Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 13.05.2003 N 18КПО03-15 Приговор по делу в отношении осужденного изменен: на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ наказание по совокупности преступлений назначено путем поглощения менее строгого наказания более строгим, в связи с назначением по п. п. “ж“, “з“, “и“, “к“, “н“ ч. 2 ст. 105 УК РФ пожизненного лишения свободы; исключено указание о ранних судимостях, поскольку они погашены, о чем указано в описательной части приговора.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 мая 2003 года

Дело N 18КПО03-15

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Степалина В.П.

судей - Дзыбана А.А. и Иванова Г.П.

рассмотрела в судебном заседании от 13 мая 2003 года дело по кассационной жалобе осужденного О. на приговор Краснодарского краевого суда от 1 ноября 2002 года, которым:

О., <...>, судимого 8 декабря 1994 года по ст. ст. 246 п. “а“, 212.1 ч. 1, 144 ч. 2, 218 ч. 1 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 14 июня 1998 года по отбытии наказания,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п.
“ж“, “з“, “и“, “к“, “н“ УК РФ к пожизненному лишению свободы, по ст. 158 ч. 2 п. п. “б“, “в“, “г“ УК РФ на 5 лет со штрафом в размере 30 минимальных оплат труда в сумме трех тысяч рублей, по ст. 166 ч. 2 п. п. “а“, “б“ УК РФ на 6 лет, по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 4 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено пожизненное лишение свободы со штрафом в размере тридцати минимальных размеров оплаты труда в сумме трех тысяч рублей, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

По делу осужден Х., приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Дзыбана А.А., выступление прокурора Хорлиной И.О., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

при обстоятельствах изложенных в приговоре суда О. признан виновным в совершении в хуторе Папоротный Туапсинского района Краснодарского края:

14 марта 2000 года кражи имущества Л. на сумму 14150 рублей, с причинением значительного ущерба потерпевшей и с незаконным проникновением в жилище;

21 января 2001 года убийства П. из личных неприязненных отношений, по предварительному сговору и совместно с Х., путем нанесения потерпевшему удара обухом топора и ударов ножом в область груди и шеи и в результате совместных действий осужденных наступила его смерть;

в тот же день по предварительному сговору и совместно с Х. в неправомерном завладении автомобилем ВАЗ 2121 “Нива“ стоимостью 20000 рублей, принадлежавшего П. и его уничтожении путем поджога;

4 мая 2001 года в поселке Дагомыс Лазаревского района города Сочи убийства К. из корыстных побуждений по найму, путем нанесения двух ударов ножом
в грудь, и его матери Г. с целью скрыть ранее совершенное преступление, путем нанесения ей трех ударов ножом в область груди, левого плеча и предплечья, в результате которых наступила смерть потерпевших;

в поселке Отдаленном Апшеронского района Краснодарского края:

3 июня 2001 года кражи из магазина товара на сумму 2821 рубль, с незаконным проникновением в помещение и причинением значительного ущерба потерпевшей;

3 сентября 2001 года убийства Ш. совместно с С., в которого последний произвел выстрел из обреза ружья, а О. из хулиганских побуждений, убедившись что смерть потерпевшего не наступила, клинком ножа причинил ему обширную резаную рану шеи слева, в результате чего наступила смерть.

Осужденный О. в судебном заседании вину признал частично.

В кассационной жалобе и дополнениях осужденный О. просит приговор суда отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство либо снизить наказание до 20 лет лишения свободы. Указывает, что постановление о назначении судебного заседания вынесено с нарушением закона, выводы суда о его виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и построены на противоречивых показаниях Х., Л., И., С., Б., допросы несовершеннолетних Л. и И. проведены с нарушением ст. 191 УПК РФ, не проверены все версии, не устранены противоречия. Судом не были приняты меры к вызову в судебное заседание и допроса свидетелей И., М. и Б. Ему не проведена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза и суд необоснованно отклонил его версию о причинении повреждений К. и Г. в состоянии аффекта, по делу отсутствуют доказательства его виновности по эпизодам краж и уничтожения автомашины. Приговор суда постановлен с нарушениями требований закона, в нем не конкретизировано, какие деяния он совершил.

