Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 18.04.2003 N 70-о03-3 Постановление судьи о возвращении уголовного дела прокурору для устранения допущенных нарушений оставлено без изменения, так как обвиняемый на следствии не был обеспечен переводчиком, было нарушено его право объясняться на родном языке, судебные документы, подлежащие обязательному вручению обвиняемому, на его родной язык не переводились и не вручались.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2003 г. N 70-о03-3

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Журавлева В.А.,

судей Колесникова Н.А., Кузьмина Б.С.

рассмотрела в судебном заседании от 18 апреля 2003 г. дело по кассационным представлению государственного обвинителя Чупахина М.В., жалобе адвоката Склюева В.Н. на постановление судьи суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 24 декабря 2002 года, по которому уголовное дело в отношении Ш., обвиняемого по ст. ст. 210 ч. 1 и ч. 2, 163 ч. 3 п. п. “а“, “б“, 30 ч. 3, 167 ч. 2, 167 ч. 1 УК РФ, Д., обвиняемого по ст. ст. 210 ч.
2, 167 ч. 1, 163 ч. 3 п. п. “а“, “б“, 162 ч. 3 п. “а“ УК РФ, а также А., А.А., О., Ш.Д., Н., Н.М., М., М.А., Г., Т., К. постановлено возвратить прокурору, обязав его в течение пяти суток устранить допущенные нарушения, удовлетворить ходатайства в части приобщения документов, характеризующих личности обвиняемых, а ходатайства об исключении доказательств оставить без рассмотрения.

Мера пресечения Ш., Д. в виде содержания под стражей, а также другим обвиняемым оставлена без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Журавлева В.А., мнение прокурора Мурдалова Т.А., поддержавшего представление и полагавшего постановление отменить и дело направить на новое рассмотрение, Судебная коллегия

установила:

Ш., Д. и другие лица обвиняются в совершении ряда тяжких и особо тяжких преступлений.

По результатам предварительного слушания судья постановил дело возвратить прокурору для устранения нарушений, при этом указал, что Ш., грузин по национальности, владеющий менгрельским наречием грузинского языка, на следствии не был обеспечен переводчиком, было нарушено его право объясняться на языке, которым он владеет. Судебные документы, надлежащие обязательному вручению обвиняемому, Ш. на родной язык не переводились, в том числе и обвинительное заключение, и ему не вручались. Мера пресечения обвиняемым, в том числе Ш. и Д. оставлена без изменения.

В представлении государственного обвинителя выражается просьба об отмене постановления судьи и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство, поскольку Ш. достаточно хорошо владеет русским языком, около десяти лет живет в России, обучался в школе, в ходе следствия отказывался от переводчика, который ему предоставлялся.

Адвокат Склюев В.Н. в кассационной жалобе в защиту Д. просит постановление в отношении его подзащитного изменить, меру пресечения - содержание под
стражей заменить на подписку о невыезде, поскольку тот не судим, положительно характеризуется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалобы и представления, Судебная коллегия находит постановление судьи правильным.

Судья обоснованно сослался на положения ст. ст. 18, 47 УПК РФ согласно которым обвиняемый имеет право и оно должно ему быть обеспечено, давать показания, заявлять ходатайства, знакомиться с материалами дела, объясняться на родном языке или языке, которым он владеет, пользоваться услугами переводчика, документы подлежащие обязательному вручению обвиняемому должны быть переведены на его родной язык.

В данном случае эти требования закона не выполнены, более того Ш. в ходе следствия дважды было отказано в предоставлении переводчика на том основании, что он около 10 лет живет в России и владеет русским языком. Эти же доводы приведены в представлении государственного обвинителя.

Однако с ними согласиться нельзя.

Как видно из материалов дела Ш. грузин по национальности, обучался в грузинской школе, закончил всего несколько классов, настаивал на предоставлении переводчика. В деле отсутствуют какие-либо данные, что ему фактически предоставлялся переводчик с грузинского языка, не говоря о переводчике с менгрельским наречием. Какие-либо документы на родной язык не переводились и не вручались, поэтому вывод судьи о нарушении ст. 18 УПК РФ является верным.

Руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление судьи суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 24 декабря 2002 года в отношении Ш., Д., а также А., А.А., О., Ш.Д., Н., Н.М., М., М.А., Г., Т., К. оставить без изменения, кассационные представление государственного обвинителя Чупахина М.В., жалобу адвоката Склюева В.Н. без удовлетворения.

Председательствующий

В.А.ЖУРАВЛЕВ

Судьи

Н.А.КОЛЕСНИКОВ

Б.С.КУЗЬМИН