Решения и определения судов

Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 24.05.2002 по делу N А40-7812/02-40-73 Суд удовлетворил требования о взыскании долга и процентов за поставленный по договору товар, т.к. ответчик поставил истцу приборы с иными характеристиками, чем указано в спецификации, и не соответствующие ассортименту.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

апелляционной инстанции

от 24 мая 2002 г. Дело N А40-7812/02-40-73“

(извлечение)

Арбитражный суд г. Москвы в составе: председательствующего судьи Д.В., судей М. и Д.О., при участии: истца: РАО “ЕЭС России“, К., дов. от 23 мая 2002 года, С. дов. от 10 января 2001 года. Ответчика: ЗАО “Энергогигант“, Г. дов. от 14 марта 2002 года, Н., дов. от 23 мая 2002 года. Рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу РАО “ЕЭС России“ на решение Арбитражного суда г. Москвы от 26.03.2002 по делу N А40-7812/02-40-73 в составе судьи Б.,

УСТАНОВИЛ:

26 марта 2002 года Арбитражный суд г. Москвы, рассмотрев дело по иску РАО “ЕЭС России“ к
ЗАО “Энергогигант“ о взыскании долга и процентов, принял решение об отказе в иске РАО “ЕЭС России“ к ЗАО “Энергогигант“ о взыскании долга в размере 521500 рублей.

При вынесении решения, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истец не заявил в разумный срок ответчику претензию о возврате товара, не соответствующего по своим техническим условиям (ТУ) требованиям, указанным в спецификации (приложение к договору).

Истцом подана апелляционная жалоба на решение суда, из которой усматривается, что истец не согласен с вынесенным решением и полагает, что оно подлежит отмене по следующим основаниям:

Истец указывает на то, что товар, поставленный ответчиком, не соответствует по своим техническим характеристикам требованиям, указанным в спецификации, что подтверждается руководством по эксплуатации гигрометров, а также заключением ФГУП “Проектно-исследовательский институт“ Министерства энергетики РФ.

В судебном заседании представитель истца пояснил, что отказ от товара был заявлен ответчику в разумный срок с учетом предновогодних дней и новогодних праздников. Товар находится на хранении у истца и ответчик отказывается направить истцу представителя с доверенностью для возврата товара.

В отзыве на апелляционную жалобу ответчик поддержал принятое решение, указав, что истец получил товар на складе ответчика и был обязан осуществить осмотр передаваемого товара. Заявление истца об отказе от товара не может быть принято судом, так как оно было получено ответчиком спустя 5 недель после принятия товара истцом. Ассортимент товара был согласован сторонами в договоре и спецификации. Истцом не представлено доказательств обеспечения сохранности товара и принятия его на ответственное хранение.

В судебном заседании представитель ответчика поддержал доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу, пояснив, что не может объяснить по какой причине ответчиком был поставлен
товар с иными техническими условиями, чем это предусмотрено в спецификации.

Рассмотрев материалы дела и заслушав выступления лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции полагает апелляционную жалобу обоснованной и подлежащей удовлетворению по следующим основаниям:

Иск заявлен о взыскании суммы предварительной оплаты за товар в размере 504000 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 17500 руб.

Между филиалом истца - Московским ПМЭС Центра и ответчиком был заключен договор от 15.11.01 КС N 14, в соответствии с которым ответчик обязался поставить, а Московское ПМЭС Центра принять и оплатить гигрометр кулонометрический “Байкал-5Ц“ в количестве 2-х комплектов в сумме 504000 рублей. Исполняя условия договора, истец произвел ответчику предварительную оплату товара в сумме 504000 руб., что подтверждается платежными поручениями N 473 от 23.11.2001 и 486 от 04.12.2001.

Согласно п. п. 1.1 и 1.2 договора N 14 гигрометры поставляются в соответствии со спецификацией, являющейся неотъемлемой частью договора и техническое характеристики продукции (ТУ) определяются спецификацией.