В возражениях на кассационную жалобу
государственный обвинитель Д.А. Дятло и потерпевшая Г.Г. указывают о своем несогласии с ней.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности О. в совершении преступлений, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Вопреки доводам осужденного в жалобе, постановление судьи о назначении судебного заседания вынесено в соответствии с требованиями ст. ст. 228, 231 УПК РФ, с учетом ранее заявленного ходатайства о рассмотрении дела судом в составе судьи и двух народных заседателей, каких-либо нарушений при назначении дела, судьей допущено не было.

Из протокола судебного заседания следует, что все представленные суду доказательства исследованы, все заявленные ходатайства разрешены.

Доводы жалобы осужденного о том, что суд необоснованно отклонил его ходатайство о допросе свидетелей И., Б. и М., не принял меры к их вызову в судебное заседание, использовал в качестве доказательств по делу показания несовершеннолетних свидетелей Л. и И., допросы которых были проведены с нарушением закона, являются несостоятельными.

Как следует из материалов дела судом принимались меры к вызову и допросу всех свидетелей заявленных сторонами (т. 5 л.д. 11, 13, 21), а при невозможности явки в судебное заседание, что было тщательно проверено судом, показания свидетелей были в соответствии со ст. 281 ч. 1 п. 2 УПК РФ исследованы при отсутствии возражений осужденных и их адвокатов. О. не заявлял ходатайств о дополнении судебного следствия, в том числе о вызове кого-либо из свидетелей и оно было окончено с согласия сторон.

Показания свидетеля И. на предварительном следствии были получены с соблюдением требований закона (т. 2 л.д. 246 -
247), свидетель Л. в судебном заседании был допрошен с участием педагога, каких-либо заявлений от указанных лиц о нарушении их прав не поступало.

Что касается заявления осужденного о непроведении ему стационарной судебно-психиатрической экспертизы, то его также нельзя признать обоснованным.

Из материалов дела следует, что О. была назначена и проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, выводы которой стороны не оспаривали, ходатайств о назначении стационарной экспертизы не заявлялось, и оснований для ее проведения не было.

Доводы в жалобе осужденного о том, что судом не проверены все версии, не устранены противоречия, его оговоре свидетелями, а также о том, что по делу отсутствуют доказательства его виновности в кражах и уничтожении автомашины, смерть П. наступила от ударов ножом Х., убийство Г. и К. он совершил в состоянии аффекта, обороняясь от нападения потерпевших, его невиновности в убийстве Ш., являются несостоятельными.

Данная версия тщательно проверялась судом и обоснованно опровергнута, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Доводы осужденного о том, что он нанес П. удар топором по голове, однако его смерть наступила только от действий Х., а также отсутствие доказательств того, что автомашину они сожгли, полностью опровергаются исследованными в суде доказательствами.

Из показаний осужденного Х. на предварительном следствии суд установил, что из-за неприязни О. предложил убить П., что они и сделали, О. нанес потерпевшему удар топором по голове, а он удары ножом, после чего забрали его автомобиль, который в дальнейшем сожгли.

Из заключения пожарно-технической экспертизы судом установлено, что пожар в автомашине возник от постороннего источника зажигания с участием интенсификатора горения, возможно, горючей смеси.

Из показаний свидетеля Стрельниковой суд установил, что к ней на автомашине П. приезжали О.
и Х., рассказывали об убийстве хозяина автомашины.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть потерпевшего наступила в результате комбинированной открытой черепно-мозговой травмы и множества колото-резаных ранений.

Утверждение осужденного О. о том, что К. и Г. нападали на него, а он обороняясь от их нападений, находясь в состоянии аффекта причинил им ранения, было проверено судом и обоснованно опровергнуто на основании доказательств, которым судом дана надлежащая оценка.

Из показаний свидетеля Самойловой суд установил, что в разговоре с О. тот высказывал намерение убить К., который распространял о ней порочащие слухи.

Из показаний свидетеля Самарова суд установил, что О. высказывал ему свое намерение разобраться с К., видел у него нож. После того, как О. вернулся от К., он видел у него на руках кровь.

