Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 03.03.2000 N 5-Г00-22 В удовлетворении иска о взыскании поощрительного вознаграждения за изобретения, возмещении дополнительных расходов и морального вреда правомерно отказано, так как суд верно учел, что истец является автором изобретений и поощрительные вознаграждения по авторским свидетельствам ему не выплачивались, однако на разработку изобретений и их оформление истец служебного задания не получал, заявочные материалы оформлял “по собственной инициативе“ и отправлял их в Госкомизобретений от своего имени.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 марта 2000 г. N 5-Г00-22

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Нечаева В.И.

судей Харланова А.В.

Василевской В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 3 марта 2000 года дело по кассационной жалобе Г. на решение Московского городского суда от 24 декабря 1999 года по иску Г. к ГУП НПО “АГАТ“ о взыскании поощрительного вознаграждения за изобретения, возмещении дополнительных расходов и морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения Г., представителя ГУП НПО “АГАТ“ Я., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Г. в июле 1992 года обратился в суд с иском к Государственному научно-производственному объединению “Агат“ (в настоящее время Государственное унитарное предприятие “Научно-производственное объединение “Агат-ГУП“ НПО “Агат“ о взыскании поощрительного вознаграждения за изобретения, созданные им в связи с выполнением служебного задания, защищенных 74 авторскими свидетельствами, самое первое из которых (N 1715467) - 27 апреля 1989 года.

В дальнейшем истец просил взыскать поощрительные вознаграждения за 244 изобретения, созданных, по его утверждению, в связи с выполнением служебного задания, защищенных авторскими свидетельствами, полученными им в период 1983 - 1990 годов.

Кроме того, в дополнительном исковом заявлении от 5 апреля 1996 года Г. просил взыскать пеню за несвоевременную выплату ответчиком вознаграждения, понесенные им транспортные расходы, затраты рабочего времени, расходы на графическое и текстовое оформление заявок и компенсацию морального вреда. Все указанные расходы истец просил взыскать с ответчика с учетом индексации потребительских цен. Общая сумма исковых требований составила 2217932 руб.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

Решением Московского городского суда от 24 декабря 1999 года Г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе Г. ставится вопрос об отмене решения суда по мотиву его незаконности.


Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований к отмене решения суда по доводам жалобы не находит.

В соответствии с п. 110 “Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях“, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 21 августа 1973 г. N 584, (далее Положение) при выдаче авторских свидетельств на изобретения, созданные в связи с выполнением служебного задания (по плану научно-исследовательских работ, по плану разработки и внедрения новой техники и т.п.), а также в организациях, работающих на общественных началах (конструкторские и технологические бюро, лаборатории, бригады и т.п.) выплачивается авторам единовременное поощрительное вознаграждение в размере от 20 до 200 рублей за одно изобретение, но не более 50 руб. одному лицу.

Поощрительное вознаграждение выплачивается за изобретения, созданные в связи с выполнением служебного задания, министерствами и ведомствами.

В соответствии с п. 9 Указаний по составлению заявки на изобретение (ЭЗ-1-74), утвержденных постановлением Госкомизобретений от 21 ноября 1973 г. (с последующими изменениями), заявка на выдачу авторского свидетельства на изобретение, созданное в связи с выполнением служебного задания, оформляется с участием автора и подается организацией.

Согласно п. 10 этих же Указаний, если заявка не подана организацией в течение месячного срока со дня выявления технического решения или со дня внесения автором предложения о ее подаче, автор вправе самостоятельно подать заявку непосредственно в Комитет с указанием, что изобретение создано в связи с выполнением служебного задания и что организация не оформила заявку в месячный срок.

Принимая решение об отказе Г. в удовлетворении заявленных требований, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и исходил из того, что истец действительно является автором 244 изобретений и поощрительные вознаграждения по указанным авторским свидетельствам ему не выплачивались. Однако, как правильно указано в решении суда, ни по одному из рассматриваемых 244 изобретений конкретного служебного задания на их разработку и оформление истец не получал, заявочные материалы оформлял “по собственной инициативе“ и отправлял их в Госкомизобретений от своего имени, как заявитель.

Кроме того, суд обоснованно исходил из того, что в соответствии с абзацем 4 п. 15 “Инструкции о порядке выплаты вознаграждения за открытия, изобретения и рационализаторские предложения“ (далее Инструкция), утвержденной 15 января 1974 г. Госкомизобретений СССР, и согласованной с Госпланом СССР, Государственным комитетом Совета Министров СССР по науке и технике, Государственным комитетом Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы, Министерством финансов СССР и ВЦСПС, выплата единовременного поощрительного вознаграждения “производится в течение 3-х месяцев с момента получения предприятием... свидетельства на изобретение, созданное в связи с выполнением служебного задания“. А поскольку в данном случае ГНПО не являлось заявителем и не получало свидетельств на свое имя, то оно не имеет права произвести выплаты единовременных поощрительных вознаграждений именно в связи с тем, что Г. не ставил в известность администрацию ГНПО о факте создания им изобретений в связи с выполнением служебного задания. И по этой причине администрация не могла знать о них.

Вывод суда основан на исследованных материалах, соответствует собранным по делу доказательствам, мотивирован и соответствует действовавшему на тот момент законодательству.

В подтверждение своего вывода суд сослался в решении на объяснения сторон, заключение экспертизы, разъяснения Комитета по патентам и товарным знакам (Роспатент), другие доказательства, которым дал анализ в решении и правовую оценку в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РСФСР.