Согласно спецификации (л.д. 25) давление анализируемого газа на выходе должно соответствовать от 03 Мпа - 40 Мпа. Настройка на номинальное давление 20 Мпа.

Согласно п. 9.2 руководства по эксплуатации ГСП гигрометра Байкал-5Ц, поставленного ответчиком истцу (оригинал которого обозревался судом непосредственно в судебном заседании суда апелляционной инстанции) настройка гигрометра произведена на газе (воздухе) при давлении 500 кПА.

В спецификации (раздел 2) указывается на технические условия (ТУ) приборов - N 1.550.05610. Из руководства по эксплуатации приборов, поставленных ответчиком, усматривается, что ТУ (технические условия приборов) имеют номер N 5К 1.550.ч130.

Таким образом настройка прибора, произведенная заводом-изготовителем в соответствии с ТУ N 5К 1.550.130 из расчета давления 500 Кпа не соответствует давлению
при настройке прибора с ТУ N 1.550.05610 и давлению на выходе (20 Мпа, от 03 Мпа до 40 Мпа), указанному в спецификации.

Судом установлено, что приборы, поставленные истцу имеют иные технические условия, чем оговорено сторонами в спецификации к договору.

Согласно заключению проектно-изыскательского института (отделения дальних передач) Министерства энергетики РФ использование поставленных ответчиком гигрометров в схеме компрессорной установки невозможно, поскольку низкие параметры приборов по давлению анализируемого газа на входе в гигрометр предполагают повреждение самих приборов с большой вероятностью травмирования обслуживающего персонала.

Суд апелляционной инстанции учитывает, что приборы, поставленные с техническими характеристиками иными, чем указано в спецификации, не соответствуют ассортименту, заказанному истцом. Таким образом спорные отношения основываются не на претензии по качеству и комплектности продукции, а на поставке товара в ассортименте, который истец не заказывал.

Таким образом обязательства ответчика по поставке истцу товара в соответствии с условиями договора и спецификацией ответчиком не выполнены.

В связи с существенным нарушением ответчиком условий об ассортименте товара, истец обратился с требованием о взыскании с ответчика суммы предварительной оплаты - 504000 руб. и процентов, начисленных в соответствии со ст. 395 ГК РФ, в сумме 17500 руб.

Суд апелляционной инстанции полагает необоснованным вывод суда первой инстанции о том, что истец получил поставленный ответчиком товар и не заявил отказ от его принятия в установленный срок.

Суд считает необоснованной ссылку суда первой инстанции на п. 3.3 договора, заключенного между сторонами, согласно которому при приемке товара предусмотрено применение инструкции П-7 от 29.12.73, согласно которой претензии по качеству могут быть предъявлены в срок не позднее 20 дней. Претензий по качеству товара истцом не заявлялось и соответственно данный срок не
подлежит применению.

Как следует из накладной N 131 товар принят представителем истца 05.12.2001, претензия об отказе от поставленного товара, судя по почтовому штемпелю на уведомлении, отправлена 12.01.2002, а получена 17 января 2002 года (почтовое уведомление л.д. 42).

Представитель истца пояснил, что 11 декабря 2001 года направил ответчику письмо, что подтверждается справкой почтового отделения. В письме указывалось на необходимость направления ответчиком представителя для вскрытия упаковки и установления сохранности и комплектности изделий.

Не получив ответа на письмо, истец, обнаружив несоответствие товара ассортименту, направил 12 января 2002 года претензию ответчику, в которой указывалось на необходимость направления ответчиком представителя с доверенностью для осуществления возврата товара, не соответствующего по техническим характеристикам.

Получив претензию, ответчик забрать товар отказался, представителя с доверенностью к истцу не направил. В судебном заседании представитель ответчика признал тот факт, что товар был поставлен истцу не в соответствии со спецификацией, то есть было нарушено требование по ассортименту.

