Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 17.04.2003 N 53-о02-136 Приговор по делу об убийстве, незаконном приобретении и ношении холодного оружия в отношении одного из осужденных изменен: в его действиях признан рецидив преступлений, поскольку ранее он был судим за преступление средней тяжести, и в связи с этим режим отбывания наказания подлежит замене с особого на строгий.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 апреля 2003 года

Дело N 53-о02-136

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,

судей Верховного Суда РФ Русакова В.В.,

Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 17 апреля 2003 года кассационные жалобы осужденных П. и Л. на приговор Красноярского краевого суда от 18 сентября 2002 года, которым

П., <...>, несудимая, имеющая двух малолетних детей,

осуждена к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. “ж“ УК РФ на 12 лет; по ст. 222 ч. 4 УК РФ - на 1 год. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ей назначено в виде лишения свободы на 13 лет в исправительной колонии общего режима;

Л., <...>, судимый 16.05.01 по ст. 158 ч. 2 п. п. “а“, “б“, “в“ УК РФ к лишению свободы на 2 года с испытательным сроком 1 год,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. “ж“ УК РФ к лишению свободы на 15 лет. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности с наказанием по приговору от 16.05.01 окончательное наказание с отменой условного осуждения по указанному приговору назначено в виде лишения свободы на 16 лет в исправительной колонии особого режима.

Постановлено на основании ст. ст. 97 ч. 1 п. “г“, 99 ч. 2 УК РФ применить в отношении него принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от хронического алкоголизма у психиатра.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., возражения прокурора Шаруевой М.В. на доводы, изложенные в кассационных жалобах, полагавшей приговор изменить
в отношении Л. с исключением из приговора указания о совершения им преступления при особо опасном рецидиве и заменой режима отбывания наказания с особого на строгий, в остальном приговор в отношении обоих осужденных оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Л. и П. осуждены за умышленное убийство потерпевшего П.А., совершенное по предварительному сговору группой лиц, а П. еще и за незаконное приобретение и ношение холодного оружия.

Преступления, как указано в приговоре, они совершили в феврале 2002 года в г. Назарове

В судебном заседании Л. виновным себя признал частично, отрицая причастность П. к убийству; П. виновной себя не признала.

В кассационных жалобах:

осужденный Л. оспаривает как предварительный сговор с П. на убийство потерпевшего, так и ее причастность к этому преступлению. Ссылаясь на необъективность предварительного и судебного следствия, он считает, что осужден на их противоречивых показаниях, не подтвержденных другими доказательствами. Он также оспаривает обоснованность применения в отношении него положений ст. 68 ч. 2 УК РФ и назначение особо опасного режима отбывания наказания. С учетом изложенного он просит “оценить содеянное им соответствующей статьей УК РФ“;

осужденная П. со ссылкой на самооговор на следствии в интересах Л. отрицает свою причастность к убийству потерпевшего. С учетом изложенного она просит об отмене приговора по ст. 105 ч. 2 п. “ж“ УК РФ с направлением дела на новое рассмотрение в суд.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия находит вину осужденных в содеянном установленной показаниями осужденного Л., подтверждавшего обстоятельства совершения ими преступлений, указанных в приговоре.

Осужденная также не отрицала, что не только вовлекла Л. в убийство своего мужа, но сама участвовала в совершении
этого преступления, для чего обманным путем заманила потерпевшего к месту убийства и наносила ему удары металлической трубой и ножом.

Доводы о непричастности П. к убийству потерпевшего и о ее самооговоре, а также об оговоре ее со стороны Л., опровергаются в части мотива совершения преступления показаниями свидетелей Л., Ч., Т., Ч. о том, что осужденная угрожала мужу убийством в связи с предстоящим разводом и намерением П.А. оставить сына после развода у себя.

Свидетель Д. показал, что П. обращалась к нему с предложением убить своего мужа, о чем он сообщил потерпевшему, который вскоре подал заявление на развод.

Из показаний свидетеля Д.Н., матери осужденной, следует, что за несколько дней до убийства потерпевшего она обнаружила в комнате общежития, в которой жила с дочерью и Л., большой нож, принесенный последним. Опасаясь неприятностей, она унесла этот нож в комнату к их знакомой Ш. и забросила за шкаф. Осужденная не отрицала, что забрала этот нож из комнаты Ш. перед содеянным.

Свидетели Д. и Т. подтвердили то обстоятельство, что 11.02.02 около 20-ти часов пришли к П., где был и Л., по требованию которых они приняли участие в укрывательстве расчлененного трупа.

Изложенное объективно подтверждается протоколом осмотра места происшествия, в соответствии с которым 12.02.02 в канализационном колодце, расположенном между 3 и 4 рядами балконов 2-го корпуса общежития обнаружены два мешка с расчлененным трупом потерпевшего с его одеждой.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть потерпевшего наступила от сочетанной травмы тела в виде открытого перелома костей свода и основания черепа с кровоизлияниями под мягкую мозговую оболочку и 4-х проникающих ножевых ранений в грудную клетку слева с повреждением левого легкого
и его корня.

