Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 04.08.1994 Умышленное убийство при превышении пределов необходимой обороны необоснованно квалифицировано как совершенное при отягчающих обстоятельствах.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 августа 1994 года

(извлечение)

После совместного употребления спиртных напитков с ранее незнакомыми Б., К. и С. А. направился домой. Однако Б. и К. не дали ему зайти в квартиру и потребовали отдать имевшийся у него магнитофон. Когда А. отказался сделать это, они избили его, причинив перелом костей носа, отобрали у него цепочку, серебряный перстень, магнитофон и ушли. А., взяв на кухне нож, побежал за похитителями с целью вернуть свои вещи и отомстить. В ответ на отказ возвратить похищенное А. ударил ножом в живот Б., а затем нанес удар ножом в грудь С., пытавшейся удерживать его. Когда К. попытался ударить А. кулаком, последний нанес ему удар ножом в живот. В результате полученных ножевых ранений Б. и С. скончались, а К. было причинено тяжкое телесное повреждение.

Установив такие обстоятельства дела, военный суд Приволжского военного округа квалифицировал действия А. в отношении Б. и С. по п. “з“ ст. 102, а в отношении К. по ст. 15 и п. “з“ ст. 102 УК РСФСР.

Рассмотрев дело в кассационном порядке, Военная коллегия пришла к выводу, что, пытаясь возвратить похищенные у него вещи, А. находился в состоянии необходимой обороны от противоправных действий Б., К. и С. Однако непосредственно перед нанесением ножевых ударов потерпевшие не совершали таких действий, которые угрожали бы его жизни. Поэтому избранная А. форма защиты - применение ножа и нанесение им ударов в жизненно важные органы - не соответствовала обстановке и выходила за пределы необходимой обороны.

Характер и локализация причиненных телесных повреждений, а также использование осужденным для их нанесения ножа с клинком длиной 9,4 см объективно подтверждают, что А. сознавал общественно опасный характер своих действий, предвидел и сознательно допускал наступление смерти потерпевших. Доказательств наличия у виновного прямого умысла на убийство К. в деле не имеется.

С учетом указанных обстоятельств, Военная коллегия переквалифицировала действия А., связанные с убийством Б. и С., на ст. 105 УК РСФСР, а связанные с причинением тяжкого телесного повреждения К., на ст. 111 того же Кодекса.