Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 17.01.2003 N 15-о02-31 Приговор по уголовному делу о разбое, убийстве изменен, из вводной части приговора исключено указание о предыдущей судимости виновного и указание о наличии в его действиях особо опасного рецидива преступлений, так как виновный ранее был осужден к лишению свободы за умышленные преступления, относящиеся к преступлениям средней тяжести.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2003 г. N 15-о02-31

Председательствующий: Семизвонкин В.А.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Талдыкиной Т.Т.,

судей Яковлева В.К. и Кузьмина Б.С.

рассмотрела в судебном заседании от 17 января 2003 года кассационную жалобу осужденного П. на приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 26 июля 2002 года, которым

П., <...>, судимый:

1) 15 октября 1996 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 1 год;

2) 17 декабря 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. п. “а“, “в“ УК РФ к 3 годам лишения свободы, с применением
ст. 41 УК РСФСР окончательно к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. Освобожден 6 мая 2000 года по отбытии наказания, -

осужден: по ст. 162 ч. 3 п. п. “в“, “г“ УК РФ на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. “в“, “з“ УК РФ на 18 лет лишения свободы;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 21 год лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Постановлено на основании ст. 97 ч. 1 п. “г“ УК РФ назначить П. принудительное лечение от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснение осужденного П. и адвоката Пискайкиной Т., поддержавших доводы жалобы, мнение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей исключить из приговора указание о наличии в действиях осужденного особо опасного рецидива преступлений и изменить ему вид исправительной колонии с особого на строгий режим, судебная коллегия

установила:

П., ранее два раза судимый за хищение чужого имущества, признан виновным в разбойном нападении на Б., 5 января 1923 года рождения, с причинением тяжкого вреда ее здоровью и умышленном причинении потерпевшей смерти, заведомо находящейся в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены им около 23 часов 30 марта 2002 года в с. Сабаево Кочкуровского района Республики Мордовия при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде П. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный П. просит приговор отменить, дело прекратить, а в дополнительной жалобе ставит вопрос о направлении дела на новое расследование, при этом, не отрицая того, что увидев выставленное окно, действительно заходил в дом Б. и видел ее раненую, но ее
не убивал, ничего из дома не брал. Об увиденном никому не стал говорить, испугавшись, что могут обвинить его самого в совершении преступления, так как ранее он был судим. Полагает, что потерпевшую убили другие лица и считает, что вывод суда основан лишь на его первоначальных показаниях на предварительном следствии, не подтвержденных другими доказательствами, так как на предварительном следствии оговорил себя в результате применения недозволенных методов ведения следствия, что подтверждается и тем, что обнаруженный на месте преступления топор не принадлежит потерпевшей и его показания о том, что якобы он убил потерпевшую подобранным на месте преступления топором, не подтверждаются материалами дела. Свидетель Г. оговорила его. Указывает, что на предварительном следствии не мог выбрать себе адвоката из-за отсутствия денег, поэтому следственные органы предоставили ему своего адвоката, который в его защиту никаких действий не совершал.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что П. обоснованно осужден за разбойное нападение и умышленное причинение смерти потерпевшей, сопряженное с разбоем и приговор суда является законным и обоснованным.

Доводы осужденного, изложенные в жалобах о том, что он не совершал разбойного нападения и не убивал потерпевшую, а на предварительном следствии оговорил себя в результате применения недозволенных методов следствия, как видно из материалов дела, проверены, оценены в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны несостоятельными.

Вина П. в содеянном установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самого осужденного на предварительном следствии об обстоятельствах совершения разбойного нападения и убийства потерпевшей, также и другими проверенными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Утверждения осужденного в жалобе о
том, что на предварительном следствии он оговорил себя в результате применения недозволенных методов ведения следствия, как видно из материалов дела, проверены судом, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Из показаний П. на предварительном следствии видно, что он подробно рассказал, как обнаружил недалеко от дома потерпевшей топор без топорища и используя этот топор, выставил окно со стеклом и проник в дом Б., чтобы завладеть ее деньгами. Открутил плафон с лампой, чтобы потерпевшая его не узнала, затем напал на нее и стал требовать деньги, после чего нанес удары обухом топора в голову.