Так, суд правильно исходил из того, что по тем изобретениям, заявки на выдачу авторских свидетельств по которым были оформлены патентной службой ГНПО с участием истца, как автора, а затем поданы в Госкомизобретений от имени ГНПО в точном соответствии с законодательством, как изобретения, созданные в связи с выполнением служебного задания, Г. были выплачены поощрительные вознаграждения после получения ГНПО, как заявителем, свидетельств на эти изобретения (всего 18 изобретений). Остальные изобретения, по которым Г. были предъявлены исковые требования, были им заявлены без извещения администрации и патентной службы ГНПО, то есть истец выступил в одном лице и как автор и как заявитель. Сам Г. не отрицал, что в заявлениях с просьбой о выдаче авторского свидетельства, указывал о выдаче их не в связи с выполнением служебного задания, а в “порядке личной инициативы“, пояснив при этом, что сознательно не информировал администрацию ГНПО о факте создания им изобретений и отправлял их в Госкомизобретений от своего имени так как опасался потерять их приоритет, а потому подавал заявления из дома“.


Судом правильно принято во внимание и то обстоятельство, что в своих заявлениях в Госкомизобретений Г. не ссылался на то, что организация не оформила заявку в месячный срок на созданное им в связи с выполнением служебного задания изобретение и именно в связи с этим он самостоятельно подает заявку непосредственно в Комитет по делам изобретений и открытий, как того требует п. 10 названных выше Указаний.

Правильно суд руководствовался и п. 41 (абз. 2) указанного выше Положения, согласно которому инженерно-технические работники обязаны информировать администрацию предприятия, организации, учреждения о технических решениях, разработанных ими... в связи с выполнением служебных заданий, в тех случаях, когда такие решения могут быть, по их мнению, признаны изобретениями, что в данном случае истцом не делалось. В патентную службу предприятия, как установлено судом, для регистрации в журнале по форме N 7 никаких материалов, которые могли бы быть затем оформлены от имени предприятия в виде заявок во ВНИИГПЭ для признания их изобретениями с выдачей авторского свидетельства Г., а предприятию свидетельства на его имя истцом не передавалось.

В силу п. 41 (абзац 5) этого же Положения предприятие, организация, учреждение обязано представлять вместе с заявкой свое заключение о новизне технического решения (включая сведения о проведенных патентных исследованиях), с указанием возможных областей его применения в народном хозяйстве и ожидаемого технико-экономического или иного эффекта, которое должно соответствовать требованиям, содержащимся в пунктах 35, 126, 131 названных выше Указаний.

Поскольку заявлений, соответствующих требованиям законодательства в Комитет по делам изобретений и открытий Г. не подавалось, отсутствуют названные выше заключения о новизне, существенных отличиях и положительном эффекте решения, что свидетельствовало бы о создании истцом изобретений в связи с выполнением служебного задания, Г. самостоятельно отсылал свои заявления на выдачу ему авторских свидетельств, как автору и заявителю в одном лице из дома, не информируя администрацию НПО, сознательно не выполняя требования законодательства, касающегося правил подачи заявок на изобретения, созданные в связи с выполнением служебного задания, суд правильно не принял во внимание объяснения истца о том, что изобретения созданы им в связи с выполнением служебного задания.

В соответствии с п. 15 (абз. 4) названной выше Инструкции выплата единовременного поощрительного вознаграждения производится в течение 3 месяцев с момента получения предприятием, организацией или учреждением свидетельства на изобретение, созданное в связи с выполнением служебного задания.

Из материалов дела следует, что ГНПО не являлось заявителем, не получало свидетельство на свое имя, истец не ставил администрацию ГНПО в установленном порядке в известность о факте создания им изобретений, в связи с чем администрация не могла о них знать и производить выплаты единовременных поощрительных вознаграждений Г., то есть отсутствовала ее вина в невыплате единовременного поощрительного вознаграждения как необходимое условие ответственности.

В подтверждение довода о том, что администрация предприятия препятствовала истцу в оформлении заявок на изобретения, последним доказательств суду не представлено.

Переписка Г. с министерством и администрацией предприятия также связанная с его изобретательской деятельностью, обоснованно не принята судом во внимание, как доказательство отказа администрации в оформлении материалов на изобретения, поскольку Г., как того требует законодательство об изобретениях, должен был в установленном порядке направлять необходимые материалы в патентную службу предприятия, что им не делалось.

Утверждение истца об использовании изобретения предприятием, не свидетельствует о том, что оно было создано именно в связи с выполнением служебного задания.

Не свидетельствует об этом и само по себе наличие записей в журналах и чертежей в архивах предприятия на изобретения, на которые истцу были выданы авторские свидетельства, с учетом указанных в решении суда и установленных им обстоятельств порядка оформления Г. заявок на выдачу авторских свидетельств.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований для удовлетворения требований истца о взыскании единовременного поощрительного вознаграждения.

В связи с отказом в удовлетворении данного требования, суд правильно отказал в удовлетворении и других требований, как взаимосвязанных с иском о взыскании единовременного поощрительного вознаграждения.

Нарушение норм процессуального и материального права, которое привело или могло привести к неправильному разрешению данного дела, в том числе и те, на которые имеется ссылка в жалобе, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Московского городского суда от 24 декабря 1999 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Г. - без удовлетворения.