Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 18.04.2003 N 48-о03-19 Приговор изменен: действия одного из осужденных переквалифицированы с п. п. “в“, “г“ части 3 ст. 162 УК РФ на п. п. “а“, “б“ части 2 ст. 162 УК РФ, так как ранняя судимость погашена и в приговоре не приведено доводов о том, что умыслом осужденного охватывалось причинение потерпевшему смерти или тяжкого вреда здоровью; отбывание наказания другому осужденному назначено в исправительной колонии строгого режима, так как в его действиях отсутствует особо опасный рецидив.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2003 года

Дело N 48-о03-19

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Свиридова Ю.А.,

судей - Эрдыниева Э.Б. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 18 апреля 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных С., Б., К. на приговор Челябинского областного суда от 25 ноября 2002 года, которым

С., <...>, судимый:

12 мая 1992 г. по ст. ст. 146 ч. 2 п. п. “а“, “в“, 246 п. “в“ УК РСФСР к 7 годам лишения свободы;

27 мая 1999 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. “а“, “б“, “в“ УК РФ к 4 годам лишения
свободы, освобожден 18 октября 2001 года,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. “а“, “в“, “г“ УК РФ к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. “а“, “ж“, “з“, “н“ УК РФ к 12 годам лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. п. “б“, “д“, “ж“, “з“, “н“ УК РФ к пожизненному лишению свободы; по ст. 325 ч. 2 УК РФ к исправительным работам на один год с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно к отбытию С. назначено пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

Б., <...>, судимый:

28 декабря 1998 г. по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 году лишения свободы условно;

9 сентября 1999 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. “г“, 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 27 апреля 2001 года условно-досрочно на 9 месяцев 6 дней,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. “а“, “в“ УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. “д“, “ж“, “з“ УК РФ к 15 годам лишения свободы; по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20% заработной платы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний Б. назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 70 УК РФ присоединено частично наказание по приговору от 9 сентября 1999 года и окончательно
к отбытию Б. назначено 18 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии особого режима.

К., <...>, судимый:

4 декабря 1995 г. по ст. ст. 144 ч. 2, 149 ч. 1 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора;

14 декабря 1996 г. по ст. ст. 144 ч. 2, 41 УК РСФСР к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 8 октября 1999 года условно-досрочно на 1 год 1 месяц 27 дней,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. “в“, “г“ УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 105 ч. 2 п. п. “ж“, “з“ УК РФ К. оправдан.

Постановлено взыскать с С. и М. солидарно в пользу Ю. 7200 рублей в возмещение ущерба и в счет компенсации морального вреда 80000 рублей;

- в пользу Федеральной почтовой связи Республики Башкортостан 40760 рублей 21 коп.;

- в пользу К.А. в счет компенсации морального вреда 150000 рублей;

- в пользу А. 150000 рублей в счет компенсации морального вреда;

- в пользу К.Г. 100000 рублей в счет компенсации морального вреда;

- в пользу К.П. в счет компенсации морального вреда 100000 рублей.

С С., М., Б., К. солидарно:

- в пользу М.В. 3500 рублей;

- в пользу К.А.А. 10650 рублей;

- в пользу Р. 15000 рублей - в возмещение материального ущерба.

С С., М., Б. солидарно в пользу И. в счет компенсации морального вреда 80000 рублей.;

- в пользу Х.А. в счет компенсации морального вреда 200000 рублей, в возмещение ущерба 51495 рублей;

- в пользу Кизильской центральной районной больницы в возмещение ущерба 5914
рублей.

Этим же приговором осужден М., в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., выступление осужденных Б. и К., поддержавших доводы жалобы, прокурора Вощинского М.В., полагавшего действия К. переквалифицировать на ст. 162 ч. 2 п. п. “а“, “б“ УК РФ, режим исправительной колонии Б. назначить строгий, Судебная коллегия

установила:

С. осужден за разбойные нападения организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, лицом, ранее два раза судимым за хищения; убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшей К.Л., сопряженное с разбоем, организованной группой, в связи с осуществлением потерпевшей служебной деятельности; убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшим К.А.И. и Х., сопряженное с разбоем, организованной группой, по признакам неоднократности (по эпизоду в отношении Х. - и с особой жестокостью); покушение на убийство, то есть на умышленное причинение смерти потерпевшим К.Г. и К.П., сопряженное с разбоем, организованной группой, в отношении двух лиц, по признаку неоднократности; похищение важного личного документа.