Повреждения на голове причинены воздействием твердого тупого предмета, имеющего продолговатую цилиндрическую поверхность, а раны в области грудной клетки - от воздействия колюще-режущего орудия, имеющего обушок и одно лезвие с шириной клинка не менее 3-х см. Эти повреждения носят прижизненный характер.

В соответствии с заключением судебно-биологической экспертизы на ноже и ножнах, изъятых в указанном Л. месте, металлической трубе, в смывах с ванны, в соскобах с пола с места происшествия, на одежде осужденных обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего не исключается.

Доводы осужденных, что кровь на одежду потерпевшей попала после расчленения трупа, судом проверены и обоснованно опровергнуты в приговоре, в частности, на заключение трасологической экспертизы и показания ее брата - свидетеля Д., в соответствии с которыми осужденный в после расчленения трупа была в ночной сорочке, а не в одежде, на которой обнаружена кровь.

По заключению судебно-криминалистической экспертизы, изъятый в указанном Л. месте охотничий нож, является холодным оружием, изготовленным промышленным способом.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в содеянном и дал правильную юридическую оценку их действий.

Совокупность обстоятельств совершения преступлений, в частности, применявшиеся орудия преступления, обладающие высокой поражающей силой, множественность, тяжесть и локализация телесных повреждений в области жизненно важных органов, в совокупности с высказывавшимся осужденной П. намерении убить потерпевшего, свидетельствует об умысле осужденных на убийство потерпевшего.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Дела исследованы полно, всесторонне и объективно. Исследованным в судебном заседании доказательствам, добытым с соблюдением уголовно-процессуального закона, чего не отрицали в суде и сами осужденные, дана оценка в приговоре в соответствии с требованием ст. ст.
88, 307 УПК РФ.

Проверено по делу и психическое состояние осужденных. В соответствии с заключениями судебно-психиатрических экспертиз оба они по своему психическому состоянию могли руководить своими действиями и отдавать в них отчет.

С учетом изложенного и обстоятельств совершения преступлений суд обоснованно признал их вменяемыми в отношении инкриминированных им деяний.

Наказание им назначено с учетом степени общественной опасности содеянного ими, роли каждого в совершении преступлений, в том числе организаторской роли П., данных, касающихся личности осужденных.

В качестве смягчающих их наказание обстоятельств суд признал их явки с повинной, их способствование раскрытию преступления, а в отношении П. еще и наличие у нее двух малолетних детей.

Вместе с тем Судебная коллегия считает ошибочным указание суда о совершении Л. преступления при особо опасном рецидиве.

Из материалов дела усматривается, что по приговору от 16 мая 2001 года Л. был осужден за кражу чужого имущества с проникновением в подсобное помещение и из самого помещения кафе “Уют“, квалифицированную по ст. 158 ч. 2 п. “в“ УК РФ в редакции Закона, вступившего в силу с 1 января 1997 года, максимальная санкция которой составляла 6 лет лишения свободы.

Согласно Закону от 05.11.02 указанные действия подлежат квалификации по ст. 158 ч. 2 п. “б“ УК РФ, максимальная санкция которой - 5 лет лишения свободы. Согласно ст. 15 ч. 3 УК РФ с учетом положений ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона данное преступление относится к категории средней тяжести.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия с учетом положений ст. 18 УК РФ, определяющей условия признания рецидива и особо опасного рецидива, считает, что преступление Л. совершено при рецидиве преступления, а
не при особо опасном рецидиве.

С учетом изложенного приговор в этой части подлежит изменению с исключением из приговора указания о признании совершения Л. преступления при особо опасном рецидиве. В связи с этим согласно ст. 58 ч. 1 п. “в“ УК РФ назначенный режим отбывания наказания в отношении Л. подлежит замене с особого на строгий.

Из приговора следует, что при назначении Л. наказания суд учел то, что он ранее судим, данное преступление совершил в период условного осуждения за предыдущее преступление.

Из материалов дела также усматривается, что потерпевший характеризуется исключительно положительно, заботливо относился к семье, в целях материального обеспечения семьи на протяжении многих лет работал по совместительству, вел домашнее хозяйство, занимался воспитанием детей, оказывал материальную поддержку брату осужденной.

Назначенное Л. наказание, соответствует положениям ст. 68 ч. 2 УК РФ, определяющей порядок назначения наказания при рецидиве преступлений.

При таких обстоятельствах указанные выше изменения приговора в отношении Л., по мнению Судебной коллегии, не уменьшают общественную опасность содеянного им, в связи с чем оснований для смягчения назначенного Л. наказания по делу не имеется.

Оснований для отмены приговора либо для его изменения с переквалификацией содеянного осужденными по делу не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Красноярского краевого суда от 18 сентября в отношении Л. изменить:

считать совершение Л. преступления по данному делу при рецидиве преступления, а не при особо опасном рецидиве;

заменить ему режим отбывания наказания в исправительной колонии с особого на строгий.

В остальном тот же приговор в отношении него, а также в отношении П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.