Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 15.05.2003 N 35-о03-2 Приговор по делу о хулиганстве, убийстве, покушении на убийство изменен: исключено осуждение по п. “и“ ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как осужденный покушался на убийство, что является лишь хулиганским мотивом; исключено осуждение по ч. 3 ст. 30 и п. “б“ ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как данная квалификация действий является излишней, поскольку осужденный действовал с целью пресечения правонарушения, что послужило поводом к убийству; в остальном приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 мая 2003 г. N 35-о03-2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Рудакова С.В. и Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 15 мая 2003 года кассационную жалобу осужденного К. на приговор Тверского областного суда от 9 октября 2002 года, которым

К., <...>, судим 22 октября 1993 года по ст. 145 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 7 апреля 1997 года по отбытии срока, 2 октября 1997 года по ст. ст. 30 ч. 3 - 158 ч. 2 п. п. “б“, “в“, “г“ УК РФ с
учетом внесенных изменений к 4 годам лишения свободы, освобожден по отбытии срока,

осужден по ст. 213 ч. 3 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 111 ч. 2 п. “д“ УК РФ к 7 годам 6 месяцам, по ст. ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п. п. “б“, “и“ УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. “б“, “и“, “н“ УК РФ к 16 годам лишения свободы, по совокупности преступлений к восемнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

К. признан виновным и осужден за хулиганство с применением предметов, используемых в качестве оружия, за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего из хулиганских побуждений, за покушение на убийство в связи с выполнением потерпевшим общественного долга, из хулиганских побуждений, за убийство в связи с выполнением потерпевшим общественного долга, из хулиганских побуждений, совершенное неоднократно.

Преступления совершены при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., объяснения осужденного К., просившего об отмене приговора, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

в кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный К. утверждает, что не согласен с приговором суда. Виновным он себя не признает. В ходе следствия не было проведено опознание, не проведены очные ставки и следственный эксперимент. Никто из свидетелей не подтвердил факт совершения им хулиганских действий. Дело сфабриковано. Показания потерпевшего З. носят предположительный характер. У всех свидетелей и потерпевших полное расхождение в показаниях. У него не было намерения кого-либо убивать, он только защищался. Суд необоснованно признал наличие в его действиях рецидива
преступлений, поскольку предыдущие преступления были совершены им в несовершеннолетнем возрасте. К. просит разобраться в деле.

Государственный обвинитель в возражении на жалобу осужденного утверждает, что вина К. доказана. Оснований для отмены приговора нет.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, дополнения и возражения, Судебная коллегия считает, что вина К. в содеянном им подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

В судебном заседании всесторонне проверены доводы К. о том, что он защищался от потерпевших, однако они не нашли подтверждения.

Из показаний свидетеля К.К. следует, что он 27 сентября 2001 года со своим другом И. находился в кафе “Альпина“. За соседним столиком сидел К., который стал хулиганить в кафе, приставать ко всем. Охранник сделал ему (К.) замечание.

Свидетель Т. показал, что в кафе К. выражал недовольство тем, как отдыхает народ, т.е. все ведут себя шумно и весело.

К. сказал, что разберется с компанией. После этого К. подошел к М. и предложил выйти на улицу поговорить. М. и К. вышли. Через некоторое время следом пошел И. Но когда И. подошел к двери, то с улицы забежал М., рука которого была в крови. Тут же вбежал К. и нанес удар И. ножом в бок.

Из показаний потерпевшего М. видно, что к нему подошел К., ранее не знакомый, и предложил выйти на улицу. Когда они вышли, то К. неожиданно развернулся, достал нож и ударил его по руке шесть раз. Из кафе выбежал И. Его К. тоже ударил ножом в бок.

Потерпевший И. показал, что К. беспричинно нанес ему удар ножом в бок. Применив физическую силу, вместе с посетителями кафе
они отобрали у К. нож и сразу вызвали милицию.

О применении К. ножа в отношении М., о нанесении К. удара ножом И. свидетельствуют и показания официантки кафе - Г.