Б. осужден за совершение разбойных нападений организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему Х. организованной группой, сопряженное с разбоем, с особой жестокостью; похищение важного личного документа.

К. осужден за совершение разбойного нападения с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, лицом, ранее два раза судимым за хищение.

Преступления совершены в Республике Башкортостан и Челябинской области в 2001 году при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании С., Б. и К. свою вину признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный С. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней с приговором не согласен, просит приговор отменить, дело направить на новое судебное
рассмотрение; С. утверждает, что в ходе расследования и в суде были допущены процессуальные нарушения, обвинительный уклон, приговор постановлен на показаниях осужденных и свидетелей, в отношении которых допускалось применение недозволенных методов, осужденному безосновательно было отказано в вызове в суд психиатров и в проведении дополнительной судебно-психиатрической экспертизы; С. ссылается на то, что в суде он отказался от адвоката, но это ходатайство было отклонено; осужденный не отрицает свою вину в совершении разбойных нападений по всем вменяемым ему следствием эпизодам, признает свою вину в убийстве К.Л.; одновременно С. приводятся доводы о его непричастности к убийству потерпевших К.А.И. и Х. С. утверждает, что договоренности на убийство последних осужденные не имели, убийство К.А.И. совершил по своей инициативе М., потерпевшего Х. также убивали М. и Б.; по мнению С., судом не дано надлежащей оценки показаниям свидетеля К.Н.; осужденный ссылается на то, что осознал содеянное и раскаялся, просит учесть это при назначении наказания и принять справедливое решение;

- осужденный Б. с приговором не согласен, полагает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном, допускались нарушения уголовно-процессуального закона, в суде неоднократно менялся прокурор, необоснованно отказано в проведении дополнительной судебно-психиатрической экспертизы в отношении осужденного; признавая свою вину в совершении разбойного нападения на потерпевшего К.А.И., Б. ссылается на то, что убийства его не совершал, у исполнителя убийства имел место эксцесс; осужденный не согласен с квалификацией его действий в отношении Х. одновременно по двум статьям - ст. 162 ч. 3 п. п. “а“, “в“ и по ст. 325 ч. 2 УК РФ, полагая, что в данном случае имело место нарушение уголовно-процессуального закона; оспаривает Б. и
его осуждение по ст. 105 ч. 2 п. п. “д“, “ж“, “з“ УК РФ;

- осужденный К. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней с приговором не согласен, просит действия его в отношении К.А.И. по эпизоду разбойного нападения со ст. 162 ч. 3 УК РФ переквалифицировать на ст. 213 ч. 2 УК РФ, наказание смягчить до условного лишения свободы; К. ссылается на то, что сам он ударил К.А.И. не более трех раз, умысла на убийство не имел, деньги и имущество потерпевшего не похищал, это сделали С., Б. и М.; К. ссылается на совокупность смягчающих обстоятельств, указывает, что на его иждивении находились сестра и племянница, он работал, положительно характеризовался;

- государственный обвинитель - прокурор Дуккар И.П. в возражениях на кассационные жалобы осужденных С., Б., К. просит приговор оставить без изменения, полагая, что содеянное осужденными квалифицировано правильно, вина их нашла свое подтверждение, наказание назначено в соответствии с законом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на жалобы, Судебная коллегия находит приговор суда в отношении Б. и К. подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности С., Б. и К. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, дактилоскопических, судебно-психиатрических экспертиз, протоколами обыска и опознаний и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Основания для отмены приговора Судебная коллегия не усматривает.

Утверждения С. о его непричастности к убийству потерпевших К.А.И. и Х., ссылки Б. на то, что его действия в отношении
Х. необоснованно квалифицированы по двум статьям - 162 ч. 3 п. п. “а“, “в“ и 325 ч. 2 и по ст. 105 ч. 2 п. п. “д“, “ж“, “з“ УК РФ Судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В частности, в судебном заседании С. не отрицал свою вину по фактам разбойных нападений на потерпевших Ю., К.Л., К.А.И., Х. и Х.А., К-ко, дал подробные показания по всем эпизодам преступной деятельности. С. подтвердил, что в ходе нападения на Ю. они с М. угрожали потерпевшей ножами, требовали деньги, похитили из квартиры вещи, С. прижигал грудь потерпевшей плойкой.