Из показаний Л. суд установил, что когда О. пришел разбираться к К., он видел у него за поясом куртки нож, О. вызвал К. в коридор, а когда тот вернулся, был бледен, держался за грудь, за ним шел О., слышал как из комнаты доносились крики Г. о помощи, через некоторое время оттуда вышли О., у которого была порезана рука и И. Сосед К. отдал О. 500 рублей, тот получив деньги сказал, что это плата за убийство, еще ему должны 5000 рублей.

Эти же обстоятельства установлены на основании показаний свидетеля И., который видел в руке О. нож, и после того как мать К. стала на него кричать и спрашивать, за что он ударил ее сына, О. нанес ей удары ножом, порезав при этом себе руку.

Доводы осужденного О. о его непричастности к убийству Ш. опровергаются исследованными в суде доказательствами.

Из показаний свидетеля
С. суд установил, что после выстрела из обреза к Ш. пошел О. с ножом, а когда вернулся, он догадался, что тот добил его.

Из показаний свидетеля М. суд установил, что со слов С. узнал, что за кражу денег он застрелил Ш., но тот еще был жив и О. взяв нож пошел к потерпевшему, а когда вернулся, сообщил, что дорезал его.

Аналогичные показания дал свидетель Б.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы судом установлено, что непосредственной причиной смерти Ш. является обширная резаная рана шеи слева, полным пересечением сонной артерии, рассечением щитовидного хряща с массивным наружным кровотечением.

Утверждение осужденного об отсутствии по делу доказательств по эпизоду краж, является несостоятельным.

Из показаний осужденного О. суд установил, что он признал свое участие в совершенных кражах, указав при этом, что похищенные золотые украшения из дома Л. он продал незнакомым лицам за 50000 рублей.

Из показаний потерпевшей Л., свидетеля Б. суд установил, что из дома было похищено имущество, в краже они подозревали О., которого часто видела у дома.

Из показаний свидетеля К. суд установил, что он видел О. в одежде Б., который на его вопрос ответил, что совершил у него кражу, похитив одежду и ювелирные украшения.

Из показаний потерпевшей Ц. суд установил, что из магазина, в котором была взломана входная дверь, пропал товар на сумму 2821 рубль.

Судебное следствие вопреки доводам жалобы О. проведено полно и всесторонне, в соответствии с требованиями ст. ст. 273 - 291 УПК РФ, в основу приговора были положены доказательства полученные с соблюдением требований закона, и вопреки доводам осужденного суд дал им правильную оценку, в том числе и противоречиям в показаниях осужденных и
свидетелей, проверил все версии по делу и пришел к обоснованному о виновности осужденного, правильно квалифицировав его действия.

Наказание О. судом назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного, данных о личности, а также совершения преступлений при особо опасном рецидиве, что обоснованно признано судом отягчающим по делу обстоятельством.

Приговор постановлен в соответствии с законом, нарушений требований ст. 305 УПК РФ судом не допущено.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, не имеется.

Вместе с тем приговор суда подлежит изменению.

В связи с назначением О. по ст. 105 ч. 2 п. п. “ж“, “з“, “и“, “к“, “н“ УК РФ пожизненного лишения свободы, наказание по совокупности преступлений, подлежит назначению путем поглощения менее строгого наказания более строгим, а не путем частичного сложения наказаний, как указано в приговоре.

Из вводной части приговора подлежит исключению ссылка на судимости по приговорам суда от 20 апреля 1990 года и 18 сентября 1991 года, поскольку они погашены, о чем указано в описательной части приговора.

В связи с внесенными изменениями в приговор суда, оснований для смягчения наказания Судебная коллегия также не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Краснодарского краевого суда от 1 ноября 2002 года в отношении О. изменить, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. “ж“, “з“, “и“, “к“, “н“, 158 ч. 2 п. п. “б“, “в“, “г“, 166 ч. 2 п. п. “а“, “б“, 167 ч. 2 УК РФ путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначить пожизненное лишение свободы; исключить из вводной части приговора указание о
его судимостях от 20 апреля 1990 года и 18 сентября 1991 года. В остальном приговор суда оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.