Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 18.04.2003 N 47-о03-22 Приговор по делу о разбойном нападении, покушении на убийство и убийстве оставлен без изменения, так как вина осужденного в инкриминируемых ему деяниях подтверждена доказательствами, действия квалифицированы правильно, наказание назначено в соответствии с требованиями закона.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2003 года

Дело N 47-о03-22

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Талдыкиной Т.Т. и Колесникова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании 18 апреля 2003 года

кассационную жалобу осужденного К. на приговор Оренбургского областного суда от 24 января 2003 года, по которому

К., <...>, ранее судимый 29 мая 1996 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожден 15 февраля 2002 года по отбытии наказания,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. “в“ УК РФ - на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 30 ч. 3
и ст. 105 ч. 2 п. п. “а“, “з“ УК РФ - на 12 лет, по ст. 105 ч. 2 п. “з“ УК РФ - на 16 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Судом также разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Талдыкиной Т.Т., мнение прокурора Мурдалова Т.А., полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

К. осужден за разбойное нападение на потерпевших А.А. и А.В., за покушение на убийство А.А. и убийство А.В.

Преступления совершены 9 июня 2002 года в г. Бугуруслане при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В предварительной и основной кассационных жалобах осужденный просит отменить приговор и дело прекратить в связи с его непричастностью к преступлениям или направить дело на новое судебное рассмотрение, утверждает, что он преступлений не совершал, был задержан, т.к. проходил недалеко от того дома, где были совершены преступления, на следствии признал вину в результате применения к нему недозволенных методов, адвокат Заико, принимавший участие на следствии, является знакомым представителя потерпевшего, поэтому его показания на следствии не могут являться доказательствами, дает оценку показаниям потерпевшей, свидетелей, другим доказательствам и делает вывод о том, что его вина не доказана.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель Бахарев Д.М. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что вина осужденного в содеянном материалами дела доказана.

Как видно из показаний осужденного К. на предварительном следствии, он признавал, что с целью ограбления зашел в дом, где находились престарелые мужчина и женщина.
Когда он потребовал у женщины деньги, мужчина обхватил его сзади руками, а женщина нанесла удары сковородой по голове, признавал, что в процессе борьбы нанес мужчине удары не принадлежащим ему ножом, а женщина вновь нанесла ему удары сковородой по голове, после чего он убежал.

К. также показал, что в процессе борьбы он потерял кепку-бейсболку и очки, которые остались в доме потерпевших.

Такие показания осужденный давал при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого в присутствии адвоката, что исключало возможность применения к нему недозволенных методов следствия.

Доводы осужденного о том, что эти показания не могут являться доказательствами, т.к. адвокат Заико С.Б., защищавший его на следствии, является знакомым представителя потерпевшего, также являются несостоятельными, т.к. из материалов дела видно, что с момента задержания в качестве подозреваемого его защиту осуществлял адвокат Садыков Р.Р., в присутствии которого он и давал показания, и от помощи которого К. отказался перед ознакомлением с материалами дела, после чего в дело вступил адвокат Заико С.Б., однако с материалами дела осужденный знакомиться отказался.

В суде по ходатайству осужденного его защиту осуществлял адвокат Карпушина Н.Г., при этом суд предоставил возможность осужденному и его адвокату ознакомиться со всеми материалами дела.

Кроме того, показания осужденного К. на предварительном следствии объективно подтверждаются другими материалами дела.

Так, как видно из показаний потерпевшей А.А., вошедший в дом К., на лице которого были солнцезащитные очки, потребовал у нее деньги, нанес ей принесенным с собой ножом удар в живот. Она попыталась по телефону вызвать милицию, но К. ножом перерезал телефонный провод, нанес ей удары ножом в область груди и лица. В это время ее муж, А.В., стал
подниматься с дивана, К. подошел к мужу, завязалась борьба, муж пытался выбить нож у К., она нанесла К. несколько ударов по голове сковородкой и выбежала на улицу за помощью, обратилась к соседке З. Видела, как К. вышел из дома, перелез через ограду и скрылся, а она обнаружила мужа с ножевыми ранениями, от которых тот скончался.

Свидетель З. подтвердила, что А.А., которая была вся в крови, постучала к ней, сказала, что убили ее мужа, они вызвали милицию.

Свидетель С. показал, что, узнав о нападении на А-вых, он вышел на улицу, увидел, как из дома потерпевших вышел мужчина, перепрыгнул через забор школы N 2 и убежал.

Свидетели К., П. и А. показали, что находились во дворе школы N 2, когда там появился К., в области уха у него была кровь. Они слышали от женщины, что совершено нападение на А-вых, поняли, что К. причастен к этому, и стали преследовать его, но К. достал нож, стал его демонстрировать. Тогда они остановили автомашину ДПС и сообщили работникам милиции о К.

Свидетели К. и П. на следствии опознали К.

Из показаний свидетелей П. и К., работников милиции, видно, что К., А. и П. сообщили им о К., сказав, что он совершил преступление и вооружен ножом. Они задержали К. и изъяли у него нож.

В изъятом ноже представитель потерпевшего А. опознал нож, принадлежавший его родителям.

При осмотре места происшествия были изъяты бейсболка, разбитые солнцезащитные очки, складной нож.

При опознании этого ножа представитель потерпевшего А. заявил, что этот нож его родителям не принадлежит.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что потерпевшей А.А. были причинены колото-резаные ранения передней брюшной
стенки с повреждением внутренних органов, непроникающее колото-резаное ранение грудной клетки, повреждения могли быть причинены ножом, изъятым на месте происшествия.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшего А.В. наступила от множественных проникающих ранений грудной клетки, живота с повреждением внутренних органов, повреждения могли быть причинены ножом, изъятым у К.

Согласно заключению трасологической экспертизы след обуви, обнаруженный при осмотре места происшествия, мог быть оставлен подошвой ботинок, изъятых у К. после задержания.

При таких обстоятельствах суд, оценив приведенные и другие доказательства в совокупности, пришел к обоснованному выводу о виновности К. в разбойном нападении на потерпевших А-вых, в покушении на убийство А.А. и убийстве А.В.

Соглашаясь с такой оценкой суда, Судебная коллегия находит несостоятельными доводы жалобы осужденного К. о непричастности к этим преступлениям и недоказанности его вины.

Действия осужденного судом квалифицированы правильно, наказание назначено в соответствии с требованиями закона.

Оснований для отмены или изменения приговора Судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Оренбургского областного суда от 24 января 2003 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.