Решения и постановления судов

Решение МКАС при ТПП РФ от 17.02.2004 по делу N 88/2003 МКАС удовлетворил иск о взыскании с суммы основного долга по договору о взаимном факультативно-облигаторном перестраховании рисков, принимаемых каждой из сторон по договорам оригинального страхования, поскольку ответчик не оспаривает факта задолженности истцу по оплате разницы страховых премий в предъявленном истцом размере.

ЗНАЧЕНИЕ СЛОЖИВШЕЙСЯ УСТОЙЧИВОЙ ПРАКТИКИ СТОРОН

По материалам решения Международного коммерческого

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате

Российской Федерации

Дело N 88/2003. Решение от 17.02.2004

1. Неточность в арбитражной оговорке контракта не послужила основанием для признания отсутствия компетенции МКАС рассматривать данный спор, учитывая, что не вызывало сомнений намерение сторон передавать споры на разрешение именно МКАС.

2. С учетом обстоятельств дела МКАС пришел к выводу о возможности разрешения спора на основании только условий договора сторон без определения применимого национального права.

3. При отсутствии в договоре сторон указаний о порядке составления актов сверки составом арбитража при вынесении решения принята во внимание сложившаяся между сторонами устойчивая практика по осуществлению взаиморасчетов и составлению актов
сверки.

Иск был предъявлен узбекской страховой компанией (истец) к латвийскому страховому акционерному обществу (ответчик) в связи с невыполнением условий заключенного сторонами 12 февраля 1999 г. договора о взаимном факультативно-облигаторном перестраховании рисков, принимаемых каждой из сторон по договорам оригинального страхования. Условиями оригинального страхования, основанными на генеральных договорах страхования, предусматривалось, что в случае отгрузки по контрактам меньшего или большего объема товара, чем предусмотрено в контрактах или в заявках, размер страховой суммы и страховой премии уменьшается либо увеличивается на соответствующую сумму и страховщик обязан возвратить излишне уплаченную часть страховой премии в течение 25 банковских дней со дня окончательной сверки по отгруженным объемам и подписания двустороннего акта сверки. Это условие сторонами обычно соблюдалось, но три акта сверки ответчик не подписал и не погасил возникшей задолженности, несмотря на имевшую место переписку сторон и предъявленную ему претензию.

Истец требовал погашения задолженности и возмещения расходов по арбитражному сбору.

Ответчик объяснений по иску не представил, а его представители в заседания МКАС не явились.

Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.

1. Представленный истцом при исковом заявлении Договор о взаимном перестраховании от 12 февраля 1999 г. (п. 11.2) содержит арбитражную оговорку, согласно которой при недостижении согласия между сторонами путем переговоров спор рассматривается в Московском коммерческом арбитражном суде при ТПП РФ.

Данная арбитражная оговорка, безусловно, исключает
возможность предположить, что сторонами имелся в виду Коммерческий арбитраж при Торгово-промышленной палате г. Москвы.

Исходя из содержания арбитражной оговорки и совокупности обстоятельств, состав арбитража полагает, что в намерения сторон со всей очевидностью входило обратиться в случае возникновения спора в постоянно действующий коммерческий арбитражный орган при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, компетентный разрешать споры, вытекающие из подобных договоров, известный обеим сторонам и пользующийся соответствующей репутацией. Указание в арбитражной оговорке “Московский“ относится не к наименованию арбитражного суда, а к его местонахождению.

Морская арбитражная комиссия согласно Положению о ней, являющемуся Приложением к Закону РФ “О международном коммерческом арбитраже“, разрешает споры, вытекающие из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих из торгового мореплавания, в том числе из морского страхования и перестрахования. Договор же сторон в основном предусматривает перестрахование грузов, следующих железнодорожным транспортом, рассмотрение которых не относится к компетенции Морской арбитражной комиссии. К тому же страховые случаи, в связи с которыми возник данный спор, имели место во время перевозки грузов железнодорожным транспортом.

Третейский суд для разрешения экономических споров при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в силу его компетенции, предусмотренной Положением о данном суде, не может рассматривать споры, вытекающие из договорных отношений, между сторонами по настоящему делу. Им могут рассматриваться лишь споры между юридическими лицами и гражданами-предпринимателями, зарегистрированными в РФ и других
государствах, входящих в Содружество Независимых Государств (СНГ).

Других коммерческих третейских судов при ТПП РФ не существует.

Таким образом, несмотря на то что текст упомянутой арбитражной оговорки содержит некоторые неточности, а также принимая во внимание то, что спор относится к предметной юрисдикции МКАС и отсутствуют возражения со стороны ответчика против рассмотрения дела в МКАС, состав арбитража признал, что в его компетенцию входит разрешение данного спора.

2. Рассмотрев вопрос об отсутствии в заседаниях 20 ноября 2003 г. и 20 января 2004 г. представителей ответчика, МКАС установил, что ответчик был надлежащим образом извещен о датах и месте слушаний дела заказными письмами с уведомлениями о вручении (п. 2 параграфа 12 и п. 1 параграфа 23 Регламента МКАС), о чем свидетельствуют имеющиеся в деле уведомления о вручении 10 октября 2003 г. ответчику повестки о назначении слушания дела на 20 ноября 2003 г. и 27 ноября 2003 г., о назначении слушания дела на 20 января 2004 г.

