Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Московской области от 31.10.2005 по делу N А41-К1-11482/05 Суд отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по договору цессии, т.к. в договоре уступки права требования не содержится данных об объеме передаваемых прав и размере основного обязательства, не исполненного должником на момент подписания данного договора.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 31 октября 2005 г. Дело N А41-К1-11482/05“

(извлечение)

Арбитражный суд Московской области в составе председательствующего К., протокол судебного заседания вела К., рассмотрев в судебном заседании дело по иску (заявлению) ООО “Вертикаль“ к УГП Дорожное ремонтно-строительное управление N 14, 3-и лица: МУП “Октябрьская электросеть“, ОАО “Мосэнергосбыт“, о взыскании 727093 руб. 28 коп., при участии в заседании истца: явился; ответчика: явился; 3-и лица: явились,

УСТАНОВИЛ:

ООО “Вертикаль“ обратилось с иском к УГП ДРСУ N 14, третьи лица: МУП “Октябрьская электросеть“, ОАО “Мосэнергосбыт“, о взыскании задолженности по договору цессии б/н от 12.01.05 в сумме 727093 руб. 28 коп.

Обосновывая исковые требования, истец ссылается
на то, что между ответчиком и МУП “Октябрьская электросеть“ был заключен договор энергоснабжения N 2 от 01.01.04 сроком действия по 31.12.04, в соответствии с которым энергоснабжающая организация (МУП “Октябрьская электросеть“) передала электроэнергию абоненту (ответчику) за период с января 2004 г. по декабрь 2004 г. в количестве 600840 кВт. на сумму 727093 руб. 28 коп., которую последний не оплатил.

12.01.05 между МУП “Октябрьская электросеть“ и ООО “Вертикаль“ был заключен договор цессии от 12.01.05, согласно которому ООО “Вертикаль“ было передано право требования долга с УГП ДРСУ N 14, вытекающее из договора энергоснабжения N 2 от 01.01.04, и цедент обязался передать цессионарию все необходимые документы, удостоверяющие права требования к должникам, а также предоставить цессионарию достоверную информацию о размере задолженности должников перед цедентом.

За уступленные права требования цессионарий оплачивает цеденту сумму, указанную в приложении N 1, которое является неотъемлемой частью договора цессии.

Истец ссылается на то, что до настоящего времени УГП ДРСУ N 14 не исполнило обязательства по оплате задолженности в сумме 727093 руб. 28 коп., в связи с чем просит ее взыскать.

Ответчик исковые требования не признал в отзыве на иск со ссылкой на то, что им за вышеуказанный период потребленная электроэнергия оплачена ОАО “Мосэнерго“ в соответствии с заключенным между ними договором энергоснабжения. 02.04.04 ответчик письмом N 94, направленным в адрес МУП “Октябрьская электросеть“, сообщил о приостановлении действия договора энергоснабжения N 2 от 01.01.04 со ссылкой до разрешения вопроса с Энергосбыт “Мосэнерго“. Однако МУП “Октябрьская электросеть“ согласие на расторжение и приостановления договора энергоснабжения N 2 от 01.01.04 не дало.

Ответчик полагает, что МУП “Октябрьская электросеть“ не могло исполнять
свои обязательства по передаче товара, так как не обладало этим товаром на законных основаниях, просит в иске отказать.

3-е лицо - “Октябрьская электросеть“ - пояснило, что ответчик не имеет непосредственных присоединений к сетям ОАО “Мосэнерго“ и, по его мнению, не может иметь договорных отношений с ним без дополнительного договора между ОАО “Мосэнерго“ и МУП “Октябрьская электросеть“ по передаче электроэнергии от ОАО “Мосэнерго“, такой договор между вышеуказанными сторонами отсутствует.

МУП “Октябрьская электросеть“ на протяжении всего срока действия договора N 2 от 01.01.04 в соответствии с п. 3.1.1 выполняло в полном объеме свои обязательства по передаче электрической энергии УГП ДРСУ N 14 (ответчику), однако последний обязательства по оплате за потребленную электроэнергию не исполнил, в связи с чем за ним образовался долг, который по договору цессии был передан истцу.

3-е лицо - ОАО “Мосэнергосбыт“ - пояснило, что между ответчиком и ОАО “Мосэнергосбыт“ заключен договор энергоснабжения N 73000313 от 25.07.02, действующий в настоящее время. Ответчиком заявлены и согласованы договорные величины на 2004 г. и были предоставлены отчеты о ежемесячном потреблении и оплачены все счета, выставленные ОАО “Мосэнерго“ в рамках договора N 73000313 от 25.07.02. При заключении договора энергоснабжения N 2 от 01.02.04 между МУП “Октябрьская электросеть“ и УГП ДРСУ N 14 не был согласован и подписан акт разграничения балансовой принадлежности, а также отсутствовала разрешенная трансформаторная мощность, что является, по мнению ОАО “Мосэнергосбыт“, существенным условием договора, и при таких обстоятельствах ОАО “Мосэнерго“ полагает, что договор N 2 от 01.02.04 является незаключенным.

Рассмотрев требование истца и представленные в их обоснование доказательства, исследовав их взаимную связь в совокупности, суд считает их
не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, между истцом и МУП “Октябрьская электросеть“ заключен договор б/н от 12.01.05, предметом которого явилась уступка цедента (МУП “Октябрьская электросеть“) цессионарию (ООО “Вертикаль“) права требования с УГП ДРСУ N 14 долга по оплате переданной должнику электроэнергии, вытекающего из договора энергоснабжения N 2 от 01.01.04.

За уступаемое право требования цессионарий выплачивает цеденту сумму, указанную в приложении N 1 к договору, являющемся неотъемлемой частью договора.

Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступке требования) или перейти к другому лицу на основании закона (ст. 382 ГК РФ).

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника.

В силу ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода прав.

В договоре уступки прав требования б/н от 12.01.05, заключенном между МУП “Октябрьская электросеть“ и ООО “Вертикаль“, не содержится данных об объеме передаваемых прав, размере основного обязательства, не исполненного должником на момент подписания данного договора, что не соответствует требованиям ст. 432 ГК РФ, согласно которой договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора.

Определяя размер задолженности, истец ссылается на счета-фактуры, выставленные цедентом и не оплаченные должником за период с января 2004 по декабрь 2004 г.

Между тем в договоре уступки не указано, по каким конкретно счетам-фактурам образовалась задолженность и за какой период.

По своему правовому содержанию договор уступки права требования означает перемену лица
в обязательстве, что обязывает стороны при заключении подобного договора конкретно обозначить это обязательство.

Такое обозначение обязательства является необходимым условием определения предмета соглашения, связанного с уступкой прав требования.

Кроме того, суду не представлен акт передачи документов по задолженности УГП ДРСУ N 14 к договору уступки от 12.01.05.

При изложенных обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что договор об уступке б/н от 12.01.05 не заключен, поскольку существенные условия, характерные для данного вида договора, не были согласованы сторонами.

Руководствуясь ст. ст. 167 - 170 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

в иске отказать.