Приведенные показания свидетелей и потерпевших, вопреки доводам осужденного, не противоречивы, а наоборот согласуются между собой и сомнений не вызывают, что, в свою очередь, опровергает утверждение К. о том, что он защищался от потерпевших.

По заключению судебно-медицинских экспертиз, И. было причинено ранение левой боковой поверхности груди, проникающее в плевральную полость. Это ранение опасно для жизни и повлекло тяжкий вред здоровью И. У М. обнаружены рубцы на левом плече и левой лопаточной области, возникшие от действия предмета, обладающего колюще-режущими свойствами.

Таким образом, поскольку действия К. в отношении М. были связаны с грубым нарушением общественного порядка, выражали явное неуважение к обществу, сопровождались применением насилия с применением предмета, используемого в качестве оружия, то суд правильно квалифицировал действия К. по ст. 213 ч. 3 УК РФ.

Правовая оценка действий К. по ст. 111 ч. 2 п. “д“ УК РФ также является правильной, поскольку он из хулиганских побуждений причинил тяжкий вред здоровью И.

Также нет оснований полагать, что К. защищался от действий потерпевших З. и М-ва.

Из показаний свидетеля Н. следует, что она и А.Д. находились в коридоре общежития и видели, что в женский туалет зашел молодой мужчина с девушкой. Сосед З. сделал ему замечание. Парень сказал З., что хочет выйти с ним на улицу. На лестничной площадке парень сбил З. с ног. А.Д. позвал на помощь М-ва. Парень ударил З. ножом в шею, а М-ву в грудь.

Показания Н. полностью согласуются с показаниями А.,
показавшего, что парень ударил З. и у него была кровь на шее, а потом ударил ножом: подошедшего М-ва.

Показания указанных лиц непротиворечивы и сомнений не вызывают.

Потерпевший З. показал, что хотел навестить свою мать и вышел из комнаты. Дальнейшее не помнит, т.к. его сильно ударили по голове, а потом ножом в шею и живот.

По заключению эксперта З. был причинен тяжкий вред здоровью в результате ранения шеи с повреждением сонной артерии и в результате проникающего ранения передней брюшной стенки с повреждением кишечника.

Смерть М-ва наступила в результате проникающего ранения грудной клетки с повреждением сердца.

На основе приведенных и других исследованных доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о том, что К. из хулиганских побуждений покушался на убийство З. и совершил убийство М-ва в связи с выполнением потерпевшим общественного долга.

Правовая оценка действий К. в этой части по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. “и“, ст. 105 ч. 2 п. п. “б“, “н“ УК РФ является правильной.

Вместе с тем, приговор в отношении К. подлежит изменению по следующим основаниям.

Суд пришел к выводу о том, что К. покушался на убийство З., используя справедливое замечание потерпевшего, как предлог для совершения убийства.

Это обстоятельство свидетельствует лишь о хулиганском мотиве действий К.

Квалификация действий К. дополнительно по ст. ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п. “б“ УК РФ является излишней.

Материалы дела свидетельствуют о том, что М-в действовал с целью пресечения правонарушения, которым явилось неправомерное поведение К. в отношении З. Это и послужило поводом к убийству потерпевшего. В связи с этим, в данном случае суд излишне квалифицировал действия К. также по
п. “и“ ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Осуждение К. по указанным выше признакам подлежит исключению из приговора.

Наказание К. назначено соразмерно содеянному им и данным, характеризующим его личность. Несмотря на внесенные изменения, оснований для снижения наказания, назначенного К. не имеется.

Как видно из материалов дела, ранее К. был судим за тяжкое преступление, совершенное в совершеннолетнем возрасте, судимость не снята и не погашена. Поскольку К. совершены особо тяжкие преступления, то суд обоснованно признал наличие в его действиях особо опасного рецидива преступлений.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Тверского областного суда от 9 октября 2002 года в отношении К. изменить, исключить осуждение по п. “и“ ч. 2 ст. 105 УК РФ и осуждение по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. “б“ УК РФ.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного К. без удовлетворения.

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

Судьи

С.В.РУДАКОВ

Н.А.КОЛОКОЛОВ