Такие показания осужденный давал неоднократно, с соблюдением процессуальных норм, в присутствии адвоката, подтвердил свои показания с выходом на место преступления с участием понятых, что исключало возможность применения каких-либо недозволенных методов следствия, и его показания соответствуют установленным судом обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами, поэтому обоснованно признаны судом правдивыми.

Так, из протокола осмотра места происшествия видно, что труп потерпевшей с признаками насильственной смерти обнаружен на том же месте, где оставил его осужденный. Кроме того, в доме обнаружен беспорядок, постель и вещи разбросаны, что подтверждают показания осужденного о том, что он искал в доме потерпевшей деньги.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть потерпевшей наступила от тупой открытой травмы головы.

Согласно выводам медико-криминалистической экспертизы причинение указанных телесных повреждений потерпевшей обнаруженным на месте преступления топором не исключается.

Кроме того, проведенными экспертизами, в том числе криминалистической и трасологической, установлено, что на топоре имеются следы-наслоения лакокрасочного материала бледно-голубого цвета, которые имеют общеродовую принадлежность со слоем в лакокрасочном покрытии с рамы окна дома, а вмятины на двух деревянных фрагментах
рамы окна, вероятнее всего образовались носком топора, изъятым из дома потерпевшей.

На обнаруженном и изъятом с места преступления окурке сигареты обнаружена слюна, происхождение которой, согласно заключению судебно-биологической экспертизы, от осужденного не исключается.

Вина осужденного подтверждается также заключением судебно-биологической экспертизы, из которой видно, что на спортивных брюках П., также на его куртке обнаружены следы крови человека, которые могли произойти от Б.

Из показания свидетеля Г. видно, что вечером 30 марта 2002 года осужденный приходил к ней, требовал спиртное, но она отказала ему и через некоторое время он ушел, у нее не ночевал.

С учетом характера и локализации причиненных телесных повреждений, также орудия преступления, суд обоснованно сделан вывод о том, что нанося удары топором в голову, осужденный сознавал характер и степень общественной опасности содеянного и умышленно причинил имеющей преклонный возраст потерпевшей смерть.

При установленных обстоятельствах оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд, пришел к обоснованному выводу о виновности П. в разбойном нападении на Б. и умышленном причинении ей смерти, заведомо находящейся в беспомощном состоянии, сопряженном с разбоем и действия его правильно квалифицировал по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. “в“, “г“, 105 ч. 2 п. п. “в“, “з“ УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением процессуальных норм.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит изменению, по следующим основаниям.

Из дела видно, что по приговору от 11 июля 2001 года П. был осужден за совершенную 11 мая 2001 года кражу чужого имущества в размере 687 рублей 50 копеек (т.
1 л.д. 189 - 190), что не превышает пять минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации, вступившим в законную силу 1 июля 2002 года и действовавшим до 31 октября 2002 года. Поэтому, указание об этой судимости следует исключить из вводной части приговора, поскольку в соответствии с положением ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона следует считать, что он не имеет эту судимость.

Следственными органами и судом проверялась выдвинутая осужденным версия о совершении этого преступления другими лицами. Однако эта версия не нашла подтверждения и обоснованно признана несостоятельной.

Кроме того, следует исключить из приговора указание о наличии в действиях П. особо опасного рецидива и, признав совершение преступлений им при опасном рецидиве, так как ранее он был осужден два раза к лишению свободы за умышленные преступления, относящиеся к преступлениям средней тяжести, назначить ему для отбывания лишения свободы исправительную колонию строгого режима.

Мера наказания П. назначена в соответствии с требованиями закона, с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, в том числе данных о его личности, но с учетом внесенных изменений, судебная коллегия считает возможным снизить ему срок наказания.

Принудительное лечение от алкоголизма назначено П. в соответствии с требованиями ст. 97 ч. 1 п. “г“ УК РФ обоснованно, поскольку он страдает алкоголизмом, нуждается в принудительном лечении и противопоказаний для такого лечения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 26 июня 2002 года в отношении П. изменить:

- исключить из вводной части приговора указание о его судимости от 11 июля 2001
года и указание о наличии в его действиях особо опасного рецидива преступлений, признав совершение преступления при опасном рецидиве;

- смягчить ему наказание, назначенное по ст. 162 ч. 3 п. п. “в“, “г“ УК РФ до одиннадцати лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. “в“, “з“ УК РФ до семнадцати лет лишения свободы;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний П. назначить двадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного П. - без удовлетворения.