Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 16.01.2003 N 81-О02-63 Приговор по делу об убийстве, совершенном неоднократно, оставлен без изменения, поскольку наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, его личности, смягчающего обстоятельства, требований уголовного закона и является справедливым.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 января 2003 г. N 81-О02-63

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А.

судей Саввича Ю.В., Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 16 января 2003 года кассационные жалобы осужденного К. на приговор Кемеровского областного суда от 18 января 2002 года, которым

К., <...>, судимый 18 января 1992 года Ленинским районным судом г. Кемерово по ст. ст. 15, 144 ч. 3, 43 УК РСФСР к 1 году исправительных работ с удержанием 20% заработка, 15 июня 1993 года, этим же судом по ст. ст. 108 ч. 1, 103, 41 УК РСФСР к 8 годам 2
месяцам лишения свободы, освобожденный 30 апреля 2001 года по отбытии срока

осужден по ст. 105 ч. 2 п. “н“ УК РФ к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Судом также удовлетворен гражданский иск, с осужденного в пользу Б.Н. взыскано 1055 рублей в возмещение материального ущерба и 40000 рублей компенсация морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., осужденного К., мнение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

К. осужден за умышленное убийство Б.И., по квалифицирующему признаку совершения преступления неоднократно.

Преступление совершено 17 сентября 2001 года в г. Кемерово при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании К. вину признал частично.

В кассационных жалобах К. оспаривает выводы приговора и квалификацию своих действий.

Считает, что свидетели Б.Л. и Ш. пособники в совершении преступления, Ш. в суде не допрошена, чем нарушен закон, их показания недостоверны, сфальсифицированы, следователь их запугал. Предварительное и судебное следствие проведены неполно, с обвинительным уклоном, истинные обстоятельства лишения жизни потерпевшего не установлены, уголовное дело сфабриковано. Сообщает об обстоятельствах дела, о том, что потерпевший бросился на него с ножом, он отобрал нож, порезался о лезвие, пришел в состояние аффекта, происшедшее не помнит, придя в себя, понял, что убил Б.И. Оспаривает доводы Б.Л. об угрозах в ее адрес, выводы экспертизы о нахождении на его одежде крови, которая может принадлежать потерпевшему. Назначенное наказание считает излишне суровым, не соответствующим его личности.

В возражениях потерпевшая Б.Н. оспаривает доводы жалобы осужденного об обстоятельствах убийства сына, считает их ложными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

К выводу о виновности
К. в совершении преступления, суд первой инстанции пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Осужденный на предварительном следствии и в судебном заседании не оспаривал, что именно он нанес Б.И. множество ударов ножом, убив его.

Как установлено заключением судебно-медицинской экспертизы, смерть Б.И. наступила от проникающих колото-резаных ранений передней поверхности грудной клетки слева с повреждением пристеночной плевры,, сердечной сорочки, сердца, левого легкого, сопровождавшихся массивной кровопотерей. Всего на его теле обнаружено 4 проникающих колото-резаных ранения грудной клетки и 10 непроникающих колото-резаных ранений головы, левой верхней конечности, грудной клетки слева.

Показаниями свидетеля Б.Л. в судебном заседании установлено, что в ходе употребления спиртного, между Б.И. и К. произошла ссора. Она и Ш. вышли, а когда возвращались, в коридоре встретили К., держащего в руках нож. Все зашли в комнату, увидели сидящего в кресле Б.И., у него из шеи текла кровь. Она попыталась зажать Б.И. рану на шее, у нее не получилось, Б.И. зашевелился, она испугалась и выбежала в коридор. Оттуда увидела, что К. подошел к Б.И., послышались глухие удары, и Б.И. упал на пол. Она поняла, что осужденный ножом добил Б.И. После этого, К. сказал, что теперь она свидетель, она поняла, что он может убить ее, заплакала и стала упрашивать осужденного этого не делать. К. стал ее учить какие показания давать в милиции, заставил всю посуду, протер косяки, дверные ручки, телефон и они ушли. В течение двух суток осужденный ее не отпускал от себя, пока их не задержали работники милиции.

Аналогичные обстоятельства лишения жизни Б.И. и поведения осужденного установлены показаниями свидетеля Ш.
на предварительном следствии, оглашенными в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР.

Показания данных свидетелей последовательны, логичны и непротиворечивы, соответствуют другим доказательствам по делу, поэтому обоснованно положены в основу приговора.

Суд, разрешая в судебном заседании вопрос об оглашении показаний Ш., достоверно установил, что она по месту жительства не проживает, выехала, отсутствует в судебном заседании по причинам, исключающим явку. С учетом изложенного, решение об оглашении показаний постановлено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а доводы кассационных жалоб о незаконности оглашения показаний не могут быть признаны состоятельными.

Как отмечали в своих показаниях Ш. и Б.Л. действия осужденного в момент лишения жизни Б.И. были осознанными, целенаправленными, после первых ударов ножом свидетели видели Б.И. еще живым, в их присутствии К. нанес ему еще удары ножом, после которых Б.И. упал мертвым.

Судом проверена, оценена и обоснованно отвергнута версия осужденного о нападении на него Б.И., как не соответствующая объективным доказательствам по делу. В связи с этим суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии в действиях осужденного превышения пределов необходимой обороны.

С учетом осознанности и целенаправленности действий не было у К. в момента убийства Б.И. и состояния аффекта.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о доказанности вины К. в совершенном преступлении, его действиям дана правильная юридическая оценка.

Наказание К. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, его личности, смягчающего обстоятельства, требований уголовного закона и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 18 января 2002 года в отношении К. оставить
без изменения, а кассационные жалобы осужденного К. без удовлетворения.