Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 16.01.2003 N 66-о02-33 Приговор по делу об умышленном причинении легкого вреда здоровью и покушении на убийство изменен: исключено осуждение каждой из виновных по ст. 115 УК РФ, поскольку данное обвинение органами предварительного расследования не предъявлялось, с учетом конкретных обстоятельств дела и данных о личности наказание смягчено.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 января 2003 года

Дело N 66-о02-33

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А.

судей Русакова В.В. и Саввича Ю.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 января 2003 года кассационные жалобы осужденных К., В. и А.Н. (ходатайство последней, в котором ставится вопрос об отмене приговора, рассматривается как кассационная жалоба) на приговор Иркутского областного суда от 30 октября 2001 года, по которому

К., <...>, ранее не судима

осуждена по ст. 115 УК РФ к одному году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; по ч. 3 ст. 30 - п. п. “д“, “ж“ ч. 2
ст. 105 УК РФ к десяти годам восьми месяцам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем полного сложения наказаний назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В., <...>, ранее не судима

осуждена по ст. 115 УК РФ к одному году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; по ч. 3 ст. 30 - п. п. “д“, “ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам восьми месяцам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем полного сложения наказаний назначено девять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

А.Н., <...>, ранее не судима

осуждена по ст. 115 УК РФ к одному году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; по ч. 3 ст. 30 - п. п. “д“, “ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ к девяти годам восьми месяцам лишения свободы.

В силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем полного сложения наказаний назначено десять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

К., В. и А.Н. признаны виновными и осуждены за умышленное причинение легкого вреда здоровью; за покушение на убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей судебное решение в части осуждения К., В. и А.Н. по ст. 115 УК РФ отменить, а в остальной части осуждения оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

в кассационных жалобах:

- осужденная К. просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование, указывая на
то, что умысла на убийство потерпевшей у нее не было; считает, что причиненные ею ножевые ранения следует расценивать как царапины, не повлекшие за собой какого-либо расстройства здоровья; суд не принял во внимание поведение самой потерпевшей, имевшей возможность свободно уйти из дома, тем самым избежать вредных последствий; полагает, что А.Н., не имеющая медицинского образования, не могла определить состояние потерпевшей и наличие у последней пульса;

- осужденная В. просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на его необоснованность, односторонность судебного разбирательства, указывает, что удары ножом наносила К., удар бутылкой в отношении потерпевшей не нашел своего подтверждения в судебном заседании;

- осужденная А.Н. просит приговор отменить и решить вопрос о возможности применения закона о менее тяжком преступлении, ссылаясь на искреннее раскаяние в содеянном.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения осужденных К., В. и А.Н., поддержавших доводы жалоб и просивших о смягчении наказания, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Виновность осужденных К., В. и А.Н. в покушении на убийство материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования и в судебном заседании К., В. и А.Н. не отрицали того обстоятельства, что ими совместно была избита А., при этом К. ножом на спине потерпевшей выцарапала слово “sex“, которую после избиения вывезли в лес, где продолжили избиение потерпевшей, нанося той удары руками и ногами в различные части тела, а К. наносила удары ножом, при этом В. и А.Н. держали руки А. После того, как А.Н. предложили добить
А., та по слабости биения пульса высказала предположение о возможной смерти потерпевшей.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания К., В. и А.Н. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Из показаний потерпевшей А. в судебном заседании явствует, что 11 марта 2001 года она совместно с К., В. и А.Н. распивали спиртные напитки. Через некоторое время А.Н. позвала ее в спальную комнату, где нанесла удар рукой по лицу. Затем удары нанесли ей К. и В., после чего продолжили ее избиение в ванной комнате. К. отрезала ей волосы и на спине ножом вырезала слово “sex“. После этого, ее обманным путем вывезли в лес, где стали наносить удары руками и ногами, а также нанесли удар бутылкой по голове. В то время, как В. и А.Н. держали ее за руки, К. наносила удары ножом в голову и в шею. Когда прекратили ее избивать, то она услышала как К. предложила добить ее, но А.Н. ответила, что она и так умрет, так как потеряла много крови и все уехали, а она смогла добраться до здания ремонтной мастерской, где ей оказали необходимую помощь.

При осмотре места происшествия - квартиры <...> были обнаружены полиэтиленовый пакет с волосами, полотенце, пододеяльник с пятнами веществ бурого цвета, похожих на кровь; в лесном массиве 26 микрорайона зафиксировано пятно крови.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы у А. были обнаружены повреждения в виде множественных резаных и колото-резаных ран головы, шеи, кистей, предплечий, сотрясение головного мозга, повлекшие за собой вред здоровью различной степени тяжести.

Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная
на полотенце, на срезах ногтей К. и В., а также на смыве со снега кровь, по своей групповой принадлежности от потерпевшей А. не исключается.

Виновность К., В. и А.Н. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К., В. и А.Н. в покушении на убийство, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью, верно квалифицировав их действия по ч. 3 ст. 30 - п. п. “д“, “ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Выводы суда о наличии у К. предварительного сговора с В. и А.Н. на совершение убийства надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями указанных лиц как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, правильно признанными соответствующими действительности, поскольку соответствуют согласованным и совместным действиям К., В. и А.Н. при совершении противоправных действий в отношении А.

Доводы осужденных об отсутствии намерений убивать потерпевшую, Судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку орудие преступления - нож и нанесение им множественных ударов в места расположения жизненно важных органов А. - свидетельствует о прямом умысле на убийство.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденных о самооговоре, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их с приведением в приговоре соответствующих мотивов принятого решения.

Изложенные в кассационных жалобах и высказанные в кассационной инстанции доводы в защиту осужденных, в том числе об отсутствии объективных доказательств их вины, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с
указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, поэтому у Судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Вместе с тем, Судебная коллегия считает необходимым изменить приговор, исключив осуждение по ст. 115 УК РФ, поскольку данное обвинение К., В. и А.Н. органами предварительного расследования не предъявлялось, следовательно, суд первой инстанции в соответствии со ст. 254 УПК РСФСР не вправе был выходить за рамки предъявленного обвинения.

С учетом конкретных обстоятельств дела, данных о личности потерпевшей, Судебная коллегия полагает возможным смягчить назначенное осужденным К., В. и А.Н. наказание по ч. 3 ст. 30 - п. п. “д“, “ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда от 30 октября 2001 года в отношении К., В., А.Н. изменить: исключить из приговора осуждение каждой по ст. 115 УК РФ.

Смягчить К., В., А.Н. наказание по ч. 3 ст. 30 - п. п. “д“, “ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно до десяти, восьми и девяти лет лишения свободы.

В остальной части тот же приговор в отношении К., В. А.Н. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных К., В., А.Н. - без удовлетворения.