Из показаний С. следует, что во время нападения на почтальона К.Л. М. удерживал последнюю за шею, а С. нанес ей удары ножом в живот и сердце, вырвал сумку с деньгами.

С. подтвердил, что действительно они вчетвером избивали К.А.И., он забрал у последнего деньги и ключи от автомашины. Потерпевшего погрузили в багажник. В безлюдном месте, куда привезли К.А.И., К. еще несколько раз ударил потерпевшего по лицу, С. снял с него золотое кольцо, кто-то дубленку. Вдвоем С. и М. отвели потерпевшего в сторону и М. стал наносить К.А.И. удары топором по голове. Из показаний С. следует, что топор они приготовили заранее для совершения ограбления. Убийства не планировали - это была инициатива М., убили потерпевшего, чтобы он не заявил в милицию.

С. признал, что нападение на семью Х. и Х.А. предложил совершить М. и Б. он, осужденные приготовили маску, молоток, монтировку. С. показал, что сам он нанес удары монтировкой Х.А. по
голове, требовал деньги, видел, что М. кому-то наносил удары молотком. Втроем они собрали вещи, погрузили их в автомашину. Документы Х. и Х.А. С. видел у М.

По эпизоду нападения на квартиру К.Г. и К.П. С. подтвердил, что совершить данное преступление он с М. и Т. договорился заранее, представились работниками милиции. В ходе нападения М. стал наносить удары молотком по голове женщине. Мужчину стал избивать Т.

С. также дважды ударил мужчину ножом в живот, лезвие согнулось. После того, как потерпевший выбежал в коридор и стал кричать, осужденные с места происшествия скрылись. Умысел на убийство потерпевших С. не признал.

Б. в суде подтвердил, что избивали К.А.И. они вчетвером. Ключи от автомашины забрал С., он забрал деньги. Решили вывезти К.А.И. за город, погрузили его в багажник. Остановились в безлюдном месте, К. несколько раз ударил потерпевшего, с последнего сняли ботинки, дубленку.

Затем С. и М. отвели потерпевшего в сторону. Когда М. вернулся, топор у него был в крови. На автомашине потерпевшего уехали в дер. Казанка.

Б. показал, что нападение на Х. и Х.А. они совершили по предложению С., приготовили молоток, монтировку, маску для С. В ходе нападения С. ударил монтировкой женщину по голове, М. бил молотком по голове мужчину. По указанию М. Б. дважды ударил мужчину ножом в шею, перерезал ему горло. Затем они стали искать деньги, ценные вещи, Б. снял с женщины золотую цепочку, он не отрицал, что видел документы потерпевших.

К. в суде показал, что он вместе со всеми принимал участие в избиении К.А.И., наносил удары в грудь и лицо, С. ударил потерпевшего по голове табуретом. Кто-то забрал
у потерпевшего ключи от автомашины и деньги. Решили вывезти потерпевшего за город, погрузили в багажник. В безлюдном месте К. еще несколько раз ударил К.А.И., с последнего сняли дубленку, кольцо, ботинки.

С. и М. отвели потерпевшего в сторону, М. был с топором.

Когда вернулись, топор у М. был в крови, К. понял, что потерпевший убит.

В ходе расследования К. показывал, что С. высказывал намерения убить К.А.И., заявляя, что до Кизила он живым не доедет.

М. признал, что они с С. договорились совершить нападения на людей, так как нуждались в деньгах, дал подробные показания об обстоятельствах совершения разбойного нападения на Ю., которой угрожали ножом.

М. подтвердил, что в ходе нападения на почтальона (К.Л.) он держал потерпевшую, а С. наносил удары ножом. Забрав у потерпевшей деньги, они скрылись с места преступления.

По эпизоду нападения на К.А.И. М. показал, что он также принимал участие в избиении потерпевшего, у последнего забрали деньги, ключи от автомашины. Потерпевшего решили вывезти в безлюдное место, погрузили в багажник. После того, как потерпевшего вытащили из багажника, К. вновь нанес ему несколько ударов, с К.А.И. сняли золотое кольцо, дубленку, ботинки.

М. признал, что с С. он отвел потерпевшего в сторону, нанес несколько ударов топором по голове и один раз по телу.

