Решения и определения судов

Определение Верховного Суда РФ от 06.04.2000 N 32-Г00-1 В удовлетворении иска о защите чести и достоинства отказано правомерно, поскольку направление информации органами налоговой полиции, основанной на оперативных документах, в органы прокуратуры не может быть признано как распространение сведений, порочащих честь и достоинство заявителя.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 апреля 2000 года

Дело N 32-Г00-1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

судей Соловьева В.Н.,

Еременко Т.В.

рассмотрела в судебном заседании от 6 апреля 2000 года гражданское дело по иску В. к Управлению Федеральной службы налоговой полиции (УФСНП) по Саратовской области и Я. о защите чести и достоинства по кассационной жалобе В. на решение Саратовского областного суда от 20 января 2000 года, которым постановлено: “В. отказать в удовлетворении иска о защите чести и достоинства к Управлению Федеральной службы налоговой полиции по Саратовской области и Я.“.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В.Н., объяснения представителя УФСНП по Саратовской области и Я. - Р., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

В., являющийся прокурором Краснокутского района Саратовской области, обратился в суд с указанным выше иском, ссылаясь на то, что от начальника УФСНП по Саратовской области Я. в прокуратуру Саратовской области поступило письмо, в котором сообщалось о “нарушении прокурором района (заявителем по делу) норм служебной этики, нарушении законов и т.д.“. В частности, в письме утверждалось, что прокурор района является “близкой связью“ проверяемого налоговой службой Е., и предлагал прекратить уголовное дело в отношении работника УФСНП взамен прекращения проверки коммерческой деятельности Е.; оказывал давление на районного судью относительно рассмотрения и результата уголовного дела в отношении работника УФСНП. Эти утверждения являются ложными, не соответствуют действительности, порочат честь заявителя, его достоинство и
деловую репутацию в глазах руководства областной прокуратуры.

По делу постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе В. указывается о несогласии с решением суда и ставится вопрос о его отмене и вынесении нового решения об удовлетворении иска.

В обоснование кассационной жалобы указывается на то, что суд неправильно определил юридически значимые по делу обстоятельства, признанные судом как установленные обстоятельства, доказательствами не подтверждены, вывод суда не соответствует указанному в решении, неправильно применены нормы материального и процессуального права. Отмечается также, что судом не учтено того, что редакция письма УФСНП в облпрокуратуру указывает на утверждение допущенных заявителем нарушений закона, что проведение проверок владельцев новостроек и санкции на обыск давались заявителем; представленные суду письменные доказательства являются подложными, допрошенные судом свидетели заинтересованы в исходе дела. Судом безмотивно было отказано заявителю в вызове и допросе указанных им свидетелей.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит ее не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении иска В., суд считал установленным и исходил из того, что в письме, направленном начальником УФСНП Я. в адрес прокурора Саратовской области, сообщалось о предвзятости и заинтересованности прокуратуры Краснокутского района в расследовании уголовного дела в отношении сотрудника УФСНП, но направление письма определялось полученной УФСНП от агентурного источника информацией, а возможность проверки допущенных работниками прокуратуры правонарушений в соответствии с п. 1 ст. 42 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации“ входит в исключительную компетенцию прокуратуры, в связи с чем данное обстоятельство не может рассматриваться применительно к ст. 152 ГК РФ. Получение указанной выше информации от агентурного источника подтверждается представленными ответчиками доказательствами.

Судебная коллегия находит данное суждение суда правильным,
так как оно соответствует установленным по делу обстоятельствам и действующему законодательству.

Пункт 1 ст. 42 вышеназванного Закона предусматривает, что любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем органов прокуратуры, возбуждение против них уголовного дела, производство расследования являются исключительной компетенцией органов прокуратуры.

В силу данного положения Закона УФСНП не вправе была проверять либо устанавливать обстоятельства правонарушений работниками прокуратуры и, как следствие этого, направление полученной информации в областную прокуратуру не может быть признано как распространение порочащих честь и достоинство заявителя.

Изучение материалов дела не дает оснований согласиться с доводом кассационной жалобы о том, что полученная от “первоисточника“ информация и ее оформление являются подложными документами.

Судом первой инстанции в этой части признано, что наличие в УФСНП направленной в облпрокуратуру информации, как основанной на оперативных документах, подтверждается справкой-меморандумом и показаниями свидетелей.

Имея в виду, что письмо от 30 сентября 1999 года в облпрокуратуру было направлено за подписью начальника УФСНП РФ по Саратовской области, в деле имеется завизированный руководством рапорт Т. от 16 августа 1999 года, касающийся рассматриваемых обстоятельств, справка-меморандум, достоверность которой также подтверждена руководством УФСНП, Судебная коллегия не находит оснований считать, что представленные ответчиками суду доказательства не могут быть признаны таковыми (л.д. 31 - 3, 60).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Саратовского областного суда от 20 января 2000 года оставить без изменения, а кассационную жалобу В. - без удовлетворения.