Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 01.02.1995 Признано необоснованным возвращение судом дела на дополнительное расследование для выполнения требований ст. 17 УПК РСФСР в отношении лица, длительное время проживавшего на территории России, владевшего русским языком и не заявлявшего на следствии ходатайства об обеспечении его переводчиком.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 февраля 1995 года

(извлечение)

Органами предварительного следствия А. предъявлено обвинение в покушении на убийство Е. при разбое и изнасиловании, совершенных в квартире потерпевшей 27 апреля 1994 г. в г. Лобне Московской области.

Определением Московского областного суда дело в отношении А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 15 и п. п. “а“, “г“, “л“ ст. 102, п. п. “б“, “в“, “е“ ч. 2 ст. 146 и ч. 4 ст. 117 УК РСФСР, направлено прокурору Московской области для производства дополнительного расследования. При этом суд предложил органам предварительного следствия обеспечить А. переводчиком, сославшись на просьбу обвиняемого об этом в суде.

В частном протесте
прокурор, поддерживавший обвинение в суде первой инстанции, поставил вопрос об отмене определения суда.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 1 февраля 1995 г. протест удовлетворила, определение суда отменила, указав следующее.

Мотивируя необходимость направления дела на дополнительное расследование, суд указал в определении на то, что А. родился в Азербайджане и окончил национальную школу, русский язык не изучал, вследствие чего нуждается в переводчике. Непредоставление переводчика, по мнению суда, нарушало право обвиняемого на защиту.

С такими выводами суда согласиться нельзя.

Как видно из материалов дела, в период предварительного следствия по делу у А. неоднократно выяснялось, требуется ли ему переводчик. Обвиняемый пояснял, что в услугах переводчика не нуждается, так как русским языком владеет свободно.

Суд не учел, что А. живет в России более 10 лет, закончил Дмитровский политехнический колледж, после чего работал по специальности, а затем учился в институте.

Таким образом, ссылка суда на незнание А. русского языка неубедительна.

Право на защиту обвиняемого органами предварительного следствия не нарушено.