Решения и постановления судов

Решение МКАС при ТПП РФ от 01.12.1995 по делу N 369/1994 Условие контракта об уплате неустойки за просрочку платежа исключает возможность дополнительно требовать уплаты 5% годовых на основании пункта 3 статьи 66 Основ гражданского законодательства 1991 г., которым в законе дана квалификация в качестве неустойки.

(По материалам решения Международного коммерческого

арбитражного суда при Торгово - промышленной палате

Российской Федерации)

1. При разрешении споров между организациями государств, участвующих в Московской конвенции 1972 г., подлежат применению ее положения. Арбитражная оговорка контракта, не соответствующая требованиям этой Конвенции, не была применена.

2. Требование об уплате цены товара не является требованием о возмещении убытков. Оно подпадает под регулирование статей 61 и 62, а не статьи 79 Венской конвенции 1980 г.

3. Арбитражный суд признал нецелесообразным откладывать удовлетворение бесспорных требований истца на том основании, что в состав исковых требований входят и такие, которые нуждаются в дальнейшем уточнении и выяснении сторонами. Требования, по которым требуется дальнейшее выяснение, выделены
в самостоятельное производство.

4. Условие контракта об уплате неустойки за просрочку платежа исключает возможность дополнительно требовать уплаты 5% годовых на основании пункта 3 статьи 66 Основ гражданского законодательства 1991 г., которым в законе дана квалификация в качестве неустойки.

(Дело No. 369/1994. Решение от 01.12.95)

Согласно контракту, заключенному между болгарской (истец) и российской (ответчик) организациями 18.02.94, ответчик должен был осуществить расчеты за товары, реализованные до 05.02.94, в феврале - апреле 1994 г. Однако примерно 50% их стоимости не было уплачено на дату предъявления иска. На остальные товары в контракте были предусмотрены сниженные цены. Оплата этих товаров ответчиком произведена не была. В исковую сумму была также включена неустойка в размере 10%, предусмотренная контрактом за просрочку платежа.

В ходе арбитражного заседания истец помимо вышеуказанных требований просил Арбитражный суд также взыскать с ответчика 5% годовых за просрочку платежа, начиная с 30.06.94 по день уплаты денежных средств ответчиком истцу, а также адвокатские расходы по подготовке и ведению дела.

В соответствии с контрактом споры между сторонами подлежат разрешению по месту нахождения ответчика в Арбитражном суде при Болгарской торгово - промышленной палате в Софии или в Московском арбитражном суде с применением соответственно болгарского или российского материального и процессуального права. Письмом от 12.04.95 ответчик заявил, что он не признает компетенции МКАС разрешать данный
спор, так как об этом отсутствует соглашение сторон. 31.05.95 истец возразил против этого заявления ответчика, указав, что компетенция МКАС для разрешения данного спора предусмотрена Конвенцией о разрешении арбитражным путем гражданско - правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно - технического сотрудничества, участниками которой являются Болгария и Россия. Письмом от 31.05.95 ответчик подтвердил свое согласие на рассмотрение в МКАС данного спора.

В заседании 01.12.95 ответчик представил отзыв по иску, датированный 23.11.95, в котором он не признал исковых требований истца. По утверждению ответчика, ему была поставлена большая часть товаров с истекшим сроком годности и он был введен в заблуждение письмом истца о продлении их сроков годности, что не разрешено соответствующим ведомственным нормативным актом, изданным в Российской Федерации 25.05.94. Поставка потребителям товаров с просроченным сроком годности вызвала их возврат, и в результате на складах ответчика находятся на дату отзыва не подлежащие реализации товары, переданные ответчику по данному контракту, на значительную сумму. Ответчик представил список таких товаров, подписанный генеральным директором его организации, и заявил, что его расходы, вызванные неправильными действиями истца, составляют примерно 20% от суммы иска. Ответчик ходатайствовал отложить слушание дела для проведения сверки расчетов с учетом взаимных требований и представления расчета, подписанного обеими сторонами.

