Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 16.04.2003 N 34-о03-6 Лицу, признанному виновным в совершении нескольких преступлений, предусмотренных различными статьями УК РФ, дополнительное наказание, так же как и основное, сначала должно быть назначено за одно или отдельно за несколько преступлений, а затем по их совокупности.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 апреля 2003 г. N 34-о03-6

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.,

судей Степанова В.П.,

Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 16 апреля 2003 г. кассационные жалобы осужденного У., адвоката Юрченко С.И. на приговор Мурманского областного суда от 18 декабря 2002 г., которым

У., <...>,

- осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 3 и 290 ч. 4 п. “г“ УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года 9 месяцев; по ст. 285 ч. 1 УК РФ на 1 год; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 3
года 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима. В соответствии со ст. 47 УК РФ лишен права занимать должности на государственной службе и органах местного самоуправления, связанные с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями сроком на 3 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Степанова В.П., объяснения адвоката Юрченко С.И. в поддержку жалоб, мнение прокурора Митюшева В.П., полагавшего исключить дополнительное наказание по ст. 47 УК РФ, в остальном жалобы оставить без удовлетворения Судебная коллегия

установила:

по приговору суда У. признан виновным в том, что он, занимая должность заместителя начальника Государственной налоговой инспекции по Октябрьскому округу г. Мурманска, имея специальный классный чин советника налоговой службы II ранга, являясь должностным лицом, через посредника Л., покушался на получение взятки в крупном размере в иностранной валюте в сумме 30000 долларов США (или 173520000 неденоминированных рублей) от Н. и Г. за незаконное бездействие, выразившееся в непринятии мер по качественному проведению проверки и совершении незаконных действий - подписании информационного письма о снятии ЗАО “Финансовый брокер“ с налогового учета без взимания подлежащих к уплате в бюджеты различных уровней налогов.

Также У. признан виновным в злоупотреблении своими должностными полномочиями из корыстной заинтересованности, из намерения получения взятки, а именно, используя свои служебные полномочия заведомо незаконно оказал помощь в проведении документальной проверки ЗАО “Финансовый брокер“ и, выдал информационное письмо о снятии его с налогового учета, что повлекло причинение существенного вреда интересам государства в виде имущественного ущерба, то есть непоступления в бюджеты различных уровней 1860887,7 рублей.

В кассационных жалобах осужденный У. просит об отмене приговора и прекращении дела или направлении дела на новое судебное рассмотрение из-за несоответствия выводов
суда фактическим обстоятельствам; выводы не подтверждены доказательствами, которые основаны на “сфабрикованных“ судом показаниях потерпевшего и свидетелей; а также ввиду существенных нарушений УПК.

В кассационной жалобе адвокат Юрченко в защиту осужденного просит об отмене приговора как незаконного и прекращении дела.

В жалобах анализируются материалы дела и указывается, что показания допрошенных лиц в приговоре приведены неверно и неполно, выводы суда о виновности У. противоречат предъявленному обвинению, а также приговору от 21.02.01, которым Л. осужден за мошенничество. Обвинение предъявлено неконкретно и суд не вправе был 18.03.02 возвращать дело на доследование, поскольку ухудшил положение осужденного. У. не организовывал и не контролировал документальную проверку ЗАО и никакого воздействия на ход и результаты проверки не оказывал и не принимал решения о снятии ЗАО “Финансовый брокер“ с налогового учета, а лишь подписал информационный лист, который является второстепенным, оснований для передачи за это взятки не имеется. Оспаривает достоверность показаний свидетеля К. об обстоятельствах его встречи с У., когда тот, якобы требовал передачи взятки и указывают на нарушение закона при проведении следственного эксперимента и проведении опознания и отклонении показаний специалиста О.

Также считают, что нарушено право подсудимого на защиту, ввиду безмотивного отклонения ходатайств о незаконном признании потерпевшим Г.; о разъяснении обвинения; о проведении повторного эксперимента с участием К., исследовании и приобщении произведенной У. видеозаписи и заключения специалиста О.; о вызове и допросе Н. и П.

Вместе с тем, отмечается чрезмерная суровость назначенного наказания в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы, хотя гособвинитель предлагал 3 года.

Судебная коллегия обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и проверив материалы дела, не находят оснований для удовлетворения жалоб.

Виновность
У. в совершении преступлений подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, полно и правильно изложенных в приговоре.

Так, из показаний потерпевшего Г., свидетелей К. и М. видно: что Н. за помощью в снятии ЗАО “Финансовый брокер“ с налогового учета с последующей ликвидацией, обратился через К. и М. к Л., у которого был знакомый в налоговой инспекции Октябрьского округа г. Мурманска - У. По просьбе Л. Н. передал ему через К. документы о финансово-хозяйственной деятельности предприятия, которые Л. передавал У. После этого Л. назвал сумму денежного вознаграждения, которое нужно заплатить сотруднику налоговой инспекции - 10000 долларов. Из приобщенных к делу документов видно, что ЗАО “Финансовый брокер“ Уставом, которым предусматривалась посредническая (комиссионная) деятельность на рынке ценных бумаг, в течение февраля - апреля 1997 года занималось прямой куплей-продажей акций Сбербанка РФ и получило крупный доход не в виде комиссионного вознаграждения, а в виде разницы между курсом покупки и продажи акций, налоги с которого не уплачивались.

