Решения и определения судов

Решение Верховного Суда РФ от 12.05.1996 N ГКПИ96-135 В удовлетворении жалобы на отказ ЦИК РФ в регистрации кандидата на должность Президента РФ отказано, так как в суде установлено, что результаты проверки, проведенной ЦИК РФ, по выявлению нарушений и выбраковке подписей являются правильными, а нарушений прав заявителя как кандидата на должность Президента РФ не обнаружено.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

от 12 мая 1996 г. No. ГКПИ96-135

Именем Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

председательствующего -

судьи Верховного Суда РФ Евдокимовой Т.П.,

при секретаре Животовой Н.А.,

с участием прокурора
Гермашевой М.М.,

и адвоката Андрианова И.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по жалобе У.В. на п. 1 постановления Центральной избирательной комиссии Российской Федерации об отказе в регистрации его кандидатом на должность Президента Российской Федерации, об обязании Центральной избирательной комиссии Российской федерации зарегистрировать его кандидатом на должность Президента Российской Федерации и выдать удостоверение о соответствующей регистрации,

установила:

пунктом 1 постановления Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 26 апреля 1996 г. У.В. отказано в регистрации кандидатом на должность Президента Российской Федерации по тем мотивам, что в правильно оформленных подписных листах в поддержку выдвижения его кандидатом на должность Президента Российской Федерации, сданных в Центральную избирательную комиссию РФ 16 апреля 1996 г., содержится менее 1 миллиона подписей избирателей.

Вторым пунктом того же постановления представленные инициативной группой избирателей папки с подписными листами, содержащими недостоверные данные об избирателях и о лицах, собиравших их подписи, а также подписными листами, вызвавшими сомнение в достоверности содержащихся в них данных, направлены в Генеральную прокуратуру РФ для проверки и привлечения к ответственности виновных лиц.

У.В. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с жалобой на это постановление, которое он просил признать незаконным. Он также просил обязать Центральную избирательную комиссию Российской Федерации зарегистрировать
его кандидатом на должность Президента Российской Федерации и выдать удостоверение о соответствующей регистрации.

В судебном заседании У.В. уточнил, что он обжалует только п. 1 постановления, поскольку п. 2 относится к компетенции Центральной избирательной комиссии РФ.

Он заявлял, что им собраны и сданы в Центральную избирательную комиссию РФ подписи в количестве, достаточном для регистрации его кандидатом на должность Президента Российской Федерации, к проверке подписей в его поддержку Центральная избирательная комиссия отнеслась предвзято, необоснованно исключала подписи из числа сданных в его поддержку; подписи по мотивам недостоверности не засчитывались без достаточных оснований и заключения экспертизы; некоторые подписи признаны недостоверными по сведениям, поступившим из регионов по запросам Центральной избирательной комиссии РФ, в которых были искажены содержащиеся в подписных листах сведения о сборщиках; представленные им и его представителями в Центральную избирательную комиссию РФ документы в период проверки не принимались во внимание; при подсчете числа недостоверных подписей и сведений допускались арифметические ошибки, имелись ошибки при компьютерной обработке; ввиду большого объема работы ему и его представителям ежедневно представлялись результаты проверки с разными цифрами, изменялись статистические данные о нарушениях, что ставит под сомнение их правильность. Представители Центральной избирательной комиссии РФ возражали против удовлетворения жалобы.

Выслушав объяснения заявителя У.В., адвоката Андрианова И.П., являвшегося также его представителем по нотариально удостоверенной доверенности от 19 апреля 1996 г., представителей У.В. - Б.О. и К.Т., представителей Центральной избирательной комиссии РФ Ф., К.Р., В., А.В., исследовав обстоятельства дела, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей в удовлетворении жалобы У.В. отказать, Верховный Суд РФ пришел к выводу о том, что заявленные У.В. требования не подлежат удовлетворению
по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 34 Федерального закона от 17 мая 1995 г. No. 76-ФЗ “О выборах Президента Российской Федерации“ избирательное объединение, избирательный блок или инициативная группа избирателей, выдвинувшие кандидата на должность Президента Российской Федерации, обязаны собрать в его поддержку не менее 1 миллиона подписей избирателей. При этом на один субъект Российской Федерации должно приходиться не более 7% от требуемого общего числа подписей.

Подписные листы изготавливаются по форме, указанной в приложении No. 1 и 2 к этому закону; при сборе подписей в поддержку кандидата в каждом подписном листе должны быть указаны предусмотренные законом сведения о кандидате; избиратель указывает свои фамилию, имя, отчество, год рождения (в возрасте 18 лет - дополнительно день и месяц рождения), адрес места жительства, серию и номер паспорта или заменяющего его удостоверения личности, а также дату внесения подписи.

Подписной лист заверяется лицом, собиравшим подписи, с указанием своих фамилии, имени, отчества, места жительства, серии и номера паспорта или заменяющего его удостоверения личности и уполномоченным представителем избирательного объединения, избирательного блока или инициативной группы избирателей, выдвинувших кандидата, с указанием тех же данных. В каждом подписном листе должно быть указано наименование субъекта Российской Федерации, где проводился сбор подписей избирателей.

В соответствии со ст. 35 названного выше Федерального закона Центральная избирательная комиссия РФ в течение 10 дней со дня приема документов проверяет соответствие порядка выдвижения кандидатов на должность Президента Российской Федерации требованиям этого Федерального закона и не позднее чем за 50 дней до выборов принимает решение о регистрации кандидатов либо мотивированное решение об отказе в регистрации.

При проверке Центральной избирательной комиссией РФ правильности
оформления подписных листов вправе присутствовать уполномоченные представители соответствующих избирательных объединений, избирательных блоков, инициативных групп избирателей, а также кандидаты на должность Президента Российской Федерации и их доверенные лица.

