Решения и постановления судов

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 03.10.2001 N 725п01 Уголовное дело о соучастии в формах организации, подстрекательства и пособничества в приготовлении умышленного причинения смерти двум лицам, соучастии в формах подстрекательства и пособничества в приготовлении к убийству передано на новое кассационное рассмотрение, так как кассационная инстанция оставила без надлежащей оценки указанные в кассационных жалобах доводы о невиновности осужденной, не привела оснований, по которым они могут считаться необоснованными.

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 октября 2001 г. N 725п01

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующей - Сергеевой Н.Ю.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Верина В.П. на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2001 года в отношении С. и М.Н.

Приговором Воронежского областного суда от 13 ноября 2000 года

С., <...>, ранее не судимая, -

осуждена по ст. 30 ч. 1, ст. 33 ч. ч. 3, 4, 5, ст. 105 ч. 2 п. п. “а“, “з“
УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 27 октября 2000 года, засчитан срок содержания под стражей с 16 февраля по 28 апреля 2000 года;

М.Н., <...>, ранее не судимая, -

осуждена по ст. 30 ч. 1, ст. 33 ч. ч. 4, 5, ст. 105 ч. 2 п. “з“ УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 28 сентября 2000 года, засчитан срок содержания под стражей с 17 апреля по 20 апреля 2000 года.

М.Н. по ст. 119 УК РФ оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Постановлено взыскать компенсацию морального вреда:

в пользу потерпевшей Ш.Н. с осужденных С. и М.Н. в размере 3000 рублей с каждой;

в пользу потерпевшей Е.Л. с осужденной С. в размере 3000 рублей.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2001 года приговор суда в отношении С. и М.Н. оставлен без изменения, а кассационные жалобы осужденных и их адвокатов оставлены без удовлетворения.

В протесте поставлен вопрос об отмене определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2001 года в отношении С. и
М.Н. и передаче уголовного дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., согласившегося с протестом, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

приговором суда С. признана виновной в соучастии в формах организации, подстрекательства и пособничества приготовления умышленного причинения смерти двум лицам, Е.Л. и Ш.Н., по найму; М.Н. признана виновной в соучастии в формах подстрекательства и пособничества приготовления умышленного причинения смерти другому человеку, Ш.Н., по найму.

Преступления совершались при следующих обстоятельствах.

С. и М.Н. длительное время состояли в дружеских отношениях. С 1998 года сын М.Н. - М.Ю. стал сожительствовать с Ш.Н., а затем начал с ней жить постоянно. Между М.Н. и Ш.Н. сложились неприязненные отношения. На протяжении нескольких месяцев М.Н. звонила по телефону, высказывала оскорбления и угрозы физической расправы в отношении Ш.Н.

В октябре - ноябре 1999 года у М.Н. созрел умысел, направленный на убийство Ш.Н., и она обратилась к С. с просьбой найти человека, способного убить Ш.Н. С. дала согласие. М.Н. сообщила С. сведения о Ш.Н.: дату ее рождения, девичью фамилию, фамилию по предыдущему браку, адрес, место работы, номер домашнего и служебного телефонов, и, кроме того, вместе с С. неоднократно подходила к дому Ш.Н. и указывала месторасположение квартиры.

С. длительное время состояла в
интимных отношениях с Е., но после того, как об этой связи стало известно его жене, Е.Л., Е. прекратил отношения с С. В связи с этим С. решила подготовить убийство Е.Л. по найму.

В декабре 1999 года С. приступила к организации убийств Ш.Н. и Е.Л. Познакомившись с К., С. предложила ему за вознаграждение совершить убийство Ш.Н. и Е.Л. Получив согласие К., С. объяснила ему, где проживают Ш.Н. и Е.Л., объяснила маршрут, по которому с работы обычно возвращалась Е.Л., которая, по замыслам С., должна была быть убита первой. В конце декабря 1999 года С. передала К. в качестве частичного расчета за совершение убийства 400 долларов США.

