Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 14.01.2003 N 49-о02-124 Приговор по делу об убийстве оставлен без изменения, поскольку вина осужденных в совершенном преступлении подтверждается их собственными показаниями на предварительном следствии, а также показаниями потерпевшего, свидетелей и другими материалами дела, действия квалифицированы правильно, при назначении наказания суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также данные, характеризующие личность каждого из осужденных.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 января 2003 г. N 49-о02-124

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лаврова Н.Г.,

судей Борисова В.П., Ахметова Р.Ф.

рассмотрела 14 января 2003 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Ш. и Г. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 25 сентября 2002 года, по которому

Ш., <...>, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. “ж“ УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. “г“, 99 ч. 2 УК РФ Ш. назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и
лечения у психиатра от алкоголизма.

Г., <...>, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. “ж“ УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Борисова В.П., выслушав мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Ш. и Г. признаны виновными в убийстве А.

Преступление совершено 5 июня 2002 года в д. Нижняя Фатья Краснокамского района Республики Башкортостан при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Ш. вину признал, а осужденный Г. вину не признал.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных): осужденный Г. указывает о своем несогласии с приговором. Утверждает, что не совершал убийства, что суд необоснованно отверг показания Ш. в судебном заседании о том, что убийство А. он совершил один. Указывает, что показания на предварительном следствии давал под давлением работников милиции. Считает, что не проверены его доводы о том, что в момент убийства он находился в другом месте. Просит приговор в отношении него отменить, а дело прекратить;

осужденный Ш. считает, что судом не учтено поведение потерпевшего А., который спровоцировал ссору. Утверждает, что на предварительном следствии ему не был предоставлен адвокат, что показания на следствии он давал под давлением работников милиции. Указывает, что убийство совершил один, Г. участия в убийстве не принимал. Просто он, Ш., рассказал Г. о совершенном убийстве, и поэтому последний знал о месте нахождения трупа. В связи с этим считает, что его действия должны быть квалифицированы по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

В письменных возражениях государственный обвинитель Мусин В.Н. считает доводы кассационных жалоб осужденных необоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и
обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия находит, что вина Ш. и Г. в совершенном преступлении подтверждается их собственными показаниями на предварительном следствии, а также показаниями потерпевшего, свидетелей и другими материалами дела.

Так, из показаний Ш., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, усматривается, что после совместного с Г. избиения А., решили инсценировать самоповешение. Из электропроводки сделали петлю, которую накинули на шею А. Удавку натянул Г.

Из показаний Г., данных на предварительном следствии и также признанных судом достоверными, видно, что он дважды пнул по голове А. Затем Ш. принес со двора кусок кабеля черного цвета, сделал из него петлю, и они вместе с Ш. затянули петлю на шее А.

Из показаний потерпевшего И. усматривается, что А. его брат. Считает, что Ш. при его росте и телосложении не смог бы один совершить убийство брата, который был выше среднего роста и крепкого телосложения.

Из показаний свидетеля И. видно, что примерно в 2 часа 6 июня 2002 года он пришел в дом двоюродного брата Ш. и обнаружил его мертвым с петлей на шее. Петля на шее была туго затянута. Другой конец провода был обвязан к дужке кровати.

Из показаний свидетеля В. усматривается, что примерно в 23 часа увидел А. направляющегося к себе домой. С ним были двое мужчин, опознать которых он не смог.

Суд первой инстанции тщательно проверил данные показания и дал им надлежащую оценку.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом этим показаниям, находит правильной, поскольку они последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе:

с протоколом осмотра места происшествия;

с актом судебно-медицинского эксперта о
том, что у А. обнаружены телесные повреждения в виде ссадин, кровоподтеков, ран лица, кровоизлияния в мягкие ткани лица, волосистой части головы, причиненные незадолго до смерти. Также обнаружена двойная прижизненная странгуляционная борозда шеи с наличием нескользящей петли из провода, переломы обоих рожков подъязычной кости, вызвавшие тяжкий вред здоровью и состоящие в прямой причинной связи со смертью;

Доводы осужденных о применении к ним недозволенных методов расследования, были предметом тщательного исследования в ходе судебного разбирательства, которые обоснованно признаны неубедительными с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Утверждения осужденного Г. о том, что он не принимал участия в убийстве А., судом проверялись, и подтверждения не нашли.

Доводы кассационных жалоб о том, что непризнание судом достоверными показаний осужденных, данных в судебном заседании, привели к вынесению незаконного и необоснованного приговора, являются несостоятельными, поскольку суд, всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, дав имеющимся доказательствам в их совокупности надлежащую оценку, в том числе оценив показания осужденных и на предварительном следствии, обоснованно пришел к выводу о виновности Ш. и Г. в инкриминируемых им деяниях.

Утверждение Ш. о том, что на предварительном следствии ему не был представлен адвокат, опровергаются материалами дела (т. 1 л.д. 71, 72).

Существенных нарушений норм УПК РФ, влекущих безусловную отмену или изменение приговора, по делу не имеется.

Действия Ш. и Г. квалифицированы правильно.

При назначении наказания Ш. и Г. суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также данные, характеризующие их личность.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 25 сентября 2002 года в отношении Ш. и Г. оставить без изменения, а
кассационные жалобы - без удовлетворения.