Решения и определения судов

Решение Верховного Суда РФ от 11.04.1999 N ГКПИ99-430 В удовлетворении жалобы на решение Высшей квалификационной коллегии судей РФ о прекращении полномочий судьи отказано, поскольку с учетом установленных по данному делу обстоятельств является обоснованным решение Высшей квалификационной коллегии судей РФ о прекращении полномочий судьи в связи с совершением заявителем поступков, позорящих честь и достоинство судьи и умаляющих авторитет судебной власти, с лишением второго квалификационного класса.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

от 11 апреля 1999 г. N ГКПИ99-430

Именем Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

председательствующего - судьи

Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В.Н.,

народных заседателей Мараховского В.И.,

Славиной Р.А.,

при секретаре Бирюковой Е.Ю.,

с участием прокурора Астафьева С.Т.,

и адвоката Наташевой Н.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по жалобе Г. на решение Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации от 13 апреля 1999 г. о прекращении его полномочий судьи и председателя Рязанского областного суда,

установил:

Г. с 15 сентября 1994 г. работал председателем Рязанского областного суда, ему присвоен второй квалификационный класс судьи.

Решением Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации от 13 апреля 1999 г. полномочия Г. как судьи и председателя Рязанского областного суда были прекращены по основаниям, предусмотренным пп. 9 п. 1 ст. 14 Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации“, в связи с совершением поступков, позорящих честь и достоинство судьи и умаляющих авторитет судебной власти, с лишением второго квалификационного класса.

Не соглашаясь с
этим решением, Г. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с жалобой, в которой высказал просьбу о его отмене и восстановлении в прежней должности председателя Рязанского областного суда. В обоснование жалобы утверждал, что каких-либо действий, позорящих честь и достоинство судьи, он не совершал, а поставленные ему в вину проступки не могут быть расценены как умаляющие авторитет судебной власти.

Заслушав объяснения Г. и его представителей, поддержавших доводы жалобы, объяснения представителя Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации П., возражавшего против жалобы, огласив показания свидетелей, допрошенных в ранее состоявшихся судебных заседаниях, исследовав письменные доказательства по делу, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Астафьева С.Т., полагавшего решение квалификационной коллегии судей РФ обоснованным, Верховный Суд РФ находит жалобу Г. не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с пп. 9 п. 1 ст. 14 Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации“ полномочия судьи прекращаются в случае совершения им поступка, позорящего честь и достоинство судьи и умаляющего авторитет судебной власти.

В соответствии с требованиями Кодекса чести судьи Российской Федерации судья должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти.

Он не вправе причинять ущерб престижу своей профессии в угоду личным интересам или интересам других лиц. Судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, заботиться о своей чести, избегать всего, что могло бы причинить ущерб репутации, поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия.

Все указанное в равной степени относится и к председателю областного суда, так как вытекает из положений статей 11, 12 и 13 Федерального конституционного закона “О судебной системе Российской Федерации“.

В качестве проступка, позорящего честь и
достоинство судьи и умаляющего авторитет судебной власти, квалификационной коллегией расценен факт перечисления с разрешения Г. на счет Рязанского областного суда 100 миллионов рублей, являющихся 5% вознаграждением судебным исполнителям Железнодорожного районного суда г. Рязани за исполнение решения Арбитражного суда Рязанской области по делу по иску АО “Альфа-Эко“ и ОАО “Рязанский нефтеперерабатывающий завод“.

Как установлено в судебном заседании, акционерное общество “Альфа-Эко“ платежным поручением N 9961 от 22 октября 1996 г. перечислило на текущий счет Рязанского областного суда 100 млн. рублей, из которых 86,6 млн. руб. затем были израсходованы на приобретение новой квартиры для председателя Железнодорожного районного суда г. Рязани Б.

Как видно по материалам дела, документально подтверждено перечисление 86,6 млн. руб. Рязанскому нефтеперерабатывающему заводу в счет оплаты разницы в стоимости обмененной для Б. квартиры.

Оставшаяся часть средств в сумме 13,4 млн. руб. была с согласия Г. им израсходована на нужды областного суда.

Указанные обстоятельства в представлении аудитора Счетной палаты Российской Федерации К. от 26 марта 1997 г. N 07-206/3, направленном в адрес Председателя Верховного Суда Российской Федерации по результатам проведенной проверки законности расходования бюджетных ассигнований и материальных ценностей в Рязанском областном суде, названы в качестве фактов грубого нарушения требования финансовой дисциплины и нецелевого использования госбюджетных средств.

Утверждение Г. о том, что судебные исполнители Железнодорожного районного суда г. Рязани были согласны с тем, чтобы причитающиеся им 5% вознаграждения поступили на счет областного суда, а затем были использованы на оплату разницы в стоимости обмененной квартиры председателю этого суда при отсутствии нуждаемости в этом, не может быть признано состоятельным и является, по существу голословным. Письменного согласия на это судебные исполнители
не давали, а имеющееся в материалах дела постановление Совета судей судов Рязанской области от 12 сентября 1996 г. не содержит разрешения на приобретение жилья указанным образом председателю Железнодорожного районного суда г. Рязани Б.

