Решения и постановления судов

Решение МКАС при ТПП РФ от 03.03.1999 по делу N 202/1998 МКАС удовлетворил требования истца о взыскании задолженности по контрактным ценам, поскольку ответчиком не было выполнено соглашение сторон о погашении задолженности, предусматривавшее скидку с конкретной цены при условии перевода средств в определенный срок.

(По материалам решения Международного коммерческого

арбитражного суда при Торгово - промышленной палате

Российской Федерации)

1. Применимыми к отношениям по контракту признаны Венская конвенция 1980 г. и субсидиарно - российское право, поскольку коммерческие предприятия сторон находятся в государствах - участниках Конвенции (Россия и Китай), а продавцом является российская организация. Принято во внимание соглашение сторон об исключении применения к их отношениям ОУП СССР - КНР.

2. Поскольку ответчиком не выполнено соглашение сторон о погашении задолженности, предусматривавшее скидку с контрактной цены при условии перевода средств в определенный срок, требование истца удовлетворено по контрактным ценам.

3. Не выполнив условие контракта об извещении покупателя о готовности товара к отгрузке, продавец лишился
права требовать от покупателя уплаты предусмотренной контрактом неустойки за отказ от приемки этого товара.

(Дело N 202/1998. Решение от 03.03.99)

Иск предъявлен российской организацией к китайской в связи с неоплатой товара, поставленного по контракту, заключенному сторонами 15.06.96. Отгрузка была произведена, несмотря на невыполнение покупателем условий контракта об открытии аккредитива. Впоследствии стороны заключили соглашение о предоставлении продавцом покупателю скидки с цены при условии погашения покупателем задолженности к определенному сроку. Однако оно не было выполнено покупателем. Покупателем было предложено продавцу аннулировать предусмотренную контрактом дополнительную поставку, что продавец расценил как отказ от ее приемки. Требования продавца включали: погашение суммы задолженности за поставленный товар по контрактным ценам с начислением процентов годовых за пользование денежными средствами; уплату предусмотренной контрактом неустойки за отказ в приемке партии товара с начислением на сумму неустойки процентов годовых; возмещение расходов по арбитражному сбору и издержек по ведению дела, а также расходов по командированию работников истца в Китай для урегулирования разногласий по контракту.

Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.

1. При заключении арбитражного соглашения стороны допустили неточное наименование арбитражного органа, указав в ст. 9 контракта, что “споры и разногласия, могущие возникнуть в связи с настоящим контрактом, будут рассмотрены в Торгово - промышленной палате России“, тогда как единственным арбитражным органом при ТПП РФ в Москве,
правомочным разрешать споры из договорных отношений при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, в это время был Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово - промышленной палате РФ. В совместном протоколе от 15.06.96 стороны подтвердили свое намерение в случае “не разрешенных иными способами разногласий“ обращаться в Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП Российской Федерации. Руководствуясь ст. 7 и 16 Закона РФ “О международном коммерческом арбитраже“ и п. 5 параграфа 1 Регламента, МКАС признал, что обладает компетенцией рассматривать данный спор.

2. Рассмотрев ходатайство истца о возможности слушания дела в отсутствие ответчика, МКАС установил, что ответчик был надлежащим образом в соответствии с п. 1 параграфа 23 Регламента МКАС извещен о времени и месте арбитражного заседания повесткой от 07.12.98, о вручении которой ответчику в деле имеется уведомление почтового ведомства.

Учитывая изложенное, а также то, что ответчик не заявил в письменной форме ходатайства об отложении слушания дела, принимая во внимание просьбу истца о слушании дела в отсутствие ответчика, руководствуясь п. 2 параграфа 28 Регламента, МКАС счел, что неявка стороны, надлежащим образом извещенной о времени и месте слушания дела, не препятствует разбирательству и вынесению решения.

3. При рассмотрении вопроса о применимом праве МКАС исходил из того, что Россия и Китай являются участниками Венской конвенции 1980 г., которая
(ст. 1, п. 1 “а“) предусматривает, что она применяется к договорам купли - продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, когда эти государства являются Договаривающимися государствами. Следовательно, к отношениям сторон в рассматриваемом споре подлежат применению положения Венской конвенции 1980 г. Руководствуясь п. 1 параграфа 28 Закона РФ “О международном коммерческом арбитраже“ от 07.07.93 и п. 1 ст. 166 ОГЗ 1991 г., МКАС считает, что субсидиарно применимым правом при восполнении пробелов согласно ст. 7 Венской конвенции является право Российской Федерации.

По-видимому, ссылаясь на п. 1 параграфа 28 Закона РФ “О международном коммерческом арбитраже“ от 07.07.1993, автор имел в виду п. 1 ст. 28 данного Закона.

Стороны в протоколе от 15.06.96, являющемся неотъемлемой частью контракта от этой же даты, исключили применение при разрешении споров Общие условия поставки товаров из Союза ССР в Китайскую Народную Республику и из Китайской Народной Республики в Союз ССР.

4. Рассмотрев требование истца по существу, МКАС установил, что приложенные истцом к исковому заявлению документы, а именно дополнительные соглашения к контракту, грузовая накладная, коносамент, таможенная декларация, складская расписка и письма ответчика, направленные в адрес истца, подтверждают поставку истцом ответчику 2500 метрических тонн товара согласно контракту. МКАС принимает во внимание, что ответчик не оспаривает поставку истцом этого товара. Учитывая
изложенное и основываясь на ст. 53 Венской конвенции, МКАС считает, что подлежит удовлетворению требование истца о взыскании с ответчика суммы долга за поставленные товары, исходя из контрактной цены.

Основываясь на ст. 78 Венской конвенции и ст. 395 ГК РФ, МКАС признает также подлежащим удовлетворению требование истца о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме, составляющей капитализированную сумму процентов на момент предъявления иска.

В остальной части требования истца о взыскании процентов за пользование денежными средствами по основной сумме долга МКАС оставляет без рассмотрения, так как остальная сумма процентов не была оплачена арбитражным сбором.

5. В отношении требования истца о взыскании с ответчика неустойки за отказ в принятии партии товара МКАС установил, что истцом не были выполнены условия контракта, предусматривающие порядок уведомления ответчика об отправке товара. При этих обстоятельствах требование истца о взыскании неустойки за отказ в принятии партии товара не подлежит удовлетворению. Также не подлежит удовлетворению требование истца о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на неустойку, так как оно не основано на нормах применимого права.

Убытки, понесенные истцом вследствие расходов на командировку сотрудников истца в Китай для проведения переговоров, также не подлежат возмещению, поскольку между сторонами не было специальной договоренности, что расходы по командированию специалистов истца
в Китай для урегулирования разногласий по контракту несет принимающая сторона. По сложившейся международной практике ведения коммерческих переговоров расходы такого рода каждая сторона должна нести за свой счет.

6. Предъявленные истцом расходы, связанные с защитой своих интересов через юридических представителей, являются чрезмерно высокими. МКАС находит, что они подлежат удовлетворению в сумме, соответствующей разумным издержкам истца по оплате юридических услуг, исходя из сложности иска и времени работы специалистов.

7. Арбитражный сбор, оплаченный истцом, согласно п. 1 параграфа 6 Положения об арбитражных сборах и расходах возлагается на ответчика пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.