Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 22.04.2003 N 4-кп003-41 Приговор по делу о разбойном нападении и убийстве оставлен без изменения, так как наказание осужденному назначено с учетом степени общественной опасности совершенных действий, данных о личности подсудимого и обстоятельств дела.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 апреля 2003 года

Дело N 4-кп003-41

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Степалина В.П.

судей - Иванова Г.П., Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 22 апреля 2003 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Ю. на приговор Московского областного суда от 18 декабря 2002 года, которым

Ю., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. “з“ УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. “в“ УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ,
к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешены гражданский иск потерпевшей Д. о возмещении материального ущерба и о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения осужденного Ю., просившего отменить приговор и дело прекратить за непричастностью к совершению преступления, и мнение прокурора Найденова Е.М. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Ю. признан виновным в совершении 1 февраля 2000 года в г. Раменское Московской области умышленного убийства своей знакомой С., сопряженного с разбойным нападением на потерпевшую.

В судебном заседании Ю. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе он просит об отмене приговора, утверждая, что преступления не совершал, на предварительном следствии оговорил себя под физическим давлением оперативных работников милиции и следователя, ставит под сомнение законность собирания вещественных доказательств - окурка с места преступления и отпечатка пальца, кроме того, он считает, что квалификация его действий по ст. 162 ч. 3 п. “в“ УК РФ является излишней, так как он осужден за умышленное убийство, сопряженное с разбоем.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина Ю. подтверждается обнаружением на месте преступления окурка сигареты, на котором имеется слюна, происхождение которой от осужденного не исключается, и обнаружением на посуде, находящейся во время осмотра квартиры потерпевшей на столе, отпечатка пальца руки осужденного.

Утверждения осужденного о том, что при изъятии этих следов с места преступления были допущены нарушения закона, являются необоснованными, так как не подтверждаются материалами дела.

Из показаний свидетеля Ш., с которой последнее время проживала потерпевшая, следует, что 1 февраля 2000 года около 17 часов
она от С. уехала в гости к своей сестре и вернулась примерно в 21 - 22 часа, в это время С. уже была мертва, на столе находилась грязная посуда, хотя потерпевшая при жизни не оставляла на столе неубранную посуду, так как была крайне аккуратным человеком.

Эти показания свидетеля в совокупности с обнаруженными отпечатком пальца руки осужденного и слюной на окурке сигареты, которая могла произойти от осужденного, свидетельствуют о причастности Ю. к убийству потерпевшей.

Подтверждением этому служат и показания самого Ю. на предварительном следствии, обоснованно признанные судом допустимыми доказательствами, в которых он признавал свою вину, указывая, что вначале он и С. сидели за столом и пили чай, а потом он попросил занять ему денег на дорогу домой и, получив отказ, задушил потерпевшую и забрал из ее дома материальные ценности (т. 1 л. д. 125 об).

Ссылка осужденного в кассационной жалобе на то, что на предварительном следствии показания он давал под физическим воздействием, является неубедительной.

В судебном заседании проверялось заявление Ю. о применении к нему недозволенных методов ведения следствия и оно своего подтверждения не нашло, при этом суд обоснованно указал на то, что допросы Ю. проводились в присутствии адвоката, свое признание в убийстве С. он подтверждал и при проверке его показаний на месте совершения преступления в присутствии понятых.

Кроме того, подтверждением вины Ю. в убийстве С., сопряженном с разбоем, являются и показания свидетеля П. о том, что в начале 2000 года зимой, когда Ю. приходил навещать ее сына, он рассказывал, что у него есть телевизор и видеомагнитофон, но без пультов дистанционного управления, позже Ю. сказал, что отдал
или продал эти вещи.

Таким образом, выводы суда о виновности Ю. в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Правовая оценка содеянному дана правильная. Утверждения осужденного в жалобе об излишней квалификации его действий по ст. 162 ч. 3 п. “в“ УК РФ не основаны на законе, так как в его действиях содержится идеальная совокупность преступлений.

Наказание назначено ему с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание.

Руководствуясь ст. ст. 373, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда от 18 декабря 2002 года в отношении Ю. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.