Решения и постановления судов

Решение МКАС при ТПП РФ от 22.02.1995 по делу N 104/1994 Необоснованное неисполнение банком его твердого обязательства об оплате товара с аккредитива, открытого им в пользу бенефициара, служит основанием для взыскания с банка в пользу бенефициара суммы аккредитива.

(По материалам решения Международного коммерческого

арбитражного суда при Торгово - промышленной палате

Российской Федерации)

1. Банки стран - участниц Московской конвенции 1972 г., осуществляющие в силу их уставов определенную хозяйственную деятельность, подпадают под понятие хозяйственной организации, содержащееся в этой Конвенции, и соответственно юрисдикция МКАС по искам, предъявленным к ним, основывается на Московской конвенции 1972 г., являющейся международным договором.

2. Необоснованное неисполнение банком его твердого обязательства об оплате товара с аккредитива, открытого им в пользу бенефициара, служит основанием для взыскания с банка в пользу бенефициара суммы аккредитива.

(Дело No. 104/1994. Решение от 22.02.95) <1>

--------------------------------

<1> Это решение МКАС было отменено Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского
суда, вынесенным 10.02.97. Изложение содержания указанного Определения и комментарий к нему см. на с. 209 - 210.

Истцом (чехословацкой организацией) был предъявлен иск к ответчику (российской организации) и соответчику (российскому банку) в связи с тем, что поставленный истцом в декабре 1991 г. товар не был оплачен с безотзывного аккредитива, открытого в его пользу банком по поручению ответчика.

В отзыве на иск банк заявил, что он возражает против участия в рассмотрении данного дела, поскольку не имеет с истцом арбитражного соглашения, предусмотренного статьей 7 Закона РФ “О международном коммерческом арбитраже“. Банк не счел возможным участвовать в рассмотрении данного иска также и в связи с тем, что согласно решениям высших органов государственной власти и управления ответственность по обязательствам по внешней задолженности страны приняло на себя государство в лице Правительства РФ.

Против позиции банка представили в МКАС свои возражения как истец, так и ответчик, ссылавшиеся на Московскую конвенцию 1972 г. По мнению же банка, к данному случаю Московская конвенция 1972 г. не применима, поскольку пункт 3 статьи 1 этой Конвенции предусматривает, что в арбитражном суде должны рассматриваться споры организаций, являющихся субъектами гражданского права и занимающихся научно - исследовательской и производственной деятельностью. Поскольку подобной деятельностью банк не имеет право заниматься, он не может быть признан хозяйственной организацией в
смысле названной Конвенции.

В заседании Арбитражного суда истец подтвердил свои исковые требования и пояснил, что на отгруженный товар был предъявлен счет в Чехословацкий торговый банк 05.12.91, но платеж не был произведен. Ответчик в своем выступлении подтвердил факт получения товара по спорному контракту на исковую сумму, сообщил, что он как покупатель по контракту выполнил свои обязательства - открыл в банке аккредитив за счет средств заказчика 23.10.91, который затем был увеличен и продлен до 31.12.91. Банк волевым решением прекратил выплаты с аккредитива, хотя Постановление Президиума Верховного Совета РФ о замораживании средств было издано лишь 13.01.92. Ответчик считал ответственным по данному иску банк. Истец просил Арбитражный суд при рассмотрении вопроса о размере процентов годовых руководствоваться нормами российского права. Ответчик согласился с этим предложением.

При вынесении решения МКАС исходил из следующих соображений.

1. Исковые материалы и повестка МКАС о рассмотрении дела 22.02.95 были своевременно направлены банку и, как свидетельствуют уведомления о вручении почтовых отправлений, были им получены. В заседании Арбитража 22.02.95 банк представлен не был. В пункте 2 параграфа 26 Регламента Арбитражного суда предусмотрено, что неявка стороны, надлежащим образом извещенной о времени и месте арбитражного заседания, не препятствует разбирательству дела, если только неявившаяся сторона до окончания разбирательства дела не потребовала отложить его по уважительной причине. Поскольку такого
рода заявлений со стороны соответчика не поступало, МКАС счел возможным провести разбирательство в отсутствие представителя соответчика - банка.