Допрошенный в качестве свидетеля председатель Совета судей Л. показал, что решение о расходовании 5% вознаграждения судебным исполнителям на приобретение квартиры для Б. Советом судей не принималось и Совет об этом не был информирован (л.д. 146 т. 1).

Указанные обстоятельства также подтверждены вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 30 июля 1998 г. по делу по жалобе Б. на решение квалификационной коллегии судей Рязанской области о прекращении его полномочий судьи.

Таким образом, квалификационная коллегия судей России в решении о прекращении полномочий Г. обоснованно пришла к выводу, что последний, пренебрегая этическими нормами, способствовал получению Б. по обмену благоустроенной квартиры при отсутствии нуждаемости его в улучшении жилищных условий. С этой целью он лично разрешил использовать лицевой счет областного суда Б. и коммерческой организации АО “Альфа-Эко“, подписывал соответствующие финансовые документы, в том числе связанные с расходованием средств судебных исполнителей на нужды суда.

В качестве проступка, порочащего честь и достоинство судьи, Высшая квалификационная коллегия судей РФ также усмотрела получение Г. в нарушение действующего земельного законодательства земельного участка для строительства собственного жилого дома.

Как утверждал глава администрации Рязанской области в своей жалобе от 15 августа 1997 г. N 1-5, “Г., злоупотребляя своим служебным положением, обманным путем получил земельный участок в охраняемой культурной зоне областного центра якобы для Рязанского областного суда, на котором в действительности же построил для себя и представителя коммерческой структуры “Росанклав“ жилой дом“.

Указанные
обстоятельства проверялись в ходе судебного разбирательства и признаны соответствующими действительности и имевшими место.

3 апреля 1995 г. Г. от имени Рязанского областного суда заключает договор с акционерным обществом закрытого типа “Росанклав“, по которому обязуется выделить половину (50%) земельного участка <...> в г. Рязани <...> под жилищную застройку работнику этого общества Г.И., а также оформить на ее имя необходимые документы для получения ею в мэрии прав на этот земельный участок.

Со своей стороны ООО “Росанклав“ обязуется произвести комплекс работ по благоустройству земельного участка за свой счет и своими силами и отказаться с мая 1995 г. от дальнейшей аренды этого участка.

Судом обращено внимание на то обстоятельство, что на момент заключения указанного соглашения с коммерческой организацией ни Г., ни Рязанскому областному суду данный земельный участок не выделялся.

Разрешение на проведение проектно-изыскательских работ “под строительство жилых домов“ на земельном участке <...> (площадь 1362,49 кв. м) сроком на один год было выдано Рязанскому областному суду только в мае 1995 г. (постановление мэра г. Рязани N 1275 от 16.05.95).

В аренду же областному суду этот участок был передан постановлением мэрии г. Рязани N 2020 только 8 июля 1996 г. целевым назначением “на время строительства жилых домов“. Размер участка составил 2669,08 кв. м.

15 июля 1996 г. Г. от имени областного суда заключает с Рязанской городской администрацией договор аренды земельного участка, оговорив невозможность передачи его в субаренду.

И в этот же день заместитель председателя областного суда С. подписывает приказ N 44-а о предоставлении права на “достройку жилого дома на участке <...> размером 1335 кв. м. Г. и его жене Г.Н.

Он же обращается с
письмом в Департамент технической инвентаризации мэрии г. Рязани с просьбой зарегистрировать на этом участке вновь построенные домовладения за счет собственных средств за Г., Г.Н. и за Г.И. (07.04.97 N 1-4-97).

Допрошенный в качестве свидетеля С. показал, что земельный участок выделялся областному суду, но затем был передан Г. как нуждающемуся в улучшении жилищных условий.

Между тем Г. в судебном заседании пояснил, что в 1996 г. у него появилась 4-комнатная квартира и он перестал нуждаться в жилье (л.д. 193 т. 1).

Таким образом, бесспорно установлено, что, возбуждая ходатайство о выделении земельного участка, Г. преследовал цель использования его в личных целях. Понимая, что в этом ему может быть отказано, он действовал от имени Рязанского областного суда и под предлогом строительства жилья для нуждающихся судей. Однако ни одному из них таких предложений сделано не было.

Как пояснили в судебном заседании допрошенные в качестве свидетелей глава администрации Рязанской области Л. и начальник юридического отдела администрации г. Рязани Г.А., земельный участок выделялся не конкретному гражданину, а органу государственной власти, т.е. областному суду.

Каким образом впоследствии он оказался закрепленным за Г., а тем более за посторонним для суда лицом Гол. (сотрудником ООО “Росанклав“), свидетели пояснить не смогли. Не смог объяснить это и Г., хотя этот вопрос ему задавался как на заседании Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации 13 апреля 1999 г., так и на заседаниях Верховного Суда РФ.