В то же время, из приобщенного договора комиссии от 10.02.97 между ЗАО “Финансовый брокер“ и ЧП Р., якобы усматривается, что ЗАО (комиссионер) обязался за счет ЧП (комитета) приобрести и реализовать ценные бумаги, передав комитету все полученное по сделке и получив вознаграждение в размере 0,1% от общей прибыли комитета. Тем самым на порядок занижался размер реально полученного ЗАО дохода, с которого подлежали уплате, но не уплачивались налоги и иные обязательные платежи.

Свидетель М. показал, что являлся формальным директором ЗАО “Финансовый брокер“ и весной 1997 года, после того, как Н. было принято решение о ликвидации предприятия, подписал указанный фиктивный договор и другие финансовые документы по
просьбе Н., которому это посоветовали сделать в налоговой инспекции.

Свидетель Р. показал, что по просьбе Л. за вознаграждение от последнего, подписал фиктивные договоры комиссий о покупке акций Сбербанка между своим ЧП и ЗАО “Финансовый брокер“, а также и ТОО “Рондо“. Кроме того, подписал фиктивные финансовые документы о получении в ЗАО “Финансовый брокер“ около 9 млрд. рублей, но фактически ни от кого таких денег не получал и никому не передавал.

Далее из показаний Г., К. и М. видно, что 10000 долларов США от Н. для У. были переданы через К.Л., который затем через К. сообщил, что нужно человеку из налоговой инспекции (У.) заплатить еще 20000 долларов. По возвращении со встречи К. описал человека, с которым встречался, Г. и Н. и последний сказал, что это У., у которого он был на приеме в налоговой инспекции. Н. отказался выплачивать дополнительную сумму взятки, заявив, что проверка предприятия закончена и ему осталось на следующий день получить в инспекции информационное письмо о снятии с налогового учета.

Свидетель М. подтвердил, что они с Н. приходили в кабинет к У., где М. был подвергнут административному штрафу за непредоставление документов к проверке. Это видно из постановления о привлечении М. к административной ответственности, датированным 08.07.97 и подписанным У.

Из материалов дела видно, что информационное письмо подписано У. и получено Н. 11.07.97, то есть встреча К. и У. состоялась 10.07.97, такой вывод сделан судом.

Документальная проверка деятельности ЗАО “Финансовый брокер“ в связи с его ликвидацией, проведенная ТГНИ по Октябрьскому округу г. Мурманска, закончилась также 10.07.97 составлением справки, в которой не нашли отражения существенные нарушения законодательства в
деятельности предприятия и сумма действительной задолженности перед бюджетом по налогам и иным платежам.

Заключением контрольной проверки деятельности ЗАО “Финансовый брокер“, проведенной налоговой полицией, показаниями в суде специалиста А. установлено, что инспекторами ГНИ проверка проведена неполно и некачественно.

Проверяющими не были выявлены многочисленные нарушения законодательства в деятельности ЗАО, при исчислении налогов фактически взяты за основу цифры о полученной прибыли и доходах, предоставленные самим предприятием, без надлежащей проверки. В результате чего наступили последствия в виде существенного нарушения интересов государства, выразившиеся в непоступлении в бюджеты налогов в сумме 1970196000 рублей (неденоминированных).

Выводы контрольной проверки подтверждаются заключением судебно-бухгалтерской экспертизы, уточнившим сумму причиненного материального ущерба 1860877700 рублей (неденоминированных).

Из показаний Г., К., М. следует, что после отказа Н. выплатить в качестве взятки дополнительно 20000 долларов и отъезда того в г. Москву, Л. неоднократно встречался с ними и требовал выплатить указанную сумму для передачи У. за оказанную помощь в снятии ЗАО с налогового учета.

Некоторые из бесед были зафиксированы звукозаписывающей аппаратурой в соответствии с Законом “Об оперативно-розыскной деятельности в РФ“, оперативных мероприятий, эти аудиозаписи приобщены к материалам дела и исследованы судом.

Показания Г., К., М., М., Р., Л. надлежаще проверены судом и им дана надлежащая оценка, как и данным о личности К., и оснований подвергать их критической оценке у Судебной коллегии не имеется.

Свои показания К. подтвердил при проверке их на местности - следственном эксперименте и подробно показал об обстоятельствах встречи с У. и каким образом он мог наблюдать последнего в левое боковое зеркало заднего вида автомобиля.

Показаниям в этой связи специалиста О. судом дана надлежащая оценка, с которой соглашается и Судебная коллегия.