2. В контракте истца и ответчика от 20.09.91 имеется арбитражная оговорка, которая предусматривает рассмотрение их споров в арбитражном порядке, установленном для этих споров в Арбитражном суде при ТПП СССР в г. Москве. Иск был предъявлен в МКАС, что соответствует положениям Московской конвенции 1972 г. Со стороны ответчика никаких возражений против рассмотрения спора в МКАС не последовало.

3. Возражая против участия в деле в качестве соответчика, банк ссылается на то, что не имеет с истцом арбитражного соглашения, предусмотренного статьей 7 Закона РФ “О международном коммерческом арбитраже“. МКАС констатирует, что действительно между истцом и банком такого соглашения заключено не было. Однако в силу пункта 3 Положения о МКАС при ТПП СССР, которое является приложением к указанному выше Закону, МКАС принимает к своему рассмотрению споры не только по соглашению сторон, но и подлежащие его юрисдикции в силу международных договоров Российской Федерации. Государства, в которых находятся стороны настоящего спора, являются участниками Конвенции о разрешении арбитражным путем гражданско - правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно - технического сотрудничества (Московской конвенции 1972 г.). В силу этой Конвенции все споры между хозяйственными организациями, вытекающие из договорных и иных гражданско
- правовых отношений, возникающих между ними в процессе экономического и научно - технического сотрудничества стран - участниц Конвенции, подлежат рассмотрению по общему правилу в арбитражном суде при торговой палате в стране ответчика.

Под хозяйственными организациями в смысле указанной Конвенции понимаются предприятия, тресты, объединения, комбинаты, действующие на хозяйственном расчете главные управления, а также научно - исследовательские институты, проектно - конструкторские бюро и другие подобного рода организации, являющиеся субъектами гражданского права и имеющие местонахождение в различных странах - участницах Конвенции.

В Уставе банка содержится прямое указание на то, что он является юридическим лицом. Другими словами - субъектом гражданского права, который обладает обособленным имуществом, может от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде, арбитраже или третейском суде, совершать на территории своего государства и за границей сделки, соответствующие целям его деятельности. В соответствии со статьей 18 Устава банк действует на принципах полного хозяйственного расчета, валютной самоокупаемости и самофинансирования. Это свидетельствует о том, что банк осуществлял определенную хозяйственную деятельность. Сказанное выше позволяет сделать вывод, что банк, привлеченный к участию в деле в качестве соответчика, подпадает под понятие хозяйственных организаций, содержащееся в пункте 3 статьи 1 Московской конвенции 1972 г. Таким образом, предъявление иска истцом к банку основывается
не на арбитражном соглашении между ними, а на международном договоре - Московской конвенции 1972 г.

4. В письме от 20.07.94, направленном в адрес МКАС, банк сообщает, что помимо оснований процессуального характера не считает возможным участвовать в рассмотрении настоящего спора третейским судом в связи с тем, что решениями высших органов государственной власти и управления определено, что ответственность по обязательствам по внешней (перед иностранными кредиторами) задолженности банка принимает на себя государство в лице Правительства Российской Федерации с освобождением от этой ответственности банка и погашением этой задолженности в порядке, установленном Правительством РФ. Однако ни в этом письме, ни в более поздних письмах банка от 10.10.94 и 07.12.94 не приводится ссылки на какой-либо нормативный акт, который подтверждал бы это его утверждение.

17 июня 1994 г. было подписано Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Чешской Республики об урегулировании задолженности бывшего СССР и Российской Федерации перед Чешской Республикой. В статье 7 этого Соглашения предусматривается: Правительством Российской Федерации созданы необходимые условия для урегулирования задолженности российских предприятий чешским предприятиям в свободно конвертируемой валюте за товары, закупленные за счет собственных средств российских предприятий. Российская сторона не будет препятствовать решению вопросов урегулирования задолженности между предприятиями. Таким образом, правопреемство Правительства РФ по внешней задолженности бывшего СССР и Российской Федерации, предусмотренное Соглашением, не
носит всеобъемлющего характера и допускает урегулирование задолженности непосредственными участниками международных коммерческих отношений.

