Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 11.06.2003 N 5-о03-104 Определение суда об отмене принудительных мер медицинского характера, возобновлении производства по уголовному делу и направлении дела для производства предварительного расследования в общем порядке оставлено без изменения, так как суд отменил принудительные меры медицинского характера на основании соответствующего медицинского заключения, вопрос о проведении в отношении обвиняемого повторной судебно-психиатрической экспертизы подлежит рассмотрению в ходе предварительного следствия.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 июня 2003 года

Дело N 5-о03-104

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Бурова А.А. и Ламинцевой С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 11 июня 2003 года кассационное представление государственного обвинителя Новичковой Ю.М. на определение Московского городского суда от 22 апреля 2003 года, которым в отношении

У. <...>, со средним образованием, несудимого,

- отменены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа, возобновлено производство по уголовному делу по ст. ст. 30 ч. 3 и 226 ч. 4 п. “б“, ст. 317 и ст. 317 УК РФ, а дело направлено
прокурору гор. Москвы для производства предварительного расследования в общем порядке.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А. и выступление прокурора Карасевой С.Н., не поддержавшей кассационное представление, Судебная коллегия

установила:

органами предварительного следствия У. было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 3 и 226 ч. 4 п. “б“, ст. ст. 317 и 317 УК РФ.

Однако в связи с соответствующим заключением стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы от 17 июня 2002 года Московский городской суд своим определением от 9 декабря 2002 года производство по делу приостановил, а к У. применил принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа на основании ст. ст. 81 ч. ч. 1 и 4, 97 ч. 1 п. “б“, 99 ч. 1 п. “в“ УК РФ до его выхода из болезненного состояния.

Администрация психиатрической больницы N 5 Комитета здравоохранения гор. Москвы, в которой У. находился на лечении, 3 марта 2003 года обратилась в Московский городской суд с ходатайством об отмене принудительной меры медицинского характера в отношении У., поскольку он в настоящее время признаков реактивного состояния не обнаруживает и в продолжении принудительного лечения не нуждается.

Московский городской суд удовлетворил данное ходатайство и принудительные меры медицинского характера в отношении У. отменил.

Помимо этого суд 1-ой инстанции возобновил производство по делу, направив его прокурору гор. Москвы для производства предварительного следствия в общем порядке.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене определения и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Прокурор ссылается на то, что оно вынесено с нарушением уголовно-процессуального закона, выразившегося в лишении гарантированных УПК прав участников уголовного процесса и несоблюдении процедуры судопроизводства. Суд
в нарушение требований ст. 446 УПК РФ без соответствующего медицинского заключения признал У. выздоровевшим, хотя в отношении него необходимо было назначить повторную судебно-психиатрическую экспертизу. Утверждает, что дело возвращено прокурору по не предусмотренным ст. 237 УПК РФ основаниям. В нарушение ст. 256 УПК РФ ходатайство прокурора о проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы не было отдельно рассмотрено в совещательной комнате и изложено в виде отдельного процессуального документы.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационном представлении доводы, Судебная коллегия находит определение суда обоснованным, а доводы представления - неосновательными.

Как видно из материалов дела, в ходе предварительного следствия в отношении У., которому было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 3 и 226 ч. 4 п. “б“, ст. 317 и ст. 317 УК РФ, была проведена стационарная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, в связи с чем органы предварительного следствия направили дело в суд для применения в отношении него принудительных мер медицинского характера. Суд на основании выводов вышеуказанной экспертизы применил к У. принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа до его выхода из болезненного состояния, из которого он согласно акта психиатрического освидетельствования (медицинского заключения) от 20 февраля 2003 года вышел и в продолжении принудительного лечения не нуждается.

При таких данных суд пришел к правильному выводу о необходимости прекращения в отношении У. принудительных мер медицинского характера, в соответствии с требованиями ст. 446 УПК РФ возобновил производство по делу и направил его прокурору для производства предварительного следствия в общем порядке.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона судом не допущено.

В частности, принудительные меры медицинского характера в
отношении У. суд отменил на основании соответствующего медицинского заключения. Об этом же просила и прокурор Новичкова в судебном заседании.

Поскольку вопрос о проведении в отношении У. повторной судебно- психиатрической экспертизы прокурором был поставлен в судебных прениях, суд обсудил его при вынесении определения об отмене принудительных мер медицинского характера, не вынося отдельного определение, и оставил его без удовлетворения, поскольку этот вопрос подлежит рассмотрению в ходе предварительного следствия.

Что же касается необходимости проведения в отношении У. повторной судебно-психиатрической экспертизы, то этот вопрос, как правильно указано в определении, подлежит рассмотрению в ходе предварительного следствия.

Поэтому кассационное представление удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

определение Московского городского суда от 22 апреля 2003 года в отношении У. оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.