Убедившись в том, что К. “заказ“ выполнять не будет, С. познакомилась с Е. и поручила ему найти человека, который за вознаграждение мог бы совершить убийства. Получив от М.Н. 3 февраля 2000 года в вестибюле Энергетического техникума 600 долларов США для вознаграждения исполнителя убийства, С. в этот же день передала Е. эти деньги, а также лист бумаги, на котором были указаны адреса и телефоны Ш.Н. и Е.Л. Через день С. передала Е. еще 100 долларов США.

Е., также как и К., изначально не имея умысла на совершение убийств, обманным путем введя С. в заблуждение, завладел переданными ему деньгами.

Продолжая организацию преступления,
С. познакомилась с Ч. и обратилась к нему с просьбой заставить Е. исполнить поручение об убийстве Ш.Н. и Е.Л. или вернуть переданные ему деньги. При последующих встречах С. предложила Ч. за 40.000 рублей, самому совершить эти убийства. Ч. обещал обдумать предложение С., хотя в действительности не собирался совершать убийства.

Преступный замысел С., направленный на убийство Ш.Н. и Е.Л., и преступный замысел М.Н., направленный на убийство Ш.Н., не был реализован по независящим от них обстоятельствам, т.к. К., Е. и Ч. отказались совершить эти преступления.

Признав доводы кассационных жалоб осужденных и их адвокатов, оспаривавших законность приговора суда, необоснованными, Судебная коллегия оставила приговор без изменения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы протеста, Президиум находит его обоснованным и подлежащим удовлетворению.

При рассмотрении уголовного дела кассационной инстанцией не были соблюдены требования ч. 2 ст. 351 УПК РСФСР, которые обязывали судебную коллегию при оставлении без удовлетворения рассматриваемых жалоб указать в кассационном определении основания, по которым доводы жалоб признаны неправильными или несущественными.

В кассационных жалобах осужденной С. и адвоката Борзиковой Л.Н. со ссылкой на конкретные доказательства, полученные в судебном заседании, указывается, что С. на стадии приготовления к преступлению добровольно отказалась от доведения его до конца и в соответствии с правилами ст. 31 УК РФ подлежит освобождению от уголовной ответственности.

Определение кассационной инстанции
не содержит каких-либо аргументов, которые опровергали доводы жалоб в этой части и исключали применение по отношению к С. правил ст. 31 УК РФ.

Кроме того, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия пришла к выводу о том, что приговор в отношении С. подлежит изменению, о чем свидетельствует соответствующая запись в тексте кассационного определения. Однако в противоречии со своим выводом Судебная коллегия определила, что приговор в отношении С. следует оставить без изменения.

Оспаривая обоснованность приговора, осужденная М.Н. и адвокат Орловская О.В. в своих кассационных жалобах указывают на то, что обвинительный приговор в отношении М.Н. построен только на противоречивых, непоследовательных и заинтересованных показаниях С., которые опровергаются показаниями допрошенных в суде свидетелей. Исключительно важное обстоятельство - факт передачи 3 февраля 2000 года от М.Н. С. 600 долларов США, приведенный в качестве доказательства виновности М.Н., опровергается имеющимися в деле медицинскими документами о болезни М.Н. в этот день, а также показаниями свидетелей А., К., Ш. на предварительном следствии и в суде, которые подтвердили алиби М.Н.

Кассационная коллегия оставила без надлежащей оценки указанные в кассационных жалобах доводы о невиновности М.Н., не привела оснований, по которым они могут считаться необоснованными. Заявление М.Н. о своем алиби ни в приговоре суда, ни в определении кассационной коллегии не обсуждалось и не опровергалось.

Учитывая изложенные выше
нарушения требований ст. 351 УПК РСФСР, определение кассационной инстанции подлежит отмене, а уголовное дело - передаче на новое кассационное рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь п. 3 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2001 года в отношении М.Н. и С. отменить, а уголовное дело передать на новое кассационное рассмотрение.