поскольку данные объекты никогда не находились ни на балансе ГСК N 31, ни в его собственности.

Истец не представил в суд доказательств того, что данные объекты передавались им подрядчику со своего баланса либо когда-либо находились на балансе у ГСК N 31.

В деле имеется письмо от председателя правления ГСК N 31 (того же, что подписывал мировое соглашение с подрядчиком) от 06.05.99, адресованное в Химкинский городской суд Московской области (по гражданскому делу), о том, что “первый этаж постройки был оформлен в счет погашения долга ГСК N 31 перед фирмой “МиАС“ по решению Арбитражного суда Московской области от 19.09.95, и гаражи не являются собственностью ГСК N 31.

Денежные суммы, внесенные пайщиками для получения указанных гаражей, правление ГСК N 31 обязуется возвратить вышеуказанным лицам“.

Таким образом, истец не имеет права оспаривать правомерность выдачи ООО “Ангар-2“ названных свидетельств о праве собственности на недвижимое имущество, а также требовать исключения из Государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи об этих правах.

П. 2 ст. 2 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ подтверждает, что в судебном порядке не может быть оспорено свидетельство либо запись в реестре прав.

06.05.94 между ТОО фирма “МиАС“ (подрядчик) и ГСК N 31 “Энергетик“ (заказчик) был заключен договор строительного подряда.

Задолженность ГСК N 31 “Энергетик“ перед ТОО фирма “МиАС“ составила 1289036479 руб. за строительно-монтажные работы и 528808061 руб. пени, что установлено решением Московского областного арбитражного суда от 19.09.95 по делу N К1-5728/95-2.

ГСК N 31 “Энергетик“ в соответствии с условиями мирового соглашения от 24.04.97 погасил данную задолженность передачей ТОО “Фирма “МиАС“ незавершенным строительством объекта - имущество, состоящее из пристройки на первом этаже к зданию с подвалами, отдельно стоящей мойкой, четырех гаражей-боксов, размещенных на третьем этаже.

03.06.97 мировое соглашение было утверждено определением Химкинского городского суда (впоследствии отмененного, но действительного на момент государственной регистрации права ООО “Ангар-2“ на данное имущество).

После отмены данного определения никем не совершалось никаких действий, ГСК N 31 “Энергетик“ не требовал возврата имущества, переданного по мировому соглашению, и не пытался оплатить свою задолженность каким-либо иным способом.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Постановление Пленума ВАС РФ N 8 имеет дату 25.02.98, а не 25.05.98.

Согласно п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.05.98 N 8 не завершенные строительством объекты не относятся к недвижимому имуществу, если они являются предметом действующего договора строительного подряда. Договор строительного подряда от 06.05.94 прекратился в соответствии с мировым соглашением от 03.06.97.

Следовательно, данный объект на момент передачи его ТОО “Фирме “МиАС“ не являлся объектом недвижимого имущества, и для перехода прав на него не требовалась государственной регистрации, а необходима была только передача вещи.

В п. 2 ст. 223 Гражданского кодекса Российской Федерации говорится, что в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом (имущество передано ТОО “Фирме “МиАС“ 03.06.97).

ТОО “Фирма “МиАС“ сотрудничала с Кооперативом “Ангар“ по договору о совместной деятельности и взаимном сотрудничестве от 15.10.92.

В рамках этого договора в соответствии с соглашением N 1 от 10.05.94 к этому договору Кооператив “Ангар“ для исполнения ТОО “Фирма “МиАС“ ее обязательств по выполнению работ по договору строительного подряда от 06.05.94 обязался предоставить ряд услуг, перечисленных в соглашении.

В соглашении N 2 к договору о совместной деятельности от 04.06.97 в п. 2 говорится о том, что в связи с тем, что по договору строительного подряда от 06.05.94 ТОО “Фирма “МиАС“ не получила от ГСК N 31 “Энергетик“ причитающуюся ей сумму, ТОО “Фирма “МиАС“ не может рассчитаться с Кооперативом “Ангар“ за услуги, оказанные им в рамках вышеупомянутого соглашения N 1 от 10.05.94. В связи с чем ТОО “Фирма “МиАС“ предложила передать Кооперативу “Ангар“ имущество, полученное от ГСК N 31 “Энергетик“ по определению Химкинского городского суда от 03.06.97.

В свою очередь, Кооператив “Ангар“ имел задолженность по ряду договоров перед ООО “Ангар-2“ на общую сумму 452376000 руб. После проведенной 02.06.97 выверки расчетов в счет погашения данной задолженности Кооператив “Ангар“ передал право требования имущества (незавершенного строительства), находящегося по адресу: г. Химки, ул. Пожарского, 22.

Ответным письмом б/н ООО “Ангар-2“ согласилось принять в качестве отступного вышеназванное имущество.

Таким образом, состоялась передача имущества ТОО “Фирма “МиАС“ ООО “Ангар-2“.

После этого ООО “Ангар-2“ зарегистрировало свои права собственности на данное теперь уже недвижимое имущество (т.к. оно уже не являлось предметом договора строительного подряда) как на незавершенный строительством объект, о чем МОРП были выданы соответствующие свидетельства о праве собственности на недвижимое имущество (гаражи-боксы и помещение) от 05.11.97 за N 01-10.3396, 01-10.3392, 01-10.3394, 01-10.3388, 01-10.3398.

Истец не оспаривает ни сделки, ни право собственности ООО “Ангар-2“, а после привлечения ООО “Ангар-2“ в качестве ответчика по данному делу по своему ходатайству не предъявляет никаких требований к ООО “Ангар-2“.

Кроме того, истец не является стороной сделки (отступного) по передаче оспариваемого имущества от ТОО “Фирма “МиАС“ к ООО “Ангар-2“, никакие права и интересы ГСК N 31 “Энергетик“ этой сделкой не затрагиваются, а следовательно, он не имеет права оспаривать ни саму сделку, ни ее последствия - приобретение ООО “Ангар-2“ права собственности на данное недвижимое имущество и выдачу МОРП свидетельств о праве собственности на него.

Тверской межмуниципальный суд г. Москвы 10.07.2003 принял решение (по иску Р.), дал оценку обстоятельствам, на которые ссылается истец, отказав в иске Р. о признании недействительным акта о передаче имущества от 04.06.1997 ТОО “Фирма “МиАС“ Кооперативу “Ангар-2“, договора купли-продажи строения мойки от 24.11.1997, передаточного акта от 24.11.1997 ТОО “Ангар-2“ и ИЧП “Юг“ о передаче мойки, свидетельств о государственной регистрации прав на гаражи и мойку.

Суд приходит к выводу, что истец, оспаривая право собственности другого юридического лица, не предъявляет доказательств о праве собственности ГСК N 31 на спорные объекты недвижимого имущества.

Руководствуясь ст. ст. 167, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

исковые требования ГСК N 31 “Энергетик“ оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Десятый арбитражный апелляционный суд в месячный срок.