Исходя из изложенного и имея в виду, что товары были закуплены ответчиком за счет собственных средств, МКАС не находит оснований для удовлетворения просьбы о прекращении дела в части, относящейся к банку.

5. На момент заключения контракта от 21.09.91 существовал факультативный режим применения ОУП СЭВ 1968 / 1988 гг. Поскольку ни в заключенном контракте, ни в каком-либо ином согласованном сторонами документе не имеется отсылок к ОУП СЭВ, к их отношениям не применяются положения ОУП СЭВ 1968 / 1988 гг.

6. Между сторонами нет спора относительно надлежащего исполнения контракта истцом. Платежи за поставленные истцом товары должны были осуществляться в американских долларах с безотзывного аккредитива, открытого по поручению покупателя в пользу продавца в Чехословацком торговом банке, Прага. Покупатель 23.10.91 дал поручение банку открыть безотзывный документарный аккредитив в Чехословацком торговом банке, Прага, в пользу истца. В тот же день сумма аккредитива была списана банком со счета покупателя, что подтверждается мемориальным ордером банка. Затем сумма аккредитива была увеличена. Никаких средств с этого аккредитива продавцу (истцу) за поставленную продукцию перечислено не было. Сумма аккредитива не была возвращена и покупателю (ответчику).

Постановлением Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 13 января 1992 г. было приостановлено использование валютных средств, зачисленных на
счета предприятий, организаций и учреждений во Внешэкономбанке СССР. Однако сумма, являющаяся предметом спора, находилась не на счете клиента, а на счете банка и представляла собой задолженность самого банка перед истцом на основании открытого банком безотзывного аккредитива. Таким образом, указанное Постановление Президиума Верховного Совета Российской Федерации вообще не имеет отношения к данному спору.

В письме банка от 09.04.92 сообщается, что банк не замедлит осуществить соответствующие платежи в кратчайшие сроки в случае выделения ему необходимых средств. Это свидетельствует о признании банком своей обязанности по осуществлению платежей с аккредитива, открытого за счет средств, списанных со счета ответчика.

7. Поскольку банк открыл в пользу истца безотзывный аккредитив на полную стоимость товара, он в силу статьи 10 Унифицированных правил и обычаев для документарных аккредитивов (редакция 1983 г.) принял перед истцом твердое обязательство оплатить товар при условии своевременного представления истцом документов, предусмотренных в аккредитиве, и соблюдения условий аккредитива.

В соответствии со статьей 16 (пункт “г“) этих же Унифицированных правил в случае отказа в принятии документов банк - эмитент должен об этом сообщить без задержки. Как следует из материалов дела, банк такого извещения без задержки не дал и тем самым безоговорочно признал соответствие документов требованиям аккредитива и свое твердое обязательство произвести оплату с аккредитива.

Аккредитив и контракт купли - продажи, на
основании которого открыт аккредитив, представляют собой самостоятельные сделки, обособленные одна от другой (см. статью 3 Унифицированных правил и обычаев для документарных аккредитивов в редакции 1983 г.). Соответственно из каждой из них при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств возникает право на предъявление требований. Неисполнение банком его твердого обязательства об оплате товара с аккредитива является основанием для взыскания с банка суммы иска.

Исходя из изложенного, МКАС признает банк надлежащим ответчиком по настоящему иску и возлагает на него уплату истцу исковой суммы.

8. Истец просит также взыскать проценты годовых с присуждаемой ему суммы. В связи с договоренностью сторон о применении российского права на основании статьи 226 ГК РСФСР на присуждаемую истцу сумму должны быть начислены 3% годовых, начиная с 27.12.91 по 02.08.92, и в силу статьи 66 Основ гражданского законодательства 1991 г. - 5% годовых с 03.08.92 по день уплаты.

Составлено и подготовлено М.Г. Розенбергом