Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 15.04.2003 N 19/1-кп003-6 Приговор по делу о создании вооруженного формирования, участии в нем, руководстве этим формированием, активном участии в вооруженном мятеже, незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов в части осуждения виновного по ст. 279 УК РФ отменен и дело прекращено за непричастностью осужденного к совершению преступления.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 апреля 2003 г. N 19/1-кп003-6

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Иванова Г.П., Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 15 апреля 2003 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Ч. и адвоката Хаяури У.С. на приговор Ставропольского краевого суда от 25 ноября 2002 года, которым

Ч., родившийся <...>, несудимый,

осужден по ст. 208 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 279 УК РФ к 14 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании
ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения осужденного Ч. и адвоката Дагаевой Л.Б., просивших отменить приговор и дело прекратить, и мнение прокурора Крюковой Н.С. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Ч. признан виновным в создании вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом, в участии в нем и в руководстве этим формированием, в активном участии в вооруженном мятеже в целях насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации и насильственного нарушения территориальной целостности Российской Федерации, в незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных организованной группой.

Преступления совершены на территории Чеченской Республики в период с 1999 по февраль 2000 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Ч. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе адвокат Хаяури У.С. просит отменить приговор и дело прекратить за неустановлением вины Ч., мотивируя тем, что приговор основан на доказательствах, собранных с нарушением процессуального закона, кроме того, в судебном заседании оглашались показания неявившихся свидетелей, несмотря на категорические возражения стороны защиты, не установлено, что Ч. совершил общественно опасные деяния после 1996 года, а за ранее совершенные им преступления он амнистирован.

В кассационной жалобе осужденный Ч. утверждает, что после применения к нему амнистии он не имел огнестрельного оружия и боеприпасы к нему, суд в подтверждение его вины сослался на его показания на предварительном следствии, которые не подтверждены другими доказательствами, фотография, на которой он запечатлен в военной форме с кобурой для пистолета датирована 28 декабря 1996 года, то есть до применения акта амнистии,
поэтому не может служить доказательством настоящего обвинения, к тому же на ней не видно, что в кобуре есть пистолет, оружие у него не изымалось, соответственно и нет в деле заключения эксперта о пригодности оружия к стрельбе, по обвинению в создании вооруженного формирования и участия в мятеже суд использовал его показания на предварительном следствии выборочно, чем исказил их значение, сослался на оглашенные в нарушение требований п. 2 ч. 1 ст. 281 УПК РФ показания свидетелей Э. и Я., которые утверждали, что с его слов им известно, что он являлся начальником штаба в отряде Б., но он этих лиц не знает, а опознание на следствии не проводилось, в настоящее время эти свидетели погибли, суд сослался также на показания сотрудников милиции Я., Г. и К., которые утверждали, что при задержании он признавал свою вину, однако это было им сказано в отсутствие адвоката и с целью сохранить себе жизнь, с приказом о назначении его на должность начальника штаба Восточного фронта он никогда не знакомился, записка, автором которой суд без достаточных оснований признал Б., говорит в его пользу, так как в ней его упрекают в том, что он не борется с федеральными силами, суд оставил без внимания, что вооруженные группы вторглись на территорию Дагестана и были разгромлены в августе - сентябре 1999 года, а в обвинении говорится о том, что он был назначен на должность начальника штаба 15 октября 1999 года, создал данные группы и активно участвовал в мятеже, к тому же, в приговоре не указано, кого конкретно он смог завербовать в вооруженные формирования, как
осуществлял подбор и расстановку руководящих кадров мятежников, какую другую организационную и распорядительную работу проводил в подразделениях Восточного фронта, кроме того, на предварительном следствии нарушалось его право на защиту, предоставляемые ему адвокаты отказывались беседовать с ним наедине, ему не было разъяснено право на суд присяжных при проведении предварительного слушания, на котором он мог изменить свое предыдущее решение о форме судопроизводства, дело не было передано на рассмотрение по территориальной подсудности в Чеченскую Республику, чем было нарушено положение ст. 8 УПК РФ, ходатайство стороны защиты по этому вопросу осталось неразрешенным до окончания судебного слушания. Просит приговор отменить и дело прекратить.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор в части осуждения Ч. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 208 ч. 1 и 222 ч. 3 УК РФ, является законным и обоснованным, а в части осуждения Ч. по ст. 279 УК РФ подлежащим отмене с прекращением дела по следующим основаниям.

Вина Ч. в создании незаконного вооруженного формирования, в руководстве этим формированием и в участии в нем, а также в незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных организованной группой, подтверждается показаниями самого осужденного на предварительном следствии, который в присутствии адвоката не отрицал, что в октябре 1999 года в г. Грозном, то есть, уже после применения к нему акта амнистии, он проводил совещание с командирами частей и подразделений Восточного фронта, которые оказывали вооруженное сопротивление федеральным войскам России, а в начале марта 2000 года в районе селения Сельмен-Таузен в составе незаконного вооруженного формирования он выходил из окружения в
Ножай-Юртовском районе, имея при себе автомат с патронами, который затем передал не установленному следствием участнику незаконного вооруженного формирования.

Показания Ч. суд правильно положил в основу приговора, так как они подтверждаются приобщенной к делу ксерокопией приказа N 96 “Главнокомандующего Вооруженными силами ЧРИ“ от 15 октября 1999 года о назначении его начальником штаба Восточного фронта.

Этим действиям осужденного дана правильная юридическая оценка и наказание по ст. ст. 208 ч. 1 и 222 ч. 3 УК РФ назначено Ч. с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание.

Утверждения адвоката и осужденного в жалобах о том, что он осужден за действия, совершенные до применения к нему акта амнистии, являются несостоятельными.

Нельзя также согласиться с доводами кассационной жалобы осужденного о том, что дело рассмотрено с нарушением правил о подсудности, поскольку в материалах дела имеется постановление заместителя Председателя Верховного Суда РФ о передаче дела на рассмотрение в Ставропольский краевой суд, которое стороной защиты не обжаловалось.

Право Ч. на защиту в стадии предварительного следствия было соблюдено, адвокат был предоставлен ему с момента задержания. При выборе формы судопроизводства Ч. изъявил желание о рассмотрении его дела судьей единолично.

Оглашение в суде показаний неявившихся свидетелей не могло повлиять на исход дела, так как объективно вина осужденного подтверждается другими доказательствами.

Таким образом, оснований для отмены приговора по мотивам нарушения органами предварительного следствия и судом норм уголовно-процессуального закона, о которых указывается в кассационных жалобах, не имеется.

Вместе с тем, нельзя согласиться с выводами суда о том, что Ч. участвовал в вооруженном мятеже, поскольку в приговоре не указано, что он вместе с мятежниками участвовал во вторжении в августе - сентябре 1999 года
на территорию Дагестана, сам Ч. это обстоятельство отрицает.

Кроме того, из материалов дела следует, что “Восточный фронт“, начальником штаба которого был назначен Ч., был создан после того, как мятежники были выбиты из Дагестана.

Поэтому, в части осуждения Ч. по ст. 279 УК РФ приговор подлежит отмене с прекращением дела.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ставропольского краевого суда от 25 ноября 2002 года в части осуждения Ч. по ст. 279 УК РФ отменить и дело прекратить на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 208 ч. 1 и 222 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Ч. к отбытию 7 лет лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.