Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 03.11.1994 Необоснованный отказ в рассмотрении дела судом присяжных явился основанием к отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии назначения дела к судебному разбирательству в порядке предварительного слушания.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 ноября 1994 года

(извлечение)

Ивановским областным судом А. осужден по п. “а“ ст. 102 УК, Б. - по п. 5 ст. 17 и п. “а“ ст. 102 УК.

А. признан виновным в умышленном убийстве из корыстных побуждений Ц., а Б. - в подстрекательстве А. к совершению данного преступления.

В суде А. вину свою признал частично, утверждая, что во время ссоры убил Ц., Б. вину свою не признал, ссылаясь на то, что никогда не предлагал А. совершить убийство Ц.

В кассационной жалобе осужденный А. просил приговор суда отменить ввиду недоказанности его вины в умышленном убийстве Ц. из корыстных побуждений, а дело направить на дополнительное расследование. При этом он утверждал, что, несмотря на заявленное ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных, он был лишен такого права.

В кассационной жалобе осужденный Б. и его адвокат просили приговор суда отменить за недоказанностью его вины и дело производством прекратить.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 3 ноября 1994 г. приговор отменила по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, по окончании расследования обвиняемый А. заявил ходатайство о рассмотрении его дела судом присяжных. Обвиняемый Б. возражал против такого порядка рассмотрения дела.

Заместитель прокурора области, утвердив обвинительное заключение, вынес постановление о невозможности выделения дела в отношении Б. в отдельное производство и постановил рассмотреть его в обычном порядке: в составе судьи и двух народных заседателей.

Когда дело поступило в суд, оба подсудимых, в том числе и Б., заявили ходатайство о рассмотрении их дела судом присяжных.

Суд на стадии подготовки к судебному заседанию рассмотрел заявленные ходатайства подсудимых и, руководствуясь ст. ст. 423, 425 УПК, принял решение об их отклонении, мотивируя тем, что заявленное обвиняемым Б. возражение против рассмотрения дела судом присяжных при ознакомлении со всеми материалами дела и наличие постановления прокурора о невозможности выделения дела в отдельное производство лишают суд возможности удовлетворить такие ходатайства.

Между тем данное утверждение суда противоречит действующему уголовно-процессуальному законодательству.

В соответствии с требованием ч. 1 ст. 431 УПК при наличии ходатайства обвиняемого о рассмотрении его дела судом присяжных, оно назначается к судебному разбирательству в порядке предварительного слушания.


Статья 425 УПК, на которой основывал свое решение суд, содержит лишь перечень необходимых следственных действий, которые надлежит выполнить следователю и прокурору при наличии ходатайства одного из обвиняемых о рассмотрении дела судом присяжных и заявленном возражении другого обвиняемого против такого порядка судебного разбирательства. Причем в приведенной выше норме уголовно-процессуального закона отсутствует указание на то, что именно при ознакомлении обвиняемых со всеми материалами дела должен быть окончательно решен вопрос о порядке судопроизводства по делу. Исходя из содержания ст. ст. 431, 432 УПК данный вопрос окончательно решается судьей по результатам судебного разбирательства в порядке предварительного слушания, а не следователем или прокурором, как это имело место по данному делу.

Принимая во внимание изложенное и учитывая, что в рассматриваемом конкретном случае было нарушено гарантированное Конституцией Российской Федерации (ст. 20) право обвиняемых на рассмотрение дела судом присяжных, Судебная коллегия признает такое нарушение существенным, влекущим отмену приговора.

При новом рассмотрении данного дела судье необходимо назначить его к судебному разбирательству в порядке предварительного слушания и провести его по правилам ст. 432 УПК.

Что касается доводов о незаконном осуждении Б. и А., изложенных в жалобах, то их надлежит рассмотреть при новом разбирательстве настоящего дела.