Из показаний М. следует, что нападение на Х. и Х.А. предложил совершить С., они взяли с собой молоток, монтировку, у С. была маска. М. несколько раз ударил молотком по голове мужчину, по указанию М. Б. перерезал мужчине горло. С. монтировкой несколько раз ударил по голове женщину. В доме собрали ценные вещи, забрали папку с документами. Когда пришли две
девушки, осужденные связали их.

М. подтвердил, что в декабре 2001 года с С. и Т. они договорились совершить нападение на К.Г. и К.П. С собой взяли молоток, пневматический пистолет. В ходе нападения М. ударил женщину молотком, Т. угрожал пистолетом. Когда вышел мужчина, М. нанес и ему несколько ударов молотком, а затем вновь стал наносить удары женщине, ручка молотка сломалась. После того, как потерпевший выбежал в коридор и стал кричать, они сразу же ушли. С. позднее сообщил, что ударил парня ножом.

По эпизоду в отношении Ю. вина осужденных подтверждена заявлением о нападении и хищении имущества, протоколами опознания Ю. и Ю.К. С. и М., как лиц, совершивших разбойное нападение.

На месте преступления был обнаружен след ладони правой руки М., полуботинок С., что последний подтвердил.

У Ю. установлен рубец на груди - след термического ожога плойкой, которая была изъята в квартире потерпевшей.

Часть похищенного была изъята, опознана Ю.

Потерпевший К.А. дал показания об известных ему обстоятельствах убийства матери, которая работала почтальоном, разносила пенсию. В результате нападения было похищено около 40 тыс. рублей.

Представитель гражданского истца поддержал гражданский иск, подтвердив, что деньги в сумме 40760 рублей после убийства похитили.

Из показаний свидетелей М.Г. и М.Р. (матери и брата осужденного) следует, что нож, обнаруженный на месте убийства почтальона, принадлежит их семье, они опознали этот нож.

Вина осужденных подтверждена протоколом осмотра места преступления, из которого следует, что потерпевшая обнаружена в подъезде дома <...> - в месте и районе, о котором показывали и осужденные.

На изъятом ноже обнаружена кровь, которая может принадлежать потерпевшей.

Смерть К.Л. наступила от острого малокровия внутренних органов в результате наружного и внутреннего кровотечения от множественных колото-резаных ранений.

Потерпевший А. дал показания об известных ему обстоятельствах убийства его дяди - К.А.И., труп которого он опознал, пропали дубленка и золотое кольцо.

Потерпевший Р. показал, что он давал К.А.И. для поездки свою автомашину, которая была похищена, разбита и разукомплектована.

Из показаний потерпевшей К.А.А. следует, что она проживала с К.А.И. В момент убийства последний имел с собой не менее 17000 рублей, были похищены дубленка, золотое кольцо, ботинки.

Потерпевший М.В. показал, что из похищенных у убитого денег 3500 рублей принадлежат ему.

Свидетель К.Н. подтвердила, что в указанное время осужденные вчетвером избивали потерпевшего К.А.И., наносили удары ногами и руками, вынесли и погрузили в багажник. Потерпевший просил его не убивать. В автомашине С. заявил, что К.А.И. “живым до Кизила не доедет“. В безлюдном месте потерпевшего вновь избивали, увели в сторону. Вернувшись, М. рассказал, что семь раз ударил К.А.И. топором по голове. С. вытер кровь с топора, а затем выбросил его. У С. она видела дубленку и золотое кольцо потерпевшего. Из показаний К.Н. следует, что осужденные 13 - 14 ноября привозили с собой топор.

Свидетель З. показала, что в указанное время распивала спиртное с осужденными, сильно опьянела.

Во время поездки за рулем был С., К.А.И. находился в багажнике. Затем потерпевшего куда-то увели, лицо у него было разбито, вернулись без К.А.И., у М. был в руках топор.

Труп потерпевшего К.А.И. обнаружен в Кизильском районе, на берегу реки, К.Н. потерпевшего опознала.

Автомашина ВАЗ-2103, принадлежащая Р., изъята у А.М., последний пояснил, что машину у него оставил С.

Дубленка К.А.И. изъята у сестры С., опознана К.А.А.

Установлено, что смерть К.А.И. наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы - рубленых ран головы, рубленых переломов височно-теменной, затылочной кости, рубленого перелома нижней челюсти, повреждений твердой мозговой оболочки, перелома мозгового черепа, ушиба головного мозга, кровоизлияний в мягкие ткани головы.

