Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 14.03.2003 N 89-о03-15 Приговор по делу об убийстве оставлен без изменения, поскольку суд, оценив всю совокупность исследованных по делу доказательств, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденных и дал верную юридическую оценку их действиям, наказание им назначено в соответствии с требованиями закона, вывод суда о наличии в действиях одного из осужденных особо опасного рецидива является правильным в силу п. “в“ ч. 3 ст. 18 УК РФ.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2003 г. N 89-о03-15

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Эрдыниева Э.Б., Хинкина В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 14 марта 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных И., К.С. на приговор Тюменского областного суда от 19 декабря 2002 года, которым

И., <...>, ранее судимый 19 августа 1998 года по ст. 158 ч. 2 п. п. “а“, “б“, “в“, “г“ УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден 29 августа 2001 года по отбытию срока, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. “ж“, “н“ УК РФ к 20
годам лишения свободы, первые 5 лет с отбыванием в тюрьме, остальной срок в исправительной колонии особого режима;

К.С., <...>, ранее судимый 28 августа 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. “б“ УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 18 июня 2000 года по отбытию срока, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. “ж“ УК РФ к 15 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., мнение прокурора Глумовой Л.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

И. и К.С. признаны виновными в умышленном причинении смерти К., а И., кроме того, в умышленном причинении смерти Т.

Преступления ими совершены 23 и 24 июня 2002 года в г. Тобольске Тюменской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании И. виновным себя в умышленном убийстве К. не признал, в умышленном убийстве Т. признал полностью, К.С. вину свою признал частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный И. просит разобраться в деле, считая, что он К. совместно с К.С. не убивал, а лишь в целях самообороны ударил К. по лицу 2 - 3 раза и связал его, т.к. потерпевший ударил К.С. обухом топора по голове, и затем он ушел из дома. Также, полагает, что убийство Т. он совершил в состоянии аффекта, вызванном тем, что потерпевший ударил его беспричинно обухом топора, просит назначить дополнительную судебно-психиатрическую экспертизу на предмет установления у него состояния аффекта. На предварительном следствии он признательных показаний не давал, а они были сфабрикованы работниками милиции, при этом ему не было предоставлено право не свидетельствовать против себя;

- осужденный К.С.
просит о пересмотре дела, считая, что убийство К. совершил он один без участия И., в связи с чем не согласен с квалификацией его действий по п. “ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ. Об обстоятельствах убийства К. он рассказывал И., что подтвердили свидетели Г. и Р., поэтому, И. затем и дал признательные показания, а также, и он под незаконным воздействием со стороны работников милиции оговорил И. Не согласен с признанием в его действиях особо опасного рецидива. Полагает, что суд при назначении наказания не учел его заболевание туберкулезом.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности каждого из осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Так, И. и К.С., допрошенные на предварительном следствии в качестве подозреваемого и обвиняемого, а также и при выходе на место происшествия дали подробные признательные показания относительно способа, мотивов, роли каждого в совершении убийства К.

Суд первой инстанции после всестороннего и объективного исследования этих показаний, обоснованно признал их достоверными, поскольку они согласуются между собой, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, положений ст. 51 Конституции РФ и подтверждены другими, согласующимися с ними доказательствами.

Так, при выходе на место происшествия с участием осужденных и судебно-медицинского эксперта, последний пояснил, что показанные действия осужденными на месте происшествия по нанесению ударов ножницами, топором, по удушению потерпевшего К. соответствуют локализации и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе, а также и причине смерти потерпевшего, что объективно подтверждается и самим заключением судебно-медицинской экспертизы по исследованию трупа К.

Также, их признательные показания, где
они пояснили о том, что ноги К. они связали, его руки привязали к батарее отопления, после чего И. стал наносить удары ножницами К. в живот, К.С., положив подушку на его лицо, стал бить по нему обухом топора, затем оба взяли подушку и держали ее на лице, пока К. не перестал дышать, подтверждается и протоколом осмотра места происшествия, согласно которого труп К. обнаружен на кровати, руки привязаны к батарее отопления, ноги связаны, рядом обнаружен топор, а под трупом - ножницы.

Кроме того, доводы жалоб о том, что И. знал об обстоятельствах убийства К. со слов К.С. и это могут подтвердить свидетели Г. и Р. опровергаются показаниями данных свидетелей, из которых видно, что осужденные говорили Т. о том, что они оба убили К., а не один К.С., а также в судебном заседании К.С. утверждал, что он И. об обстоятельствах убийства К. ничего не рассказывал.

Из показаний свидетеля Б. следует, что И.пояснял о том, что К. убили он и К.С. - наносили удары ножом, ножницами, связывали руки и избивали.

Также, необоснованны доводы И. о фальсификации работниками милиции его признательных показаний, поскольку, как видно из материалов дела, во всех протоколах его допроса правильность показаний удостоверяли как сам И., так и адвокат, защищающий его интересы, при этом И. разъяснялось его право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ.

Доводы осужденных о применении к ним недозволенных методов ведения следствия судом проверялись и были обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Также, несостоятельны доводы И. о том, что убийство Т. он совершил в состоянии аффекта и кроме первых двух ударов, нанесенных потерпевшему, он
ничего не помнит, поскольку опровергаются его показаниями, данными на предварительном следствии, где он пояснял о том, что после получения удара от Т., он оттолкнул его в сторону, взял нож и, когда Т. попытался убежать, ударил его в живот, толкнул на кровать и нанес несколько ударов в область груди, где и оставил нож. Свои показания И. подтвердил и в ходе дополнительного осмотра места происшествия с участием судебно-медицинского эксперта, подтвердившего, что действия И. соответствуют локализации причиненных телесных повреждений, что отражено и в заключении судебно-медицинской экспертизы. Также, показания И. подтверждаются и данными осмотра места происшествия.

Оснований считать, что И. при совершении убийства Т. мог находиться в состоянии аффекта, не имеется.

Таким образом, суд, оценив всю совокупность исследованных по делу доказательств, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины И. и К.С. и дал верную юридическую оценку их действиям.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, вывод суда о наличии в действиях И. особо опасного рецидива является правильным в силу ст. 18 ч. 3 п. “в“ УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Тюменского областного суда от 19 декабря 2002 года в отношении И. и К.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных И. и К.С. - без удовлетворения.

Председательствующий

СВИРИДОВ Ю.А.

Судьи

ЭРДЫНИЕВ Э.Б.

ХИНКИН В.С.