Решения и определения судов

Определение Верховного Суда РФ от 09.07.1999 N 5-в99пр-171 Заявление об установлении факта применения репрессий удовлетворено правомерно, поскольку в административном порядке установлено и подтверждено доказательствами, имеющимися в деле, что к заявителю применялись политические репрессии в виде ограничения прав и свобод.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 июля 1999 года

Дело N 5-в99пр-171

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Нечаева В.И.,

судей Горохова Б.А.,

Кебы Ю.Г.

рассмотрела в судебном заседании 9 июля 1999 г. протест заместителя Генерального прокурора России на решение Тушинского межмуниципального суда г. Москвы от 16 октября 1998 г. и постановление президиума Московского городского суда от 4 марта 1999 г.

Заслушав доклад судьи В.И. Нечаева, объяснение Б., О. и Р., представлявших интересы Б., заключение помощника Генерального прокурора России Л.Л. Корягиной, поддержавшей протест, исследовав материалы дела, коллегия

установила:

Б. обратился в суд с заявлением об установлении факта применения к нему репрессий. Заявление обосновано тем, что в связи с арестом в 1937 г. органами НКВД БАССР отца, а также матери заявителя, расстрелом в 1938 г. отца и осуждением в 1938 г. матери к 8 годам лишения свободы Б. и его сестра были выселены из квартиры и помещены в Уфимский приемник НКВД, а затем в детский дом N 20 им. Ворошилова в г. Советске Кировской области.

Решением Тушинского межмуниципального суда г. Москвы от 16 октября 1998 г., оставленным без изменения постановлением президиума Московского городского суда от 4 марта 1999 г., установлено, что в отношении Б. применялись политические репрессии в виде ограничения прав и свобод, установленных в административном порядке.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных постановлений. Протест обоснован, в частности, тем, что по статье 1.1
Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий“ можно признать детей подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации, но лишь в том случае, если они находились вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении. Обсудив доводы протеста, коллегия не находит оснований для его удовлетворения.

Действительно, в статье 1.1 Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий“ предусмотрено признание подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации детей, находившихся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении.

Однако это не исключает применения в отношении детей статьи 7 настоящего Закона, которой предусмотрено установление факта применения иных ограничений прав и свобод, установленных в административном порядке.

То обстоятельство, что к Б. были применены иные ограничения прав и свобод, которые были установлены в административном порядке, подтверждается доказательствами, имеющимися в деле.

Как видно из материалов дела, после незаконного ареста по политическим мотивам родителей Б. работники НКВД выселили его в принудительном порядке из занимаемой квартиры и поместили в Уфимский приемник-распределитель, находившийся в ведении НКВД, а затем - в детский дом N 20 им. Ворошилова в г. Советске Кировской области. При этом в административном порядке ограничивалось нахождение Б. в отдельных городах. Он, как и другие дети осужденных по политическим мотивам граждан, не мог быть размещен в детских домах г. Москвы, г. Ленинграда, г. Киева, г. Минска, г. Тбилиси, приморских и других городах. НКВД республик, управления НКВД краев и областей наблюдали за политическим настроением таких детей, их воспитанием и учебой.

То, что в деле не участвовало Главное управление внутренних дел г. Москвы, не может являться поводом к отмене судебных
постановлений. В качестве заинтересованного лица в деле участвовало муниципальное управление социальной защиты населения “Северное Тушино“ Северо-Западного округа, поскольку удовлетворение заявления Б. влечет для него установление льгот, реализация которых возложена на органы социальной защиты населения.

Руководствуясь ст. ст. 329, 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, коллегия

определила:

оставить решение Тушинского межмуниципального суда г. Москвы от 16 октября 1998 г. и постановление президиума Московского городского суда от 4 марта 1999 г. без изменения, протест заместителя Генерального прокурора России - без удовлетворения.