Таким же способом ответчик 20 июня 2003 г. был извещен о предъявленном ему иске с приложением комплекта исковых материалов.

В этой связи и на основании ст. 25 Закона РФ “О международном коммерческом арбитраже“ и п. 2 параграфа 28 Регламента МКАС счел правомерным рассмотреть настоящее дело в отсутствие представителей ответчика.

3. Обратившись к вопросу о применимом
праве, суд констатирует, что стороны не решили данный вопрос в заключенном ими Договоре. При таких обстоятельствах в соответствии со ст. 28 Закона РФ “О международном коммерческом арбитраже“ и п. 1 параграфа 13 Регламента МКАС вправе определять применимое право в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми, принимая решение в соответствии с условиями договора сторон с учетом торговых обычаев, применимых к конкретной сделке.

Принимая во внимание обстоятельства данного дела, МКАС пришел к выводу о возможности разрешения этого спора на основании условий договора, заключенного между сторонами.

4. При рассмотрении исковых требований по существу МКАС установил, что в соответствии с п. п. 1.1 и 3.1 договора о взаимном перестраховании, а также в соответствии с приложением N 1 к указанному договору перестрахование рисков по договору о взаимном перестраховании, заключенному между истцом и ответчиком, принималось на условиях генеральных договоров N 31/24, N 00/06, N 31/20, т.е. на условиях оригинального страхования. Условиями генеральных договоров N 31/24, N 00/06, N 31/20 предусмотрено, что в случае отгрузки по контрактам меньшего объема либо большего объема товара, чем предусмотрено в контрактах или в заявках, размер страховой суммы и страховой премии уменьшается либо увеличивается на соответствующую сумму. При уменьшении объема страховщик (в данном случае перестраховщик - ответчик) обязан возвратить излишне уплаченную часть
страховой премии на счет страхователя (в данном случае перестрахователя - истца) не позднее 25 банковских дней со дня осуществления окончательной сверки по отгруженным объемам и подписания двустороннего акта сверки.

Самим договором о взаимном перестраховании не предусмотрен порядок составления актов сверки, однако такой порядок предусмотрен условиями оригинального страхования - генеральными договорами N 31/24, N 00/06, N 31/20.

В соответствии с вышеуказанными положениями генеральных договоров N 31/24, N 00/06, N 31/20 и во исполнение договора о взаимном перестраховании истец направлял в адрес ответчика акты сверки, содержащие согласование задолженности ответчика перед истцом по уплате разницы между страховыми премиями, соответствующей заявленным и фактически отгруженным объемам товара, которые всегда подписывались и исполнялись ответчиком. Факт признания и подписания ответчиком актов сверки подтверждается актами N 5 от 12 мая 2000 г., N 1 от 7 декабря 1999 г., N 2 от 7 декабря 1999 г., N 3 от 7 декабря 1999 г., N 4 от 19 мая 2000 г., а осуществление ответчиком оплаты истцу разницы страховых премий по указанным актам подтверждается и не оспаривается истцом.

Основываясь на условиях договора о взаимном перестраховании и на условиях генеральных договоров N 31/24, N 00/06, N 31/20, а также на фактически сложившихся взаимоотношениях сторон, направленных на исполнение условий договора о взаимном перестраховании, МКАС пришел
к выводу, что между сторонами сложилась устойчивая практика по осуществлению взаиморасчетов и составлению актов сверки.

Несмотря на предшествующее подписание и исполнение ответчиком аналогичных актов сверки, ответчик отказал истцу в проведении сверки по актам N 7, 8, 9 и не произвел по ним оплаты разницы страховых премий, ссылаясь при этом на ненадлежащую форму составления актов сверки, но не оспаривая по существу самого факта задолженности истцу по оплате разницы страховых премий. Истец же в свою очередь выполнил свои обязательства по возврату излишне уплаченной страховой премии страхователям по условиям генеральных договоров N 31/24, N 00/06, N 31/20.

Кроме того, ответчик, извещенный о предъявленном иске, возражений или каких-либо объяснений по существу спора в МКАС не представил. Исходя из этого, МКАС имеет основания полагать, что ответчик не оспаривает факта задолженности истцу по оплате разницы страховых премий в предъявленном истцом размере.

Исходя из изложенного и принимая во внимание сложившуюся практику взаимоотношений сторон, МКАС пришел к заключению о том, что требование истца о взыскании с ответчика суммы основного долга является обоснованным и подлежит удовлетворению.

5. Поскольку в соответствии с п. 1 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах (Приложение к Регламенту МКАС) арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой состоялось решение арбитража, уплаченный истцом арбитражный сбор подлежит взысканию с ответчика.

Член
президиума

и арбитр МКАС при ТПП РФ,

профессор,

доктор юридических наук

М.Г.РОЗЕНБЕРГ