В случае сомнений в достоверности данных, содержащихся в подписных листах, или достоверности подписей избирателей Центральная избирательная комиссия РФ организует проверку подписных листов.

В регистрации кандидата на должность Президента Российской Федерации может быть отказано только в случае нарушения Конституции РФ и настоящего Федерального закона .

Центральная избирательная комиссия выносит мотивированное решение об отказе в регистрации кандидата на должность Президента Российской Федерации.

Из текста обжалуемого п. 1 постановления Центральной избирательной комиссии РФ от 26 апреля 1996 г. об отказе заявителю в регистрации на должность Президента Российской Федерации усматривается, что основанием к отказу в регистрации являлись результаты проверки, согласно которым правильно оформленными являются подписные листы, содержащие менее 1 миллиона подписей избирателей; подписные листы с 265189 подписями избирателей не соответствуют требованиям ст. 34 Федерального закона “О выборах Президента Российской Федерации“, в том числе с 36716 подписями содержат неполные или недостоверные сведения об избирателях, с 38700 подписями - о сборщиках подписей, с 21215 подписями - об уполномоченных представителях; более 121 тыс. подписей выполнены за избирателей другими лицами; подписные листы, в которых количество подписей избирателей составляет более 47 тыс., оформлены с иными нарушениями.

Все количество подписей, не зачтенных при проверке в поддержку кандидата на должность Президента Российской Федерации У.В., - 265189 подписей, ЦИК распределил по введенным комиссией тридцати кодам нарушений Федерального закона “О выборах Президента Российской Федерации“, подписи, принятые от У.В., выделены по 29 кодам (из 30). В постановлении Центральной избирательной комиссии РФ они
сгруппированы.

Ни одно из нарушений, значащихся по“ 29 кодам, У.В. не признал и настаивал на полной, сплошной проверке в суде всех сданных им подписей.

По представленным У.В. и его доверенными лицами данным, в Центральную избирательную комиссию РФ сдано 1145124 подписи. При компьютерной проверке Центральной избирательной комиссией РФ выявлено, что количество сданных подписей является большим - 1161240, с чем У.В. согласился. В постановлении же указана цифра сданных подписей, по данным У.В., при приеме - 1145124.

Само по себе это обстоятельство не может явиться основанием к признанию постановления неправильным, в нем указана конкретная цифра незачтенных подписей - 265189, которая соответствует количеству незачтенных подписей, содержащихся во врученной У.В. компьютерной распечатке по субъектам Российской Федерации, и количеству нарушений, перечисленных в двадцати девяти кодах нарушений (справка о распределении числа нарушений по кодам ему также вручена).

Число зачтенных подписей в постановлении не названо, указано лишь, что оно составляет менее 1 миллиона. Поэтому неточность в количестве принятых подписей на правильности постановления отразиться не может, если будет подтверждено, что количество засчитанных подписей составляет менее 1 миллиона.

Поскольку Центральная избирательная комиссия РФ признает сданными 1161240 подписей, не засчитано в поддержку У.В. по 29 видам нарушений 265189 подписей, следует считать, что приняты к зачету 896051 подпись. Следовательно, до 1 млн. подписей недостает 103949 подписей.

При подсчете числа засчитанных подписей в суде возник вопрос, вызванный тем, что числятся сданными 1161240 подписей, а в компьютерной распечатке по субъектам Российской Федерации, по состоянию на 26 апреля 1996 г., указано только 1148895 подписей. По объяснениям представителей ЦИК, разница связана с тем, что были проверены, не все сданные У.В. подписи, а
только 1148895; при 265189 незасчитанных подписей засчитанными числились 883706 подписей; непроверенные подписи, составлявшие разницу между сданными и проверенными подписями (свыше 12 тыс. подписей), зачтены в счет действительных, в связи с чем общее число засчитанных подписей возросло и составило 896051. Это количество засчитанных подписей суд считает достоверным.

С заявлением У.В. о том, что все результаты проверки, проведенной ЦИК, по выявлению нарушений и выбраковке 265189 подписей являются неправильными и не должны приниматься во внимание, согласиться нельзя.

Право организовать проверку в случае сомнений в достоверности подписей избирателей и других данных, содержащихся в подписных листах, предоставлено Центральной избирательной комиссии РФ законом.

Как установлено судом в процессе судебного разбирательства, указанные в законе основания для проведения проверки - сомнение в достоверности данных, содержащихся в подписных листах, или достоверности подписей избирателей - имелись. Следовательно, проверка подписей проведена ЦИК в пределах правомочий, предоставленных ей законом.

То обстоятельство, что проверка данных, содержащихся в подписных листах, и самих подписей, представленных У.В., действительно проводилась, признают сам заявитель и его представители - К.Т. и Б.О., имевшие от него доверенности на правоучастие в работе Центральной избирательной комиссии РФ.

По объяснениям К.Т. и Б.О., в проверке ЦИК принимали участие графологи, а также специалисты паспортно - визовой службы и военного ведомства для проверки правильности указания серий и номеров паспортов, номеров удостоверений военнослужащих.

По объяснениям Б.О., которая по просьбе У.В. была допрошена в первый день судебного разбирательства 30 апреля 1996 г. в качестве свидетеля, а потом принимала участие в процессе в качестве его представителя согласно выданной ей доверенности, ее и других доверенных лиц У.В. 23 апреля 1996 г. известили о начале проверки,
с этого дня им выдали пропуска, и его доверенные лица в количестве 5 человек весь период проверки находились в помещении ЦИК; их ставили в известность о результатах проверки, но не полностью, а только частично, к самой проверке не допускали, и они в ней участвовать не могли.

На основании этих объяснений У.В. заявил о нарушении его прав как кандидата на должность Президента Российской Федерации. Однако это заявление суд признает необоснованным. Федеральным законом “О выборах Президента Российской Федерации“, как было указано выше, предусмотрено лишь присутствие кандидата или его доверенных лиц при проведении ЦИК проверки, а не участие в ней.

Установленное законом правило ЦИК было соблюдено.

Суд установил, что представители У.В., присутствовавшие при проверке, оспаривали доводимые до них результаты проверки, разговаривали с членами рабочих групп, доказывали отсутствие нарушений, принимали меры к сбору и представлению дополнительной информации, к устранению нарушений.

Так, по показаниям члена рабочей группы Е., допрошенного по просьбе У.В. и его представителей, последние подходили к нему и отрицали выявленный им один факт нарушений по одному из подписных листов по Ростовской области. Он убедился в том, что неточно указал номер страницы подписного листа, так как нарушение было на другой странице. Показав представителям У.В. подписной лист на странице, где было фактически выявлено нарушение, он с их согласия в выбраковочной ведомости сделал соответствующую пометку (указал другой номер страницы).

Эти объяснения суд проверил путем обозрения папки подписных листов и выбраковочной ведомости по Ростовской области, где такая отметка Е. имеется.

Узнав о том, что не засчитаны подписи избирателей по Вологодской области ввиду отсутствия подписи уполномоченного лица - А.Н., представители У.В. приняли меры: А.Н.
25 апреля 1996 г. (в день проверки) явилась в Центральную избирательную комиссию и подала заявление с просьбой разрешить ей подписать подписные листы по этой области (заявление приобщено к делу).

Ее просьба была удовлетворена, после чего около 5000 подписей зачтены в число действительных (по объяснениям У.В. - 5062 подписи).

Эти обстоятельства А.Н. подтвердила при допросе в суде в качестве свидетеля. Это признает и заявитель.

Утверждение заявителя о непоследовательности действий комиссии засчитавшей по просьбе А.Н. подписи, собранные в Вологодской области, но не засчитавшей выбракованные по тем же основаниям подписи по другому субъекту Федерации ввиду отсутствия ее подписи как уполномоченного, нельзя признать убедительным.

Как показала А.Н. в суде, она при обращении в Центральную избирательную комиссию РФ просила разрешения подписать только одну папку по Вологодской области. Это усматривается и из ее заявления.

То обстоятельство, что 25 апреля 1996 г., т.е. после окончания срока сдачи подписей (16 апреля 1996 г.), Центральная избирательная комиссия сочла возможным засчитать в число действительных 5062 подписи, правильно не засчитанных ранее, опровергает довод У.В. о предвзятом отношении ЦИК к проверке подписей, собранных в его поддержку.

Утверждение У.В. о предвзятом отношении к нему Центральной избирательной комиссии РФ опровергается и самим фактом перерасчета числа сданных им подписей в сторону их увеличения.

Как признал сам У.В., его представителям 24, 25 и 26 апреля 1996 г. представлялись компьютерные распечатки на каждый день проверки со сведениями о незачтенных подписях по всем субъектам РФ. Такие компьютерные распечатки за 24, 25, 26 апреля 1996 г. представлены суду им самим. Таким образом, информация ЦИК о результатах проверки представлялась У.В. своевременно, в каждый день проверки.

Расхождения в числе
проверенных и забракованных подписей по дням в распечатках связаны с тем, что выбраковка подписей шла ежедневно и цифры менялись в зависимости от результатов проверки.

Уменьшение числа подписей по кодам нарушений No. 4-9 с 25940 по информации от 25 апреля 1996 г. до 21215 подписей по информации от 26 апреля 1996 г. связано, как установил суд по показаниям А.Н. и объяснениям самого У.В., с тем, что 25 апреля 1996 г. А.Н. как уполномоченной было разрешено подписать подписные листы, в которых было около 5 тыс. подписей. Эти подписи, выбракованные ранее в связи с отсутствием ее подписи как уполномоченной, были после этого зачтены как действительные, что и нашло отражение в сведениях по состоянию на 10 ч следующего дня (26 апреля 1996 г.).

В жалобе и судебном заседании заявитель не назвал кроме этой цифры каких-либо иных случаев неточности информационных сведений, которые не были бы связаны с изменением числа выбракованных подписей по результатам ежедневно проходившей проверки.

Заявитель ни до, ни в процессе всего исследования доказательств по делу не назвал конкретно какую-либо арифметическую ошибку, которая сделана ЦИК и которая могла бы повлиять на количество незачтенных подписей в его поддержку.

Суд не может считать арифметической ошибкой то обстоятельство, что общая цифра нарушений, указанная в постановлении от 26 апреля 1996 г. (по видам), составляет сумму, меньшую, чем 265189, поскольку цифры нарушений по группам (121 тыс., 47 тыс.) в постановлении округлены, а общая цифра нарушений указана в постановлении правильно - 256189. Эта цифра судом выверена по 29 кодам нарушений.

Указание в заявлении У.В. от 11 мая 1996 г. после обозрения подписных листов о том, что цифра незасчитанных подписей - 34621 - это чисто арифметическая ошибка, не содержит обоснования либо ссылки на доказательства; его утверждение о том, что цифра - 36716 незачтенных подписей ввиду неверных или недостоверных данных об избирателях, требует уточнения на предмет арифметических ошибок, а цифра выбракованных 99 тыс. подписей по причине недоверия к сборщикам содержит арифметические ошибки, ничем не подтверждено и основано лишь на предположениях.

В связи с заявлением У.В. о том, что суд должен проверить все подписи, представленные им в Центральную избирательную комиссию РФ, суд объявил перерыв и обязал заявителя и Центральную избирательную комиссию РФ произвести 3 и 4 мая 1996 г. перепроверку незачтенных подписей, для чего судом на эти дни был объявлен перерыв.

3 мая 1996 г. заявителем и Центральной избирательной комиссией РФ были составлены акты по вопросу согласования ими методики проверки подписей, однако акта о результатах совместной проверки составлено не было; заявитель представил суду свои данные о результатах проверки, ЦИК - свои.

У.В. и его представители объяснили суду, что им по их просьбе были представлены не все 255 папок, как они просили, а только 21 папка с подписными листами (около 100 тыс. подписей) вместе с выбраковочными ведомостями; представители У.В. с ними ознакомились. Справка о результатах ознакомления приобщена к делу и исследована судом.

Центральная избирательная комиссия РФ представила суду свои данные о перепроверке 150477 подписей, собранных в разных субъектах Российской Федерации, указав, что ею перепроверены все подписные листы с наибольшим числом подписей, исключенных по коду No. 23 (подписи избирателей, выполненные другим лицом). Перепроверка производилась в связи с тем, что состоявшимися решениями Верховного Суда РФ по жалобам других кандидатов на должность Президента Российской Федерации не подтверждена правильность действий Центральной избирательной комиссии по выбраковке всех подписных листов сборщика, если в подписном листе имелись подписи (подпись), выполненные от имени избирателя другим лицом. При перепроверке выявлено, что 17146 подписей при проверке ЦИК (на 26 апреля 1996 г.) исключены не в соответствии с мнением, высказанным Верховным Судом Российской Федерации по жалобам других кандидатов на должность Президента Российской Федерации, поэтому если по данному делу суд придет к такому же выводу, то Центральная избирательная комиссия РФ согласна зачесть 17146 подписей в поддержку У.В.

Суд находит, что все подписи в количестве 17146 подлежат зачету, несмотря на заявление ЦИК о том, что эти подписи исключены из числа нарушений только по коду No. 23, но могли иметь другие нарушения, так как это утверждение является предположением.

Суд считает, что после проверки ЦИК 4 мая 1996 г. для регистрации У.В. кандидатом на должность Президента Российской Федерации (1 миллион) недостает 86803 подписей (103949 минус 17146).

Утверждение У.В. о неправильности действий Центральной избирательной комиссии РФ по исключению всего числа подписей при рассмотрении дела не нашло подтверждения.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо ст. 55 ГПК РСФСР имеется в виду ст. 50 ГПК РСФСР.

Согласно ст. 55 ГПК РСФСР (в редакции Федерального закона от 27 октября 1995 г. No. 189-ФЗ) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо ч. 2 ст. 6 Закона РФ “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан“ от 25 февраля 1993 г. No. 4552-1 (в редакции Закона РФ от 15 ноября 1995 г. No. 197-ФЗ) имеется в виду ч. 2 ст. 6 указанного выше Закона РФ от 27.04.1993 No. 4866-1 в редакции Федерального закона от 14.12.1995 No. 197-ФЗ.

В соответствии с ч. 2 ст. 6 Закона РФ “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан“ от 25 февраля 1993 г. No. 4552-1 (в редакции Закона РФ от 15 ноября 1995 г. No. 197-ФЗ) на государственные органы, должностных лиц, государственных служащих, действия которых обжалуются, возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений), гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (решений), но обязан доказать факт нарушения своих прав и свобод.

В процессе исследования судом доказательств по делу заявитель не доказал нарушения его прав Центральной избирательной комиссией РФ которые повлекли отказ в регистрации его на должность Президента Российской Федерации.

В суде заявитель настаивал на сплошной перепроверке всех сданных им подписей (более 1 миллиона). Центральная избирательная комиссия с самого начала предлагала выборочную проверку подписей по кодам нарушений, выражая согласие представить заявителю любые подписные листы. У.В. не согласился на выборочную проверку. По ходатайству У.В. были истребованы и находились в зале судебного заседания все сданные им подписи, сброшюрованные в 255 папках, со всеми находящимися в них выбраковочными ведомостями. Ему и его представителям была предоставлена возможность назвать любую папку по любому субъекту Российской Федерации для представления им и суду для осмотра (в его ходатайстве о приобщении к делу всех сданных им подписей и всех выбраковочных ведомостей к ним по 255 папкам вместе было отказано судом).

Учитывая возражения У.В. против выборочной проверки, суд не принимал решения о ее проведении до тех пор, пока он сам не согласился на такой метод осмотра подписей.

У.В. судом была обеспечена реальная возможность проверить в судебном заседании правильность исключения подписей.

Несмотря на то, что суд в течение нескольких дней судебных заседаний не удовлетворял ходатайство ЦИК о выборочной проверке, заявитель не сообщил своего мнения о его методике, способе осмотра подписных листов и проверке действий ЦИК, настаивая на сплошной перепроверке всех сданных им более 1 миллиона подписей.

При осмотре некоторых подписных листов методом сплошной проверки всей папки (около 5000 подписей каждая) суд выявил многочисленные нарушения, связанные с учинением подписей от имени большого числа избирателей одним лицом, и указания несуществующих номеров или серий паспортов избирателей и сборщиков. Эти нарушения носят массовый характер.

Так, при осмотре папки с подписными листами No. 54-5 по Новосибирской области выявлено, что двумя лицами выполнены подписи от имени 98 избирателей по всем находящимся в папке подписным листам. Подписи этих двух лиц являются выработанными, иллюстративными, не вызывающими сомнений в учинении их одним и тем же лицом.

Суд допросил в качестве свидетеля по фактам нарушений, выявленных по подписным листам этой папки, специалиста, которая в процессе проверки, проводимой ЦИК до 26 апреля 1996 г., проверяла ее, - С., которая указала суду на подписи, выполненные от имени многих избирателей всего двумя лицами на всех подписных листах папки. По ее показаниям, многочисленные подписи учинены двумя лицами без какой-либо попытки их изменить. Она остановила свое внимание только на этих двух подписях, повторявшихся в каждом подписном листе, так как любое лицо, осмотревшее их, может без специальных познаний увидеть явное их сходство и повторяемость. Если бы она ставила задачу выявления всех поддельных подписей в этой папке, учиненных и другими лицами, число нарушений было бы большим. Ввиду заявления У.В. о необъективности С. при даче показаний в суде суд поручил осмотр подписей в этой папке представителю интересов У.В. Б.О., которая вместе со С. вновь, уже после осмотра подписей судом с привлечением участвующих в деле лиц и прокурора, осмотрела папку и подтвердила в суде повторяемость подписей двух лиц 98 раз и заявила, что она верит объяснениям специалиста. Отметки Б.О. о повторяемости двух подписей приобщены к делу.

С. является старшим экспертом УВД Южного административного округа Москвы, имеет стаж работы экспертом 31 год, стаж работы экспертом - почерковедом - 26 лет. Сомневаться в ее объективности у суда нет оснований. Кроме того, следует учесть и объяснения представителя У.В. - Б.О. о том, что она доверяет ей как специалисту.

С учетом данных осмотра и исследования суд признает доказанным правильность действий ЦИК по исключению всех подписей в этой папке из подсчета подписей, собранных в поддержку заявителя.

Проверена правильность исключения подписей по подписным листам, находящимся в папках No. 56-4 (Оренбургская область), - 5223 подписи, No. 64-4 (Саратовская область) - 5170 подписей, No. 10-2 (Республика Карелия) - 5204 подписи.

Суд допросил в качестве свидетеля специалиста - эксперта Российского федерального центра судебной экспертизы МЮ РФ Б.К., который, осмотрев папки, проверенные лично им при проверке ЦИК, показал, что в этих папках имеются многочисленные случаи учинения одним лицом подписей от имени разных избирателей.

Им подробно изложены частные и общие признаки совпадений подписей от имени разных избирателей и названо конкретно, на каких подписных листах и строчках учинены подписи одного лица за многих избирателей.

Сам он подсчетом числа нарушений, связанных с учинением подписей одним лицом от имени других избирателей, не занимался.

По названным им в суде конкретным подписям одного и того же лица от имени других избирателей суд сделал подсчет и пришел к следующим выводам.

По подписным листам в папке No. 56-4 тремя лицами учинены 232 подписи по 140 подписным листам из всех 150 подписных листов в этой папке, в том числе одним лицом учинено 116 подписей, другим лицом - 70 подписей, третьим лицом - 46 подписей.

9 из 10 остальных подписных листов (на страницах 53, 54, 59, 86, 92, 102, 123, 132, 135, 142), на которых этот вид нарушений Б.К. не назван, исключены из подсчета по другим основаниям, 8 подписей на одном из этих подписных листов, на котором нет никаких нарушений, включены в число 17140 подписей, зачтенных судом.

Нарушений со стороны ЦИК по подсчету голосов по этой папке судом не установлено.

По подписным листам в папке No. 64-4, по показаниям Б.К., на всех подписных листах в этой папке имеются подписи, учиненные одним лицом от имени разных избирателей; им выявлены совпадения нескольких признаков почерка одного и того же лица (данные записаны в протоколе судебного заседания); подписи одним и тем же лицом учинены в количестве от двух до 24 подписей (каждым); общее число подписей, учиненных от имени избирателей другим лицом, составляет по этой папке цифру 172 подсчитанную судом.

Нарушений при исключении подписей по этой папке суд не установил.

По подписным листам в папке No. 10-2, по показаниям Б.К. имеются аналогичные нарушения, но с большим количеством подписей учиненных одним (каждым) лицом за других избирателей. Так, одним лицом учинены подписи за 29 лиц; всего подписей, учиненных одним лицом за других избирателей, - 107 по подсчету, сделанному судом. По этой папке при проверке по состоянию на 26 апреля 1996 г. были исключены все подписи; по проверке, проведенной ЦИК 4 мая 1996 г., засчитано 660 подписей на подписных листах, в которых таких нарушений по коду No. 23 не имелось. Это количество включено в число 17146, засчитанное судом. Б.К. подробно изложены частные и общие признаки совпадения подписей, их устойчивость, стереотипность, направление движения и прочие данные дающие ему возможность для категорического вывода об идентичности подписей, в том числе обращено внимание суда на характерные росчерки в подписях лица, учинившего подписи за многих избирателей. По его утверждению, в сомнительных случаях он принимал решение о зачете подписей.

У.В. заявлено о лжесвидетельстве Б.К.

В подтверждение этого заявления его представители утверждали, что в суде свидетель дал ложные показания по вопросам, связанным с идентификацией подписи сборщика Г.Е.В., заявив, что не знает каких-либо обстоятельств по поводу ее подписи. Как утверждали Б.О. и К.Т., свидетель лично давал в процессе проверки ЦИК заключение по поводу этой подписи и признал ее подложной.

Для проверки этого обстоятельства У.В. и его представители настаивали на допросе в суде в качестве свидетеля члена рабочей группы Е., проверявшего папку, в которой имелась подпись Г.Е.В. Несмотря на возражения ЦИК, суд допросил в качестве свидетеля Е., находившегося в зале судебного заседания.

Е. подтвердил, что он действительно усомнился в подписи Г.Е.В. как сборщика, поскольку в том же подписном листе от ее имени имелась ее подпись как избирателя, которая не была похожа на ее же подпись как сборщика, в связи с чем он обратился к Ф.И.О. (фамилии ее не помнит), и она подтвердила, что эти подписи сходства не имеют, кроме того, она обратила его внимание на то, что подпись от имени Г.Е.В. Ф.И.О. другой подписи избирателя - Г.С., а расположенные выше их подписей еще три подписи других избирателей выполнены одной рукой. Свидетель С., не присутствовавшая в зале суда во время допроса свидетеля Е., дополнительно допрошенная на следующий день, дала точно такие же объяснения, подтвердив, что подпись сборщика Г.Е. и подпись от ее имени как избирателя действительно различные, о чем она сообщила члену рабочей группы, обратившемуся к ней по этому вопросу, фамилии его она не помнит.

Суд проверил объяснения свидетелей, обозрев подписные листы, и убедился в том, что подписи от имени Г.Е. и Г.С. по Ф.И.О. но они не похожи на подпись Г.Е. в качестве сборщика. Выше 2 одинаковых подписей от имени Г. действительно есть три подписи, которые могут быть выполнены одним лицом.

Представитель У.В. - Б.О. пояснила, что эти три подписи учинены членом одной семьи, что они допускали.

Представители У.В. просили свидетеля С. установить идентичность подписи Г.Е.В. по представленной ими ксерокопии справки, удостоверенной инспектором по кадрам, с двумя образцами подписей Г.Е.В., выполненных по-разному. Свидетель пояснила, что по поводу идентификации подписей по ксерокопиям никакого мнения сказать нельзя, так как в ксерокопии исчезают частные признаки подписи, но, по ее мнению, хотя и не категорическому по указанной причине, две подписи от имени Г.Е.В. являются разными.

Подлинную справку вместо ксерокопии для предъявления специалисту представители заявителя не представили ни в этот, ни в последующие дни заседания суда.

Показаниями свидетелей Е. и С. подтверждена непричастность Б.К. к идентификации подписи Г.Е.В., и тем самым его показания по делу не опорочены.

Довод адвоката У.В. - Андрианова И.П. о том, что Б.К. не обладает специальными познаниями как графолог, нельзя признать состоятельным. Хотя Б.К. имеет высшее педагогическое образование (филолог), однако он прошел соответствующую подготовку как эксперт, сдал квалификационный экзамен, допущен к работе экспертом и проведению криминалистической экспертизы, имеет соответствующее удостоверение, стаж работы по этой специальности 2,5 года.

Основания сомневаться в его компетентности и объективнос“и отсутствуют.

Судом была полностью проверена папка с подписными листами No. 58-2 по Пензенской области. Подписи в этой папке не зачтены в связи с указанием во всех подписных листах этой папки номеров и серий паспортов, которых не существует. Для проверки правильности исключения подписей избирателей по мотивам указания неверных паспортных данных суд первоначально предложил представителю ЦИК А.В. по их данным назвать конкретно подписи таких избирателей. А.В. по всей папке назвал подписи избирателей с несуществующими номерами паспортов. При этом он назвал все сплошь номера до страницы 31 этой папки, а затем ввиду большой распространенности и множественности таких нарушений он стал называть их с согласия представителя У.В. через каждые 10 страниц до конца папки.

Для перепроверки выявленных ЦИК нарушений этого вида суд допросил сотрудника паспортно - визовой службы УВД Администрации Московской области К.К., которому суд предложил назвать конкретно подписи избирателей с несуществующими номерами паспортов в том же порядке (до страницы 31, а затем через 10 страниц).

Одновременно суд сличал номера страниц и строк, названных А.В., с номерами страниц и строк, названных К.К., и установил не только полное совпадение, но и дополнительно количество подписей избирателей с такими данными, сверх тех, которые указаны представителем ЦИК (например, на стр. 113, 130).

Названные нарушения в этой папке носят очень распространенный, сплошной характер, встречаются на одном подписном листе от 2 до 16 раз (из 35 подписей).

Случаев несовпадения в сторону уменьшения числа действительных подписей не установлено.

Заявление У.В. и его адвоката Андрианова И.П. о том, что показания свидетеля К.К. и исключение названных им подписей не могут быть приняты судом во внимание, поскольку свидетель не назвал цифровой диапазон действительных или недействительных номеров, они не ознакомлены с приказом и материалами МВД по этому вопросу, суд не признает состоятельным. Документы, устанавливающие цифровой диапазон номеров действительных и несуществующих паспортов и их серий, являются документами для служебного пользования. К.К. представил такой документ суду для обозрения.

Оснований не доверять свидетелю К.К. у суда нет.

Свидетель называл конкретные страницы и строки, в которых указаны неверные паспортные данные избирателей, в присутствии прокурора и У.В., который лично видел, какие именно номера паспортов указаны К.К. как несуществующие.

На вопросы У.В. о возможности выдачи в субъектах Российской Федерации паспортов с иными номерами, чем те, которые указаны в приказе МВД СССР (номер и дату издания приказа свидетель по просьбе У.В. и его адвоката назвал), и не могли ли появиться после издания этого приказа паспорта с иными номерами, свидетель ответил отрицательно.

Кроме совпадения объяснений представителя ЦИК и свидетеля К.К. по конкретным подписям свидетелей с неверными паспортными данными, суд считает необходимым учесть и следующее обстоятельство. Об исключении подписей по этим мотивам У.В. и его представителям стало известно еще в процессе проверки, проводимой ЦИК до 26 апреля 1996 г., однако ни У.В., ни его доверенные лица не представили ни в ЦИК, ни в суд ни одного паспорта избирателя, подпись которого исключена по этим мотивам, не просили суд о вызове такого свидетеля с паспортом.

Суд слушал дело, начиная с 30 апреля 1996 г., выявление нарушений (по коду 22) производилось судом 7 мая, свидетель К.К. был допрошен по этим нарушениям 8 мая, однако 11 мая 1996 г. У.В. и его представители заявили о том, что они не могут представить суду ни одного паспорта, признанного недействительным, или хотя бы его ксерокопии, хотя просили о приобщении к делу нескольких ксерокопий паспортов сборщиков, собранные подписи которых не приняты по другим мотивам (несовпадение подписей).

После того как при сплошной проверке всех подписных листов в названных папках были выявлены многочисленные нарушения, носящие массовый характер, У.В. согласился на проведение выборочной проверки по отдельным видам нарушений (по кодам). Судом такая проверка проведена.

Для проверки правильности исключения подписей по коду 4-5 по просьбе У.В. суд обозрел папку с подписными листами No. 29-1 по Архангельской области.

При осмотре установлено, и это не отрицается У.В., что подписные листы в этой папке, собранные У.В., Т.Г., Л., Ш., не имеют даты и подписи уполномоченного, поэтому правильно исключены из числа зачтенных.

Просьба У.В. зачесть подписи на этих подписных листах по тем мотивам, что они достоверны, так как собраны его матерью, братом, другом и учительницей, они и он ручаются за подлинность и действительность подписей, не может быть удовлетворена, поскольку в подписных листах не указаны те сведения, которые должны содержаться в них согласно Закону. Суд не усматривает нарушений ЦИК при исключении подписей по этому нарушению.

Суд признает несостоятельным утверждение У.В. о неправильном исключении подписного листа в той же папке по мотивам учинения подписей от имени избирателя другим лицом.

При обозрении подписного листа (сборщик З.) судом установлено, что визуально подписи от имени У.Д. и У.О. выполнены одним лицом; исполнение подписей, их частные и общие признаки дают основания для признания правильным вывода ЦИК об их исключении.

Судом подтверждена правильность исключения всех 4483 подписей по тому же коду No. 4-5 по папке No. 54-2 (Новосибирская область), в которой на всех подписных листах отсутствует подпись уполномоченной А.Н. и дата, которая должна быть ею указана.

Представители У.В. просмотрели вместе с судом всю папку, но не обнаружили даты, подписи уполномоченного ни на одном из подписных листов с лицевой и оборотной стороны.

Суд проверил правильность исключения подписей, собранных А.Н. как сборщиком, по мотивам учинения подписи от имени избирателей другим лицом (по коду No. 23).

Ею как сборщиком сдано 4 подписных листа с 65 подписями избирателей (No. 136, 137, 138, 139). При проверке ЦИК (до 26 апреля 1996 г.) все они были исключены по указанным мотивам.

При осмотре подписных листов выявлено, что на 2 из 4 подписных листах визуально нарушения не подтверждаются (20 подписей), но суд не может зачесть эти подписи, поскольку, по показаниям А.Н. как свидетеля, фактически она собирала подписи только по двум подписным листам (20 подписей), а по двум другим подписным листам (45 подписей) подписи собирала не она, а ее знакомая Бритаева Н.Н.; как сборщик подписала подписные листы она, А.Н. Это является нарушением порядка сбора подписей. Такие подписи не могут быть зачтены.

Кроме того, по объяснениям представителя ЦИК А.В., подписи по двум подписным листам, подписанным А.Н. как сборщиком, восстановлены при проверке 4 мая 1996 г. и вошли в число 17146 подписей. По этой папке восстановлено 2407 подписей.

По коду нарушений No. 29 (подпись сборщика выполнена другим, лицом) суд проверил названную представителями заявителя папку No. 34-5 (Волгоградская область) и счел подтвержденным визуальное различие подписей сборщиков и подписей от их же имени как избирателей (подпись К. как сборщика на стр. 70 и в строке 10 страницы 71 как избирателя; аналогичное нарушение на стр. 169).

По тому же коду нарушений по просьбе заявителя суд осмотрел папку 46-2 (Курская область) и убедился в том, что подпись сборщика Г. на странице 81 как сборщика визуально различается от его же подписи как избирателя на странице 84 строка 10.

Суд не усмотрел неправильности действий Центральной избирательной комиссии РФ по исключению из числа действительных подписей по нарушениям (код 15), имеющимся в папке 34-6 (Волгоградская область). На подписных листах (страницы 74, 75, 76) отсутствуют необходимые паспортные данные сборщика - нет серии.

Ссылка заявителей на то, что на стр. 73, 77 той же папки серия паспорта того же сборщика имеется, не может явиться основанием к зачету исключенных подписей, так как подписные листы на стр. 74 - 76 заполнены с нарушением требований закона.

Не может быть удовлетворена просьба представителей заявителя о зачете 15 подписей на странице 7 папки 77-8 (Москва), поскольку номер паспорта сборщика Д. на этой странице читается как пятизначная цифра (54019). То обстоятельство, что на других подписных листах на страницах 8, 9, 10, 11 имеется правильный шестизначный номер паспорта того же сборщика (511019), не может служить основанием к признанию действий ЦИК неправильными.

Суд не усмотрел нарушений со стороны ЦИК по исключению по тому же нарушению подписей на страницах 90 - 92, 101 - 103 той же папки, собранных сборщиками, паспортные данные которых не существуют.

Суд не может согласиться с заявлениями представителей У.В. о неправильности исключения подписей сборщика Г.Е.Е. по подписным листам на стр. 121 - 125 той же папки по Москве, так как в них действительно не указан номер квартиры сборщика. То обстоятельство, что, по их утверждению, сборщик проживает в общежитии, не исключает необходимости указания сборщиком номера комнаты. Подписи в других подписных листах того же сборщика, где номер квартиры указан, зачтены в счет действительных.

При осмотре той же папки подтверждена правильность исключения подписей по подписным листам No. 126-128 той же папки по коду 15 нарушений (неверные паспортные данные сборщика).

Суд счел правильным исключение подписей, удостоверенных сборщиком Х., поскольку в подписных листах проставлена несуществующая серия ее паспорта.

Довод представителей У.В. о том, что в серии ее паспорта указана буква “Л“, а не “П“, нельзя признать обоснованным, так как буквы серии указаны печатным шрифтом, буква “П“ указана явственно, она не может быть принята за букву “Л“.

Судом проверено утверждение У.В. и его представителей о том, что неправильно исключены подписи избирателей в папках No. 77-8, 22-1, 77-5. При их осмотре суд установил, что на страницах 8, 9 папки 77-8 имеются многочисленные сокращения (имен и отчеств избирателей (всех), в том числе на стр. 8 строка 3 сокращенное отчество избирателя (“Алекс“) делает невозможным узнать о его действительном отчестве; на стр. 67 (а не 68) папки 77-5 невозможно прочесть буквенную серию паспорта сборщика; на стр. 34 папки 22-1 (Алтайский край) имеется исправление даты подписи сборщика.

С доводами представителей У.В. о том, что исключение подписей произведено по формальным основаниям, суд согласиться не может, поскольку нарушение порядка оформления подписных листов и подписей избирателей подтверждено, признать действия ЦИК по их исключению неправильными нет оснований.

Вместе с тем суд считает возможным согласиться с доводами заявителя и его представителей о том, что исключение всех подписей на подписных листах на стр. 13, 22 (всего 35 подписей), папки 22-1, 35-38 (по 35 на каждой), было недостаточно обоснованным, явное исправление подписей имело место лишь на одном подписном листе (35 подписей), а шесть грязно исполненных подписей должны быть исключены, но остальные подписи в тех же подписных листах могут быть зачтены. Всего подлежит зачету 134 подписи.

Суд соглашается с мнением представителей У.В. о том, что ЦИК неправильно исключены все подписи, собранные сборщиком Д. на стр. 87 - 101 папки 46-2 (Курская область).

При осмотре ее подписи как сборщика на странице 87 и как избирателя в строке 9 страницы 98 суд сделал вывод, что хотя визуально внешние различия в ее подписях есть, но они связаны с изменением объема пространства для выполнения подписи сборщика и избирателя. Не исключил возможность выполнения этих подписей одним лицом и свидетель Б.К., которого суд, усомнившийся в правильности выводов ЦИК, просил осмотреть подписи.

Суд считает, что 525 подписей этого сборщика на страницах 87 - 101 подлежат зачету.

Всего подлежит зачету 134 и 525 подписей.

Это количество подписей незначительно и не может повлиять на правильность выводов Центральной избирательной комиссии РФ о том, что У.В. не собрано необходимое количество голосов для регистрации его кандидатом на должность Президента Российской Федерации.

Нельзя не учитывать, что включение судом названного количества подписей произведено в результате их осмотра и изучения совместно с участниками процесса, внешние же признаки нарушений имели место, поэтому само по себе это обстоятельство не может расцениваться как бесспорное доказательство допущенных Центральной избирательной комиссией РФ нарушений закона при проверке подписей, представленных заявителем.

При этом суд принимает во внимание, что при рассмотрении дела выявлена правильность исключения всех 5170 подписей по папке No. 64-4 (Саратовская область) ввиду многочисленности нарушений по коду 23. Однако по всем 5 папкам Саратовской области, по данным ЦИК, не зачтено всего лишь 1736 подписей.

Каких-либо данных в сторону уменьшения действительных подписей и правильно оформленных подписных листов судом не установлено.

Суд считает необходимым отметить массовый, распространенный характер нарушений, выявленных при проверке подписей, сданных У.В.

Ни одна из цифр подписей, названных У.В. в заявлении от 11 января 1996 г., не может быть принята судом во внимание с учетом того, что они не имеют обоснования, расчета, ссылки на доказательства, материалы судебного исследования, осмотра подписей, не соответствуют установленным судом обстоятельствам.

Всего судом по просьбе заявителя, его представителей, представителей ЦИК и для проверки показаний свидетелей осмотрено сплошным и выборочным методом 19 папок, в которых находится свыше 90 тыс. подписей избирателей, собранных в разных субъектах Российской Федерации и сданных У.В. в Центральную избирательную комиссию РФ.

Проведенное судом исследование, оценка доказательств, представленных заявителем, его представителями и представителями Центральной избирательной комиссии РФ, позволяют сделать вывод о правильности п. 1 постановления Центральной избирательной комиссии РФ об отказе У.В. в регистрации кандидатом на должность Президента Российской Федерации.

В удовлетворении заявленных им требований следует отказать.

Руководствуясь ст. ст. 231, 232, 239.7, 191 - 197 ГПК РСФСР, Верховный Суд РФ

решил:

отказать У.В. в удовлетворении его жалобы о признании незаконным п. 1 постановления Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 26 апреля 1996 г. об отказе в регистрации его кандидатом на должность Президента Российской Федерации, а также в удовлетворении его требований об обязании Центральной избирательной комиссии Российской Федерации зарегистрировать его кандидатом на должность Президента Российской Федерации и выдать удостоверение о соответствующей регистрации.

Решение Верховного Суда Российской Федерации является окончательным, в кассационном порядке обжалованию и опротестованию не подлежит.

Председательствующий -

судья Верховного Суда

Российской Федерации

Т.П.ЕВДОКИМОВА