Представитель истца возразил против ходатайства ответчика, сославшись на то,
что неоднократные встречи по этим вопросам, проводившиеся до заседания арбитража, ни к каким результатам не привели. Отверг он выдвинутые ответчиком возражения и по существу. Сослался он на следующие моменты. Ответчик предъявляет претензии на часть поставленного товара, а отказывается от оплаты всего товара. Между сторонами был заключен контракт на продажу товаров с отсрочкой платежа, а не договор консигнации. В установленные контрактом сроки никаких претензий по качеству товаров ответчиком не заявлялось. Сроки годности товаров были продлены заводами - изготовителями на основании проведенных их контрольными органами исследований и наблюдений, о чем ответчик был уведомлен. В проекте соглашения от 10.03.95 об урегулировании отношений сторон по контракту, являющемуся предметом данного спора, президент организации ответчика признал, что задолженность ответчика истцу, подлежащая погашению, составляет около 80% суммы иска. Эта же сумма задолженности признана ответчиком в письме от 05.09.95, подписанном генеральным директором его организации и направленном исполнительному директору организации истца. Ссылка ответчика в отзыве на иск на Венскую конвенцию 1980 г. является необоснованной, так как согласно контракту от 18.02.94 стороны согласовали применение российского материального права в случаях, когда ответчиком является российский партнер.

При обсуждении вопроса о дополнительных требованиях истца представитель ответчика согласился с предложением представителя истца о том, чтобы начисление процентов за просрочку платежа производилось и после 01.01.95 из
расчета 5% годовых.

В результате рассмотрения материалов дела и заслушивания объяснений сторон МКАС пришел к следующим выводам.

1. Компетенция МКАС разрешать данный спор вытекает из международного договора Российской Федерации, в котором участвуют Россия и Болгария (Конвенция о разрешении арбитражным путем гражданско - правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно - технического сотрудничества 1972 г.). Письменно и в ходе заседания арбитража согласие на рассмотрение спора в МКАС подтверждено обеими сторонами.

2. Из анализа условий контракта, заключенного сторонами, следует, что он является договором международной купли - продажи товаров, предусматривавшим оплату товара в рассрочку. Отсутствуют основания для его квалификации в качестве консигнационного соглашения.

3. В заключенном сторонами контракте предусмотрено применение при разрешении споров, в которых ответчиком является российская сторона, российского материального права. Российская Федерация, как и Болгария, на момент заключения контракта между сторонами была участницей Венской конвенции 1980 г. Контракт сторон соответствует всем признакам договора международной купли - продажи товаров, подпадающим под сферу действия этой Конвенции. В соответствии с Конституцией Российской Федерации (п. 4 ст. 15) международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Поэтому выбор сторонами российского права в качестве применимого к данному контракту не исключает (коль скоро иное прямо не предусмотрено соглашением сторон) регулирования их отношений положениями указанной Конвенции. Вместе с тем,
согласно предписаниям пункта 2 статьи 7 Венской конвенции 1980 г., вопросы, относящиеся к предмету ее регулирования, которые прямо в ней не разрешены и не могут быть разрешены в соответствии с ее общими принципами, подлежат разрешению в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. Выбор сторонами в качестве применимого российского права означает, что по таким вопросам подлежат применению нормы российского национального гражданского права.

4. Из основной суммы требования, предъявленного истцом, ответчик признал безусловно подлежащей оплате большую часть суммы. Учитывая бесспорность этого требования истца, МКАС не видит оснований для того, чтобы ставить его удовлетворение в зависимость от проведения дополнительной выверки взаимных расчетов сторон, о чем ходатайствует ответчик. Ссылка ответчика на статью 79 Венской конвенции 1980 г. не может быть принята во внимание по следующим соображениям. Эта статья, как в ней прямо указано (п. 5), относится лишь к случаю, когда предметом требования является возмещение убытков. Требование об уплате цены товара не является требованием о возмещении убытков (оно направлено на обеспечение эквивалентности в отношениях между сторонами договора) и подпадает под регулирование статей 61 и 62 Венской конвенции 1980 г. К тому же ответчик не представил каких-либо доказательств того, что задержка платежа произошла по причинам, за которые он не несет ответственности.