В этой связи как ВККС России, так и судом обращено внимание на неискренность Г., его попытку ввести коллегию и суд в заблуждение относительно обстоятельств получения земельного участка и последующего его использования.

Утверждение Г. о том, что
земельный участок предоставлялся администрацией г. Рязани только для него и с целью разрешения его “жилищной проблемы“, суд считает не соответствующим действительности, находящимся в противоречии с добытыми по делу доказательствами.

Следовательно, злоупотребляя своим служебным положением при получении земельного участка под застройку личного жилого дома, Г. совершил проступок, позорящий честь и достоинство судьи и умаляющий авторитет судебной власти.

Указанное обстоятельство, кроме прочих доказательств, подтверждается и решением Кораблинского районного суда Рязанской области от 6 февраля 1998 г., в котором указывается, что “Г. завладел земельным участком в нарушение земельного законодательства, злоупотребляя своим служебным положением“.

Особое внимание судом уделено вопросу участия Г. в предпринимательской деятельности.

При этом установлено, что сам Г., отрицая это обстоятельство, признает факт своего знакомства с различными представителями коммерческих фирм как г. Рязани, так и г. Москвы, а также то, что его жена ранее являлась акционером одного из акционерных обществ, а также учредителем ТОО “Мрия“, “Трис“, “Росанклав“.

Как следует из письма прокурора Рязанской области от 11.09.98 N 7-389-97, по результатам проверки признаков уголовно наказуемого деяния в действиях Г. не установлено.

Вместе с тем выявлены факты, свидетельствующие об участии Г. в предпринимательской деятельности. Не находясь в составе учредителей каких-либо коммерческих организаций, расположенных на территории области, Г. принимал участие в решении хозяйственных вопросов, определении перспективных и приоритетных направлений работы, расстановке кадров АО “Рязаньрыба“, ТОО “Трис“, ТОО “Мрия“.

Из письма прокурора также следует, что, занимая должность судьи, Г. давал руководящие указания, касающиеся финансово-хозяйственной деятельности АО “Рязаньрыба“.

Указанные обстоятельства подтвердили допрошенные в качестве свидетелей А. (бывший директор объединения “Рязаньрыба“, П.В., М.).

Из постановления первого заместителя прокурора Рязанской области от 5 ноября 1998 г. об отказе
в возбуждении уголовного дела за отсутствием в действиях Г. состава преступления следует, что не доверять А. и П.В. оснований не имеется, но сделать “однозначный вывод“ об участии Г. в предпринимательской деятельности не представляется возможным.

Суд расценивает данное постановление как свидетельство отсутствия достаточных данных для возбуждения в отношении Г. уголовного дела.

Об этом же свидетельствует и письмо начальника отдела по надзору за расследованием особо важных дел Генеральной прокуратурой Российской Федерации от 17 ноября 1998 г. N 34-254-97 Н.

Вместе с тем суд полагает, что Высшая квалификационная коллегия судей России правильно приняла во внимание то обстоятельство, что отсутствие в действиях Г. признаков, содержащих состав преступления, не означает отсутствия проступков, совершение которых может умалять авторитет судебной власти, позорить честь и достоинство судьи.

С учетом того, что Г. являлся председателем областного суда, а в районных судах находились на рассмотрении дела, связанные с деятельностью коммерческих фирм, акционерных обществ, то наличие у него деловых связей с их представителями (руководителями) могло поставить под сомнение объективность и беспристрастность осуществления правосудия.

О наличии указанных связей свидетельствуют сведения, полученные как в ходе работы квалификационной коллегии, так и в ходе судебного разбирательства по делу.

При таких обстоятельствах суд полагает возможным согласиться с выводом квалификационной коллегии судей России о том, что такое поведение Г. могло вызвать предположения о наличии у него коммерческой заинтересованности и отсутствии профессиональной беспристрастности, что является нарушением требований ст. 3 Кодекса чести судьи Российской Федерации.

Иные “нарушения“ и утверждения ряда свидетелей о “негативных методах работы Г.“, а также доводы жалобы Л. судом не могут быть признаны состоятельными и приняты во внимание как не основанные на доказательствах
и являются результатом лишь предположений.

С учетом установленных по данному делу обстоятельств суд полагает обоснованным решение Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации о прекращении полномочий судьи и председателя Рязанского областного суда Г. по пп. 9 п. 1 ст. 14 Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации“ в связи с совершением поступков, позорящих честь и достоинство судьи и умаляющих авторитет судебной власти с лишением второго квалификационного класса.

В связи с этим жалоба Г. на указанное решение коллегии удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194, 197, 239.7 ГПК РСФСР, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

жалобу Г. на решение Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации от 13 апреля 1999 г. о прекращении его полномочий судьи и председателя Рязанского областного суда по пп. 9 п. 1 ст. 14 Закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации“ в связи с совершением поступков, позорящих честь и достоинство судьи и умаляющих авторитет судебной власти, с лишением второго квалификационного класса оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано или опротестовано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней.