Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 17.04.2003 N 58-о02-92 Приговор по делу о мошенничестве, умышленном убийстве с целью скрыть другое преступление изменен: исключено указание о признании рецидива преступлений особо опасным, поскольку в силу ч. 2 ст. 15 УК РФ кража чужого имущества по признакам ее совершения группой лиц по предварительному сговору и с причинением значительного ущерба гражданину отнесена к преступлениям средней тяжести, следовательно, действия в соответствии со ст. 18 УК РФ образуют лишь рецидив преступлений.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 апреля 2003 года

Дело N 58-о02-92

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Бризицкого А.М.

судей - Хлебникова Н.Л. и Ермолаевой Т.А.

рассмотрела в судебном заседании от 17 апреля 2003 г. кассационные жалобы осужденных К. и М., в защиту последнего адвоката Гончарук К.А. на приговор Хабаровского краевого суда от 14 июня 2002 г., которым

М., <...>, русский, со средним образованием, не женат, не работал, судим 26 марта 2001 г. по ст. 161 ч. 2 п. п. “а“, “в“, “г“ УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года, -

осужден: по
ст. 159 ч. 2 п. п. “б“, “г“ УК РФ на 4 года 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 25 минимальных размеров труда (11250 рублей); по ст. 105 ч. 2 п. п. “ж“, “к“ УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда (11250 рублей).

В силу ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 26 марта 2001 г. и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к вновь назначенному наказанию неотбытого наказания по указанному приговору окончательно назначено 18 лет лишения свободы со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда (11250 рублей), с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

К., <...>, русский, с образованием 8 классов, не женат, работал в МУП “Восток“ плотником-бетонщиком, судим 18 января 2001 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. “а“, “г“ УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. “ж“, “к“ УК РФ на 15 лет лишения свободы.

В силу ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 18 января 2001 года и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к вновь назначенному наказанию неотбытого наказания по указанному приговору окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Постановлено
взыскать с М. и К. солидарно в пользу Т.Л. денежную компенсацию морального вреда в сумме 100 тыс. рублей.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., объяснение осужденного К. по доводам его жалоб, мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего изменить приговор в отношении К. в части вида рецидива преступлений и назначить ему для отбывания лишение свободы исправительную колонию строгого режима, в остальном в отношении него и М. оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

М. осужден за мошенничество, совершенное неоднократно, с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Он же и К. осуждены за умышленное убийство Т., с целью скрыть другое преступление, в группе лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены в период с 1 января по 12 мая 2001 года на территории Хабаровского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании М. и К. не признали себя виновными.

В кассационных жалобах:

осужденный М. оспаривает осуждение его как за мошенничество, так и за умышленное убийство Т.

Как утверждается в кассационных жалобах, обвинение в отношении него основано, соответственно, на предположениях и на недопустимых доказательствах, в частности на показаниях его и осужденного К., полученных на предварительном следствии с нарушением права каждого на защиту.

Кроме того, ставит под сомнение достоверность показаний свидетеля К.А., полагая, что последний оговорил их из-за боязни быть привлеченным к уголовной ответственности.

В то же время, М. признает, что смерть Т. наступила в результате его действий, хотя и ссылается при этом на отсутствие умысла на убийство; на то, что он лишь столкнул потерпевшего с моста.

Однако эти действия, по его мнению, следовало квалифицировать по другому уголовному закону. Он просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Гончарук
К.А. в защиту М. приводит аналогичные доводы, указывая, что последний приобрел право на квартиру Т. и распорядился ею в результате сделки, которая не носила признаков противоправности; он из жалости предложил Т. пожить в “каком-либо брошенном доме в одной из деревень“, именно с этой целью вывез его из г. Комсомольска-на-Амуре, однако убивать потерпевшего не хотел и не договаривался об этом с К.

Как полагает адвокат, по обвинению в мошенничестве М. следовало оправдать, а его виновные действия, повлекшие смерть потерпевшего, - квалифицировать по ст. 111 ч. 4 УК РФ. Он просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный К. излагает свою версию происшедшего, согласно которой Т. упал с моста в результате удара М., последовавшего в связи с оскорблением его со стороны потерпевшего.

Он же (К.) как утверждается в жалобах, к убийству Т. непричастен, ибо не имел к тому повода и действий, указанных в приговоре не совершал.

Доказательства в обоснование вины, по его мнению, получены с нарушением закона.

Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Государственный обвинитель Грибанов Е.П. и потерпевшая Т.Л. представили возражения на кассационные жалобы, в которых выражают несогласие с ними и потому просят оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы и возражения на них, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Суд первой инстанции всесторонне и полно исследовал собранные доказательства, правильно установил фактические обстоятельства по делу и обоснованно пришел к выводу о доказанности вины М. и К. в совершении указанных преступлений.

Все содержащиеся в кассационных жалобах доводы, в том числе те, в которых оспаривается совершение М. мошенничества
и утверждается об отсутствии у осужденных предварительного сговора на убийство Т. и о том, что М., сталкивая последнего с моста, не имел умысла на его убийство и не совершал других действий, направленных на лишение жизни потерпевшего, а также в обоснование непричастности К. к этому преступлению, как видно из дела, суду были известны, они тщательно проверялись в условиях судебного разбирательства и признаны несостоятельными обоснованно, поскольку опровергаются рассмотренными при этом доказательствами, в частности, показаниями каждого из осужденных на предварительном следствии, в которых они подробно изложили мотивы, способ и другие обстоятельства совершения преступления; показаниями свидетеля К.А. об известных ему, как очевидцу, обстоятельствах убийства Т.; данными о результатах осмотра места происшествия (л.д. 245 - 247, 311 - 315 т. 1); заключением судебно-медицинского эксперта о характере и механизме образования телесных повреждений на трупе Т., о причине смерти потерпевшего (л.д. 349 - 3544 т. 1).

Как эти, так и другие доказательства в обоснование виновности М. и К. всесторонне проанализированы и надлежаще оценены в приговоре с точки зрения их допустимости и достоверности.

Данных, которые давали бы основания не соглашаться с оценкой в приговоре имеющихся доказательств, в том числе упомянутых показаний осужденных и показаний свидетеля К.А. при проверке материалов дела не выявлено.

Ссылки в жалобах на оговор осужденных со стороны свидетеля К.А. и на то, что показания М. и К. на предварительном следствии получены с нарушением права каждого на защиту тоже были предметом проверки в суде первой инстанции, по результатам которой получили в приговоре правильную оценку.

При таких обстоятельствах следует признать, что вывод суда о виновности осужденных соответствует материалам дела и основан
в приговоре на правильной их оценке.

Осуждение М. и К., соответственно, по ст. ст. 159 ч. 2 п. п. “б“, “г“, 105 ч. 2 п. п. “ж“, “к“ УК РФ и по ст. 105 ч. 2 п. п. “ж“, “к“ УК РФ является обоснованным, а выводы относительно такой квалификации содеянного виновными в приговоре надлежаще мотивированы.

Решение суда, которым отвергнут довод о переквалификации действий М., связанных с причинением смерти Т. на ст. 111 ч. 4 УК РФ соответствует установленным по делу обстоятельствам и основано на рассмотренных доказательствах.

Назначенное М. и К. наказание является справедливым, соответствующим тяжести совершенных ими преступлений и личности каждого.

Назначая К. для отбывания лишения свободы исправительную колонию особого режима, суд исходил из того, что преступление, за которое он осуждался по приговору от 18 января 2001 г. (ст. 158 ч. 2 п. п. “а“, “г“ УК РФ) было отнесено к категории тяжких преступлений и наличие непогашенной судимости за него при совершении особо тяжкого преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. п. “ж“, “к“ УК РФ, давало основание признать в действиях особо опасный рецидив.

Однако Федеральным законом от 31 октября 2002 г. N 133-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях“ ст. 158 УК РФ изложена в новой редакции, согласно которой и в силу ч. 2 ст. 15 УК РФ кража чужого имущества по признакам ее совершения группой лиц по предварительному сговору и с причинением значительного ущерба гражданину отнесена и преступлениям средней тяжести.

Следовательно, действия К. в соответствии со ст. 18 УК
РФ образуют лишь рецидив преступлений, а не особо опасный рецидив.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт “в“ части 1 статьи 58 Уголовного кодекса Российской Федерации, а не п. “в“ ч. 2 ст. 58 УК РФ.

Потому на основании п. “в“ ч. 2 ст. 58 УК РФ отбывание наказания К. должно быть назначено в исправительной колонии строгого режима.

Назначенное ему наказание в связи с изменением приговора смягчению не подлежит.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Хабаровского краевого суда от 14 июня 2002 года в отношении К. изменить, исключить указание о признании рецидива преступлений особо опасным.

Для отбывания лишения свободы назначить К. исправительную колонию строгого режима.

В остальном приговор в отношении К. и этот же приговор в отношении М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

А.М.БРИЗИЦКИЙ

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

Т.А.ЕРМОЛАЕВА