Потерпевшая Х.Э. дала показания об известных ей обстоятельствах разбойного нападения и убийства ее отца и причинения телесных повреждений матери. Из рассказа сына Динара следует, что один из преступников был вооружен молотком, а другой - ножом.

Потерпевшая Х.А. дала подробные показания об обстоятельствах совершения разбойного нападения С., Б. и М. У С. в руках была монтировка, М. был вооружен молотком, Б. снял с нее золотые украшения. М. заходил в спальню, где лежал Х. Потерпевшей сзади нанесли чем-то удар по голове, она потеряла сознание.

Из показаний потерпевшего И.Д. следует, что в ходе нападения один из преступников ударил Х. молотком по голове и тот захрипел, затем Х. перерезали горло.

Потерпевшие А.А. и А.Д. показали, что в указанное время они пришли в дом к Х. и Х.А., где были трое преступников. Потерпевших связали, один из преступников был с молотком, другой - с монтировкой. У Х.А. была разбита голова, у нее требовали деньги.

Потерпевшие Х.А., А.А. опознали Б. и М., как преступников, совершивших нападение на семью Х. и Х.А.

Установлено, что смерть Х. наступила в результате комбинированной травмы, сопровождавшейся множественными колото-резаными ранениями шеи и открытой черепно-мозговой травмой с повреждением костей черепа и вещества головного мозга.

Х.А. были причинены черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибленные раны головы - легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.

В доме Х. и Х.А. изъят след пальца правой руки М.

Вина осужденных подтверждена протоколами изъятия похищенного имущества, опознания его потерпевшей Х.З.

Свидетель С.Г. подтвердила, что она видела у С. новую дубленку, золотое кольцо. Вместе с осужденными ездила в пос. Первомайский, показала дом Х. и Х.А., из которого осужденные выносили вещи, телевизор.

С. сообщил, что Х. они убили, а его жену избили и связали.

Показания, уличающие осужденных, даны свидетелями И. и Ш.

Труп потерпевшего Х. обнаружен по месту жительства на кровати с признаками насильственной смерти, с места происшествия изъяты нож и монтировка, на которых обнаружены следы крови, которая могла принадлежать потерпевшему.

В ходе следственного эксперимента Б., С., М. подтвердили обстоятельства совершения разбойного нападения на семью Х. и Х.А.

Потерпевшие К.Г. и К.П. дали показания об обстоятельствах совершения на них разбойного нападения. К.Г. показала, что М. был вооружен молотком, ей наносил удары по голове, сломал молоток. С. был вооружен ножом, у третьего нападающего был пистолет. Сын был весь в крови, просил вызвать скорую помощь, на лестнице стал звать на помощь.

Из показаний потерпевшего К.П. следует, что в ходе нападения ему нанесли удары молотком по голове. Он выбежал на лестницу, стал звать на помощь, в подъезде ему нанесли удар ножом в живот.

Потерпевшие убеждены, что нападавшие имели умысел на их убийство.

Свидетель Н. показала, что С. и М. и еще кто-то ночевали у нее, а днем 4 декабря ушли.

Узнав о нападении, по описанию К.Г. поняла, что это были С. с друзьями.

В ходе осмотра места происшествия были изъяты молоток с отломанной рукояткой, фрагмент деревянной рукоятки, нож, бутылка из-под пива.

На ноже, молотке и рукоятке обнаружена кровь, которая может принадлежать потерпевшему К.П.

На бутылке из-под пива обнаружен след пальца правой руки М.

Потерпевшая К.Г. опознала С. и М., последнего опознала и Н.

При задержании С. и М. изъят пневматический газобаллонный пистолет “ИЖ-67 Корнет“.

Потерпевшему К.П. были причинены перелом костей свода черепа, слепое ранение живота, проникающее в полость брюшины с повреждением печени, кишечника, нижней полой вены - тяжкий вред здоровью.

У потерпевшей К.Г. установлены ушиб, ссадины и раны мягких тканей волосистой части головы, перелом ногтевой фаланги третьего пальца левой кисти - легкий вред здоровью.

Психическое состояние осужденных исследовалось и сомнений не вызывает, они признаны вменяемыми.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено. Адвокатами осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись.

Данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Ходатайства сторон рассмотрены и разрешены в соответствии с законом.

Данные биологических экспертиз получили оценку в совокупности с иными доказательствами.

Оснований для проведения в отношении осужденных дополнительных судебно-психиатрических экспертиз, необходимости в вызове в суд экспертов-психиатров не имелось.

Поведение осужденных в ходе расследования и в суде было адекватным, сомнений в их психической полноценности у суда не возникало, не усматривает таких данных и Судебная коллегия.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве является обязательным, если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 15 лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

В указанном случае отказ подсудимого от защитника не является обязательным для суда.

В связи с изложенным, суд обоснованно не согласился с заявленным С. в ходе судебного разбирательства отказом от защитника по надуманным основаниям.

Анализ материалов дела свидетельствует о том, что адвокат Косарев А. в ходе расследования и в суде обеспечивал интересы С. на Ф.И.О. и в соответствии с положениями ст. ст. 49 - 51, 53 УПК РФ.

Показания свидетеля К.Н. судом исследованы и получили оценку наряду с совокупностью иных доказательств.

Действия С. - по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. “а“, “в“, “г“, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. “а“, “ж“, “з“, “н“, 105 ч. 2 п. п. “б“, “д“, “ж“, “з“, “н“, 325 ч. 2 УК РФ, Б. - по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. “а“, “в“, 105 ч. 2 п. п. “д“, “ж“, “з“, 325 ч. 2 УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

В приговоре приведены бесспорные доводы о том, что преступления С., Б. и М. совершены организованной группой.

При этом, как правильно указано в приговоре и следует из материалов дела, создали указанную организованную группу С. и М.

В соответствии с ч. 5 ст. 35 УК РФ лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом преступления, если они охватывались его умыслом.

В связи с этим С. обоснованно осужден за убийство К.А.И. и Х.

Свою вину в совершении разбойных нападений по указанным эпизодам С. не отрицал.

Суд установил, что С. и М. с целью совершения нападения заранее приготовили топор. Вместе с остальными осужденными С. избивал К.А.И., наносил последнему удары табуретом по голове. После избиения потерпевшего погрузили в багажник и отвезли в безлюдное место. За рулем автомашины находился С., высказывал намерения убить К.А.И. После того, как потерпевшего вытащили из багажника, он был вновь избит К. Затем С. и М. отвели К.А.И. в сторону, где потерпевшего топором убил М.

Совершение разбойного нападения на семью Х., Х.А. осужденными также готовилось заранее. С. был вооружен монтировкой, а М. молотком. В ходе нападения осужденные действовали согласованно и целенаправленно.

В частности, С. монтировкой нанес не менее четырех ударов по голове потерпевшей Х.А.

М. нанес множество ударов по голове потерпевшего Х. молотком, а Б. нанес потерпевшему удары ножом в шею, а затем перерезал ему горло.

При таких обстоятельствах, учитывая то, что С. принял участие в создании организованной группы и, как безусловно следует из материалов дела, его умыслом охватывалось и убийство потерпевших К.А.И. и Х. он обоснованно осужден и за убийство последних.

Б. не оспаривал, что он действительно перерезал горло потерпевшему Х. Ссылки осужденного на то, что он сделал это по требованию М. на правовую оценку действий Б. не влияют.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Х. наступила от совместных и согласованных действий М. и Б.

Несостоятельными являются доводы Б. о том, что его действия по эпизоду в отношении Х., Х.А. не требовали квалификации по двум статьям УК - 162 ч. 3 п. п. “а“, “в“ и 325 ч. 2 УК РФ.

Похищение у гражданина паспорта или другого личного документа предусмотрено специальной статьей - 325 ч. 2 УК РФ.

Как установлено судом, при совершении нападения на семью Х., Х.А. были похищены и важные личные документы потерпевших - паспорт, свидетельство о рождении, свидетельство о регистрации брака, трудовая книжка.

Из материалов дела следует, что хищение указанных документов также охватывалось умыслом осужденных.

Судебная коллегия полагает, что оснований для переквалификации действий Б. на более мягкий состав не имеется.

Обоснованным является вывод суда о том, что в ходе разбойного нападения на потерпевших К.Г. и К.П. осужденные С. и М. покушались на их убийство.

Суд установил, что осужденные заранее вооружились.