Что касается
заключения специалиста О., приобщенного к дополнительной жалобе осужденного, то получено оно непроцессуальным путем и не может быть использовано в качестве доказательства по делу, как и видеокассета У.

Суд в приговоре, давая описание преступных деяний осужденного, в которых тот признан виновным, не вышел за пределы предъявленного У. обвинения.

Нельзя согласиться с доводами жалоб об отсутствии у У. состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ, поскольку приговором от 21.02.2001 он оправдан по факту оказания им содействия учредителю ЗАО “Финансовый брокер“ Н. в уклонении от уплаты налогов - в форме пособничества, но это не исключает его ответственности за злоупотребление должностными полномочиями.

Отказ государственного обвинителя имел место лишь в части причинения действиями У. тяжких последствий - это по ст. 285 УК РФ и в части содействия в уклонении от уплаты налогов, о чем выше указано, поэтому доводы жалоб являются несостоятельными, как и те доводы, что он не может быть осужден за покушение на получение взятки через посредника Л. Правовая оценка действий Л. не влияет на правовую оценку содеянного самого У., покушавшегося на получение взятки именно при посредничестве Л. как и оправдание его по предыдущему приговору за подстрекательство к даче той же взятки самому себе.

Факт прекращения уголовного преследования У. по получению им взятки в сумме 10000 долларов США не может означать одновременное и прекращение уголовного преследования У. по факту покушения на получение им в качестве взятки тех же 10000 долларов США.

Несостоятельны доводы жалоб о том, что снятие с налогового учета ЗАО “Финансовый брокер“ от него не зависело и подписал он лишь информационное письмо. Вопрос о правовом
значении подписанного информационного письма судом выяснен и проверен. Сам У. в суде показал, что без данного “письма“ регистрационный орган не мог принять решение о ликвидации предприятия.

Показаниями свидетелей Ш., П. и Ч. не опровергаются выводы суда о виновности У., поскольку эти свидетели показали, что обстоятельств проверки ЗАО “Финансовый брокер“ не помнят и ничего конкретно пояснить не могут.

Показаниям свидетелей М., Б., С., а также Л. и самого осужденного У. судом дана надлежащая оценка, с которой соглашается и Судебная коллегия.

Доводы жалоб на неконкретность предъявленного обвинения, указанную в определении Мурманского облсуда от 20.08.2001, которым дело возвращено на доследование, несостоятельны, поскольку кассационной инстанцией это определение суда отменено.

Не ухудшено судом положение У. при направлении судом дела на дополнительное расследование 18.03.2002 по ходатайству государственного обвинителя, поскольку действовавшим законом (ст. 232 УПК РСФСР) в соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 года N 7-П предусматривалась возможность направления уголовного дела на дополнительное расследование при наличии соответствующего ходатайства стороны. Это определение в кассационном порядке оставлено без изменения.

Каких-либо нарушений прав осужденного на защиту фактами отклонения судом ходатайств У. и его защиты, о чем они ссылаются в жалобах, судом не допущено, поскольку все ходатайства судом разрешались в соответствии с требованием закона, о чем в материалах дела имеются соответствующие суждения, с которыми соглашается и Судебная коллегия.

Что касается доводов жалоб о вызове в суд и допросе в качестве свидетелей Н. и П., то как видно из протокола судебного заседания, такового ходатайства ими не заявлялось. Указанные лица включены в список в качестве свидетелей и стороной обвинения принимались меры к их вызову, но
не представилось возможным.

Таким образом, суд, оценив всю совокупность доказательств, обоснованно признал их допустимыми и достоверными и пришел к правильному выводу о достаточности доказательств и доказанности виновности У. по данным составам преступлений и правильно квалифицировал его действия.

Вопрос о наказании разрешен судом правильно, с учетом характера и степени общественной опасности преступлений и обстоятельств их совершения, данных о личности осужденного и смягчающих наказание обстоятельств, которое назначено с применением ст. 64 УК РФ. При назначении наказания суд не связан с позицией государственного обвинителя.

Вместе с тем, назначение дополнительного наказания в виде лишения У. прав занимать должности на государственной службе и органах местного самоуправления, связанные с определенными функциями сроком на 3 года, подлежит исключению из приговора.

В соответствии с законом лицу, признанному виновным в совершении нескольких преступлений, предусмотренных различными статьями УК РФ, дополнительное наказание, так же как и основное, сначала должно быть назначено за одно или отдельно за несколько преступлений, а затем по их совокупности. Судом же это дополнительное наказание не назначалось ни отдельно за преступление, ни по совокупности, а о нем указано в конце приговора.

Руководствуясь ст. ст. 373, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Мурманского областного суда от 18 декабря 2002 года в отношении У. изменить и исключить дополнительное наказание в виде лишения права занимать им должности на государственной службе и органах местного самоуправления, связанные с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями сроком на 3 года.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

М.М.МАГОМЕДОВ

Судьи

В.П.СТЕПАНОВ

И.И.ГРИЦКИХ