В соответствии с п. 3 ст. 468 ГК РФ товары, не соответствующие условию договора об ассортименте, считаются принятыми, если покупатель в разумный срок после их получения не сообщил продавцу о своем отказе от товаров.

В отсутствие нормативно установленного срока, суд апелляционной инстанции полагает, что покупатель (истец) не превысил разумный срок при принятии решения об отказе от товара. При этом суд учитывает следующее:

1. Товар поставлялся в упаковке и в материалах дела не имеется доказательств, что товар при его получении на складе вскрывался.

2. Согласно п. 6 Инструкции А-7 от 25 апреля 1966 года (О приемке продукции) продукция, поступившая в таре и имеющая гарантийные сроки проверяется при вскрытии тары, но не позднее установленных гарантийных сроков.
Гарантийный срок товара, поставленного ответчиком в соответствии с п. 6.3 руководства по эксплуатации, составляет 9 месяцев с момента изготовления (с 27 и 29 ноября 2001 года).

3. Из материалов дела усматривается, что товар был поставлен в предновогодние дни, а претензия по возврату товара (отказу от товара) была направлена истцу сразу после новогодних праздников, не являющихся рабочими днями.

Суд апелляционной инстанции учитывает, что утверждение истца, считающего, что поставленный прибор, не соответствующий техническим характеристикам, указанным в спецификации к договору, не может быть использован в схеме воздухоприготовительной установки компрессорной, документально подтверждено.

Суд апелляционной инстанции полагает необоснованным вывод суда первой инстанции о том, истцом не представлены доказательства обеспечения сохранности товара, являющегося в соответствии с п. 1 ст. 514 ГК РФ необходимым условием при отказе покупателя от переданного поставщиком товара.

Суд учитывает, что письмом от 11 января 2002 года истец отказался от полученных приборов и просил ответчика направить представителя с целью их возврата ответчику.

Обстоятельства, связанные с тем, каким образом ответчик выполняет требования ст. 514 ГК РФ, связанные с обеспечением сохранности полученного товара, не влияют на обоснованность отказа истца от ранее полученного товара. При этом суд учитывает, что в случае, если истцом будут нарушены обязательства по обеспечению сохранности товара, ответчик не лишен права предъявлять соответствующие претензии истцу в установленном законом порядке. Представитель истца в судебном заседании пояснил, что приборы находятся на хранении у истца, не эксплуатируются и истцом обеспечивается их сохранность. Представитель истца указал на то, что истец готов возвратить приборы ответчику при условии, если ответчик направит к истцу представителя с доверенностью на получение приборов, о чем истец указывал ответчику
в письме от 11 января 2002 года.

Представителем ответчика не представлено доказательств того, что истец не обеспечивает сохранность полученных приборов и ответчиком приняты меры к возврату товара, однако получение приборов от истца не представляется возможным.

В соответствии со ст. 468 ГК РФ п. 3 при отказе от товаров ассортимент которых не соответствует условию договора купли-продажи, покупатель вправе потребовать возврата уплаченной денежной суммы. Таким образом исковые требования подлежат удовлетворению с отнесением расходов по госпошлине на ответчика.

Учитывая изложенное и, руководствуясь ст. ст. 307 - 310, 395, 467, 468, 514 ГК РФ, руководствуясь ст. ст. 153, 155, 157, 158, 159 АПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 26.03.2002 по делу N А40-7812/02-40-73 отменить.

Взыскать с ЗАО “Энергогигант“ в пользу РАО “ЕЭС России“ сумму долга в размере 504000 рублей и сумму процентов в размере 17500 рублей.

Взыскать с ЗАО “Энергогигант“ в пользу РАО “ЕЭС России“ сумму госпошлины по иску в размере 100 рублей 70 копеек и сумму госпошлины по апелляционной жалобе в размере 5907 рублей 50 копеек.

Взыскать с ЗАО “Энергогигант“ в доход федерального бюджета сумму госпошлины по иску в размере 11714 рублей 39 копеек.