М. нанес множественные удары по голове потерпевшему К.П. молотком, множественные удары по голове К.Г., отчего молоток сломался.

С. нанес два удара ножом потерпевшему К.П. Действиями осужденных последнему был причинен тяжкий вред здоровью.

Суд правильно указал, что удары потерпевшим С. и М. наносили в жизненно важные органы, смерть потерпевших не наступила по независящим от осужденных обстоятельствам.

Наказание осужденным С. и Б. назначено с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности. При этом суд правильно указал о наличии у С. особо опасного рецидива. Последний, как установлено судом, принял участие в создании организованной группы, совершившей шесть разбойных нападений, в ходе которых было убито трое потерпевших, на убийство еще двоих осужденные покушались. При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает, что назначение С. наказания в виде пожизненного лишения свободы является законным, обоснованным и справедливым, поскольку С. совершил ряд особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь потерпевших.

Из материалов дела следует, что ранее С. был дважды судим за тяжкие преступления и вновь совершил ряд особо тяжких преступлений.

В соответствии с п. “в“ ч. 3 ст. 18 УК РФ суд обоснованно указал о наличии у С. особо опасного рецидива и правильно назначил ему отбывание лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Вместе с тем, приговор в отношении Б. и К подлежит изменению.

В соответствии с Законом РФ от 27 сентября 2002 года “О внесении изменений в ст. 158 УК РФ“, кража, совершенная с незаконным проникновением в хранилище или помещение отнесена к преступлениям средней тяжести. Из материалов дела следует, что кража, за которую Б. осужден по приговору от 09.09.1999, является преступлением средней тяжести. При таких обстоятельствах, исходя из положений ст. ст. 10, 18 УК РФ, в содеянном Б. отсутствует особо опасный рецидив, отбывать лишение свободы ему надлежит в исправительной колонии строгого режима.

Внесенные изменения на обоснованность и справедливость назначенного Б. наказания не повлияли.

Действия К. со ст. 162 ч. 3 п. п. “в“, “г“ УК РФ подлежат переквалификации на ст. 162 ч. 2 п. п. “а“, “б“ УК РФ, как разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, по признаку неоднократности.

Из материалов дела следует, что по приговору от 4 декабря 1995 года К. судим в несовершеннолетнем возрасте.

Кража, за которую осужден К. по данному приговору, как следует из материалов дела, с учетом указанного Закона “О внесении изменений в ст. 158 УК РФ“ отнесена к преступлениям средней тяжести.

В соответствии со ст. 95 УК РФ, сроки погашения судимости за преступления, до достижения возраста восемнадцати лет равны одному году после отбытия лишения свободы за преступления средней тяжести. Таким образом, судимость за преступление по приговору от 4 декабря 1995 года у К. является погашенной и действия его по п. “г“ ч. 3 ст. 162 УК РФ квалифицированы ошибочно.

Из материалов дела следует, что по ст. 105 ч. 2 п. п. “ж“, “з“ УК РФ К. оправдан. Как установлено судом, в убийстве К.А.И. он участия не принимал. В приговоре не приведено каких-либо доводов о том, что умыслом К. охватывалось причинение потерпевшему смерти или тяжкого вреда здоровью. При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает необоснованной квалификацию действий К.Н. и по п. “в“ ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Вместе с тем, судом установлено, что нападение на К.А.И. осужденные совершили с целью завладения его имуществом.

При назначении наказания К. Судебная коллегия учитывает положения ст. 60 УК РФ, а в качестве смягчающих обстоятельств положительные характеристики, активное способствование раскрытию преступления.

Гражданские иски разрешены в соответствии с законом, размеры компенсации морального вреда определены в реальных и справедливых пределах, с учетом физических и нравственных страданий потерпевших.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда от 25 ноября 2002 года в отношении Б. и К. изменить.

Отбывание наказания Б. назначить в исправительной колонии строгого режима.

Переквалифицировать действия К. со ст. 162 ч. 3 п. п. “в“, “г“ УК РФ на ст. 162 ч. 2 п. п. “а“, “б“ УК РФ, по которой назначить наказание в виде семи лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Б., К. и в отношении С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных С., Б. и К. - без удовлетворения.

Председательствующий

Ю.А.СВИРИДОВ

Судьи

Э.Б.ЭРДЫНИЕВ

А.К.МЕЗЕНЦЕВ