5. В отношении
остальной основной суммы задолженности, которую требует оплатить истец, между сторонами имеются расхождения как по размеру этой части требования, так и по его правовым основаниям. МКАС исходит из того, что в дополнительном уточнении и выяснении в отношении этой части требования нуждается ряд вопросов, ответы на которые получить в рамках данного заседания невозможно. К таким вопросам, в частности, относятся: определение точной суммы остающейся задолженности, для чего сторонам необходимо провести взаимную сверку расчетов; определение срока годности каждой партии товара, на отказе в оплате которой настаивает ответчик, на момент заключения контракта (18.02.94) первоначального и с учетом продления; порядок продления срока годности этих товаров, существующий в Болгарии, и существовавший в России до издания ведомственного акта от 25.03.94; придана ли этому ведомственному акту обратная сила; каково содержание действовавшего в России ведомственного акта, отмененного актом от 25.03.94; какие факторы учитывались сторонами при установлении цен в приложении No. 1 к контракту от 18.02.94 (сниженных по сравнению с ранее применявшимися на эти товары).

6. Задержка в уплате бесспорно причитающихся истцу сумм влечет в соответствии с контрактом уплату неустойки в размере 10%. Соответственно ответчик должен уплатить истцу сверх основной суммы требований также и неустойку. МКАС отмечает, что обоснованность применения штрафных санкций за задержку платежа признавалась и самим ответчиком.

7. В связи с
требованием истца об уплате ему ответчиком 5% годовых МКАС принял во внимание положения статьи 78 Венской конвенции 1980 г., предусматривающей при просрочке уплаты цены право продавца требовать проценты с просроченной суммы. Поскольку Венской конвенцией 1980 г. размер таких процентов не определен, МКАС обратился к предписаниям российского гражданского законодательства. В соответствии с пунктом 3 статьи 66 Основ гражданского законодательства 1991 г., введенных в действие на территории России с 03.08.92, размер процентов при просрочке исполнения денежных обязательств составляет 5% годовых, если соглашением сторон не установлен иной размер процентов. Указанным 5% годовых дана квалификация в качестве неустойки. При осуществлении предпринимательской деятельности сверх указанной неустойки предоставлено право требовать проценты за пользование чужими средствами. С 01.01.95 на основании пункта 1 статьи 395 ГК РФ 1994 г. размер процентов определяется существующей в месте нахождения юридического лица учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

На основании предписаний российского права МКАС находит, что истец не вправе претендовать на уплату ему 5% годовых с удовлетворяемой суммы иска за период с 30.06.94 по 31.12.94, поскольку в соответствии с контрактом ему причитается неустойка за просрочку платежа в размере, установленном контрактом. Им не представлено доказательств размера процентов годовых
за пользование чужими средствами, на уплату которых он мог бы претендовать (в размере средней ставки банковского процента, существующей в месте нахождения кредитора) на основании пункта 3 статьи 66 Основ гражданского законодательства 1991 г. С учетом того, что в соответствии со статьей 395 ГК РФ истец может требовать проценты за пользование чужими средствами вследствие их неправомерного удержания и что сторонами в заседании арбитража согласован размер таких процентов (5% годовых), МКАС удовлетворяет требование истца об уплате ему 5% годовых с основной суммы задолженности за период с 01.01.95 по день уплаты. 5% годовых на суммы неустойки подлежат начислению с 08.11.94 (даты предъявления требования об уплате неустойки) по день уплаты.

8. Истец не представил доказательств размера понесенных им расходов на ведение дела. Имея в виду степень сложности дела, МКАС посчитал возможным удовлетворить это требование в определенной им сумме в размере, признанном им разумным.

9. С учетом изложенного МКАС выделяет в самостоятельное производство требование истца об уплате ему ответчиком остальной суммы (включающей и его требование об уплате неустойки с суммы остающейся задолженности), а также связанные с этой суммой дополнительные требования.

10. МКАС обращает внимание ответчика на то, что в соответствии с параграфом 29 Регламента Арбитражного суда к встречному иску предъявляются те же требования, что и к основному иску,
в частности в отношении его оформления и уплаты арбитражного сбора. Такой же подход применяется и в отношении встречного требования, в частности о возмещении убытков, вызванных, по мнению ответчика, неправильными действиями истца по основному иску. Соответственно для рассмотрения в рамках дела, выделяемого в самостоятельное производство, встречных требований ответчика ему необходимо уплатить арбитражный сбор от суммы такого требования, а само требование оформить в соответствии с Регламентом Арбитражного суда.

Составлено и подготовлено М.Г. Розенбергом