Решения и постановления судов

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.06.2006, 30.06.2006 N 09АП-3478/2006-АК по делу N А40-48564/02-121-332 Не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

по проверке законности и обоснованности решений

арбитражных судов, не вступивших в законную силу

20 июня 2006 г. Дело N 09АП-3478/2006-АК30 июня 2006 г. “

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 20.06.2006.

Постановление в полном объеме изготовлено 30.06.2006.

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи К.В.И., судей - П., З., при ведении протокола судебного заседания секретарем Х., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу заявителя - Компании с ограниченной ответственностью “ТНС Гэллап Ой“ - на решение Арбитражного суда г. Москвы от 17.02.2006 по делу N А40-48564/02-121-332 судьи Д., по заявлению Компании с ограниченной ответственностью “ТНС Гэллап Ой“ о признании недействительным решения от 06.06.2000 N
19/133479/50 Высшей патентной палаты Российского агентства по патентам и товарным знакам, с участием в деле 3-го лица - Компании “Гэллап Инк.“, при участии: от истца (заявителя) - адвокат И. по доверенности от 25.06.2005, удостоверение N 616; В. по доверенности от 25.06.2005, ан 05.11.2003; адвокат Л.Н.В. по доверенности от 04.08.2005, удостоверение N 2856, от ответчика (заинтересованного лица) - С. по доверенности от 06.03.2006 N 63-8/55, н 11.10.2002, от третьего лица - Ш. по доверенности от 28.01.2004, удостоверение N 6134,

УСТАНОВИЛ:

Компания с ограниченной ответственностью “ТНС Гэллап Ой“ (заявитель) обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным решения Высшей патентной палаты Российского агентства по патентам и товарным знакам (в настоящее время - Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент)) от 06.06.2000 N 19/133479/50 о признании регистрации товарного знака N 100476 на имя “Суомен Гэллап Ой“ недействительным в части услуг 36 класса и товаров 16 класса МКТУ печатная продукция (с учетом уточнения требования в порядке ст. 49 АПК РФ).

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 20.02.2003, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 28.04.2003, заявление КОО “ТНС Гэллап Ой“ было удовлетворено.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14.08.2003 имеет N КГ-А40/5428-03, а не N
КГ-А40-5428-03.

Постановлением Федерального арбитражного суда от 14.08.2003 N КГ-А40-5428-03 решение от 20.02.2003 и постановление от 28.04.2003 Арбитражного суда г. Москвы по делу N А40-48564/02-121-332 были отменены и дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 25.11.2003, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 12.02.2004, заявление КОО “ТНС Гэллап Ой“ было также удовлетворено.

Постановлением ФАС МО от 21.05.2004 N КГ-А40/3660-04-П решение от 25.11.2003 и постановление от 12.02.2004 Арбитражного суда г. Москвы по делу N А40-48564/02-121-332 были отменены и дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 17.02.2006 в удовлетворении заявления было отказано.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что решение ВПП Роспатента является законным и обоснованным, поскольку регистрация обозначения “GALLUP“ на имя финского производителя способна ввести в заблуждение российского потребителя услуг 35 класса МКТУ и корреспондирующих им товаров, в данном случае 16 класса МКТУ - печатная продукция.

Не согласившись с принятым решением, КОО “ТНС Гэллап Ой“ обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить, как принятое с нарушением норм материального и процессуального права, заявление удовлетворить.

В обоснование своей позиции заявитель ссылается на то, что в принятом судом первой инстанции в качестве доказательства социологическом заключении
“Известность фирменного наименования Гэллап на территории РФ“ идет речь о фирменном наименовании, а не об известности обозначения “GALLUP“ в РФ или бывшем СССР. При этом в данном заключении идет речь об известности имени Дж. Гэллапа, но не о его связи с указанным обозначением, являющимся элементом товарного знака. Суд не мотивировал, каким образом известность фирменного наименования “Гэллап“ на территории РФ имеет отношение к способности товарного знака, не имеющего словесных элементов выполненных в кириллице, вводить в заблуждение потребителей. Считает основанным на неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела и их неверной оценке вывод суда о том, что регистрация товарного знака способна ввести в заблуждение российских потребителей относительно производителя услуг и корреспондирующих этим услугам товаров. Указывает, что доказательства, на которые ссылается суд, подтверждают только известность имени американского социолога, в то время как предметом рассмотрения дела является вопрос, способен ли оспариваемый товарный знак вызвать у потребителей услуг по “изучению рынка, консультативных служб по организации и управлению делами“ ассоциации с именем Дж. Гэллапа или созданным им Институтом Гэллапа. Данные доказательства также не подтверждают, что Дж. Гэллап или Институт Гэллапа оказывали такие услуги, а показания Ч. и А. не могут быть приняты во внимание. Считает не основанной на законе ссылку суда на Хартию об использовании имени
Гэллапа. Указал, что экспертное заключение Г. не отвечает требованиям ст. ст. 82 - 86 АПК РФ и ст. 8 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ“, в то время как заключение К.В.П. им соответствует. Считает, что суд в нарушение п. 4 ст. 170 АПК РФ не указал мотивы, по которым не принял во внимание экспертное заключение специалистов факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, согласно которого в настоящее время отсутствуют эффективные методики получения объективной информации об ассоциациях, возникавших в сознании потребителей более 13 лет назад при слуховом или зрительном восприятии того или иного обозначения товара (услуги).

Роспатент отзыв на апелляционную жалобу не представил, однако, представитель заинтересованного лица в судебном заседании пояснил, что считает решение суда законным и обоснованным, т.к. известность фирменного наименования “GALLUP“ обуславливает стойкую ассоциативную связь с конкретным изготовителем услуг класса 35 МГТУ и корреспондирующих им товаров 16 класса, в связи с чем регистрация этого обозначения в отношении иного производителя способна ввести в заблуждение потребителя относительно изготовителя товаров.

Компанией “Гэллап Инк.“ представлен отзыв на жалобу, в котором третье лицо указало, что полностью поддерживает решение суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласно, считает ее необоснованной, просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы отказать, т.к. регистрация
обозначения “GALLUP“ в отношении услуг по исследованию рынка и консультативных служб по управлению делами на имя финского производителя, не связанного с созданной Дж. Гэллапом группой компаний, способна ввести в заблуждение российских потребителей относительно производителя услуг и корреспондирующих этим услугам товаров.

Законность и обоснованность принятого по делу решения проверены в порядке ст. ст. 266, 268 АПК РФ. Суд апелляционной инстанции, выслушав представителей участников процесса, изучив материалы дела, оценив все доводы апелляционной жалобы, оснований для отмены или изменения решения суда не усматривает.

Как следует из материалов дела, 29.11.1991 ВНИИГПЭ Госкомизобретений СССР за N 100476 по заявке N 133479/50 на имя фирмы “Суомен Гэлап Ой“ (“Suomen Gallup Oy“), Финляндия был зарегистрирован с приоритетом от 25.03.1991 в отношении товаров 16 класса МКТУ: бумага, картон и изделия из них, не предусмотренных в других классах, печатная продукция, материалы для переплетных работ, фотоснимки, писчебумажные товары, клейкие вещества для канцелярских или бытовых целей, принадлежностей для художников, кисти, пишущие машины и конторские принадлежности (за исключением мебели), учебные материалы и наглядные пособия (за исключением аппаратуры), пластмассовые материалы для упаковки (не предусмотренные в других классах), игральные карты, шрифты, клише (типографские); и услуг 35 класса МКТУ: изучение рынка, консультативные службы по организации и управлению делами, товарный знак “GALLUP“, состоящий из слова “GALLUP“ и стилизованной
буквы “G“ справа от него.

Согласно выписке из Торгового реестра Финляндии от 27.02.2004 Компания с ограниченной ответственностью “ТНС Гэллап Ой“ (TNS Gallup Oy) является правопреемником “Суомен Гэлап Ой“ (т. 8 л.д. 4 - 8).

Решением от 09.12.1997 Апелляционная палата Роспатента отказала в удовлетворении возражения фирмы “Гэллап, Инк.“, США, против действия регистрации N 100416 и оставила в силе действие регистрации N 100476 товарного знака “GALLUP“.

Решением Высшей патентной палаты Роспатента от 06.06.2000 в соответствии с подпунктом “е“ пункта 15 Положения о товарных знаках, утвержденного Госкомизобретений СССР 08.01.1974 (Положение), и разъяснениями п. 3.1.4.2 Инструкции по государственной экспертизе заявок на регистрацию товарных знаков и выдачу свидетельств на товарные знаки, утвержденной 06.03.1980 Председателем Госкомизобретений СССР (Инструкция), и п. 2.1.5 Руководства по методике государственной экспертизы заявок на регистрацию товарных знаков и выдачу свидетельств на товарные знаки, 1990 (Руководство), была удовлетворена жалоба “Гэллап Инк.“ от 26.02.1999 и отменены решение Апелляционной палаты Роспатента от 09.12.1997 и решение Всероссийского института государственной патентной экспертизы от 30.09.1991:

- регистрация N 100476 признана недействительной частично, сохранено ее действие в отношении 16 класса МКТУ - клейкие вещества для канцелярских или бытовых целей; принадлежности для художников; кисти; пластмассовые материалы для упаковки; игральные карты, что и послужило основанием для обращения заявителя в суд.

Суд апелляционной инстанции считает, что судом
первой инстанции дана надлежащая оценка доводам заявителя, аналогичные доводы КОО “ТНС Гэллап Ой“, изложенные в апелляционной жалобе не опровергают выводов суда.

Как правильно указал суд первой инстанции, согласно подпункта “е“ п. 15 Положения к регистрации в качестве товарных знаков не допускаются обозначения, содержащие ложные или способные ввести в заблуждение относительно изготовителя или товара.

В соответствии с пунктом 3.1.4.2 Инструкции для отказа в регистрации обозначения достаточно, чтобы вводящим в заблуждение был хотя бы один элемент.

Согласно п. 2.1.5 Руководства к ложным или способным ввести в заблуждение относятся обозначения, порождающие в сознании потребителей ассоциации с определенными качествами товара или с его определенным географическим происхождением, которое на самом деле не соответствуют действительности.

При этом в Руководстве указано, что подлежат признанию способными ввести в заблуждение также обозначения, не содержащие сведений, прямо не соответствующих действительности, но порождающие такую возможность; например, изображение Эйфелевой башни, поданное на регистрацию нефранцузским заявителем.

Таким образом, из указанных выше актов следует, что для признания обозначения способным ввести в заблуждение достаточно того, чтобы оно было способно породить ассоциации с определенным географическим указанием или самим изготовителем и чтобы эти ассоциации не соответствовали действительности.

Так, решение Высшей патентной палаты мотивировано тем, что обозначение “GALLUP“ в сознании российского потребителя неразрывно связано с личностью известного американского ученого социолога доктора Джорджа Х. Гэллапа
(G.H.GALLUP) и основанным им в 1935 году Американским институтом общественного мнения (Институтом Гэллапа), преобразованным впоследствии в компанию “Гэллап Инк.“ и проводящим регулярные опросы населения по вопросам внутренней и внешней политики, в связи с чем регистрация обозначения “GALLUP“ на имя финского производителя способна ввести в заблуждение российского потребителя услуг 35 класса МКТУ и корреспондирующих им товаров, в данном случае 16 класса МКТУ - печатная продукция (т. 1 л.д. 36 - 47).

Выполняя указания ФАС МО судом первой инстанции к участию в судебном заседании был привлечен переводчик с английского языка на русский (Л.О.Л.), которым был произведен перевод имеющейся в материалах дела нотариальной копии - письма Дж.Х. Гэллапа от 16.07.1965 следующим образом: “Настоящим подтверждаю, что я, нижеподписавшийся, разрешаю Суомен Гэллап Озакейхтие использовать мое имя Гэллап в названии фирмы и в товарном знаке. Хельсинки 16 июля 1965 года. Подпись Джордж Гэллап“.

В оспариваемом решении Высшей патентной палаты указано о том, что из нотариально заверенного заявления Алека М.Гэллапа, сына доктора Дж.Х. Гэллапа, следует, что ни он, ни его отец никогда не давали согласия фирме “Суомен Гэллап Ой“ на регистрацию и использование имени Гэллап в России для каких-либо товаров и услуг.

Следует согласиться с обоснованным выводом суда первой инстанции о том, данные обстоятельства не имеют правового значения как для
рассмотрения вопроса о правомерности регистрации товарного знака, так и для признания ее недействительной, поскольку действовавшее на момент подачи заявки (1991 года) законодательство РФ о товарных знаках не предусматривало необходимость получения лицом, подающим заявку на регистрацию, какого-либо согласия на использование имени в товарном знаке как условия регистрации товарного знака.

В своей апелляционной жалобе заявитель указывает на то, что в принятом судом первой инстанции в качестве доказательства социологическом заключении “Известность фирменного наименования Гэллап на территории РФ“ идет речь о фирменном наименовании, а не об известности обозначения “GALLUP“ в РФ или бывшем СССР. При этом в данном заключении идет речь об известности имени Дж. Гэллапа, но не о его связи с указанным обозначением, являющимся элементом товарного знака. Суд не мотивировал, каким образом известность фирменного наименования “Гэллап“ на территории РФ имеет отношение к способности товарного знака, не имеющего словесных элементов выполненных в кириллице, вводить в заблуждение потребителей.

Между тем, как видно из приведенных заключений и исследований, выполненное кириллицей как и латиницей написание слова Гэллап (“Gallup“), являющееся частью комбинированного товарного знака, зарегистрированного за N 100476, вызывает стойкие ассоциации с американской организацией и американским социологом, в связи с чем информация об известности имени Дж. Гэллапа и Института Гэллапа, проводящего регулярные опросы населения по вопросам внутренней и внешней политики, содержащаяся в данных документах, имеет непосредственное отношении к выяснению вопроса способен ли спорный товарный знак ввести потребителей товаров и услуг в заблуждение относительно производителя.

При таких обстоятельствах, следует признать правильным вывод о том, что разное графическое написание слов “Гэллап“ и “Gallup“ не влияет на их именно однозначное восприятие потребителем и данный вывод основан на материалах дела.

Заявитель также считает, что доказательства, на которые ссылается суд, подтверждают только известность имени американского социолога, в то время как предметом рассмотрения дела является вопрос, способен ли оспариваемый товарный знак вызвать у потребителей услуг по “изучению рынка, консультативных служб по организации и управлению делами“ ассоциации с именем Дж. Гэллапа или созданным им Институтом Гэллапа. Указывает, что данные доказательства также не подтверждают, что Дж. Гэллап или Институт Гэллапа оказывали такие услуги.

Между тем, 18.06.1997 апелляционной палатой Роспатента было рассмотрено возражение фирмы “Суомен Гэлап Ой“ против регистрации товарного знака “Gallup“, принадлежащего компании “Гэллап Инк.“ в отношении услуг 35 класса МКТУ - проведение опросов общественного мнения, в котором заявитель ссылался на то, что словесный элемент “Gallup“ является фонетически, визуально и семантически сходным со словесным элементом товарного знака N 100476 для сходного списка услуг 35 класса МКТУ.

Причем довод о сходстве списка был мотивирован тем, что услуги 35 класса МКТУ знака компании “Гэллап Инк.“ - проведение опросов общественного мнения, однородны услугам 35 класса МКТУ оспариваемого в этом деле товарного знака заявителя, поскольку изучение рынка включает в себя опросы общественного мнения (т. 2 л.д. 39 - 43).

Кроме того, в материалы дела заявителем был представлен документ, из которого усматривается, что компания Гэллап является “всемирной компанией, осуществляющей исследования в области рынков“, что она обладает “обширным опытом в области маркетинговых исследований и менеджмента“, а ее “международные операции охватывают 70% всемирной экономической деятельности“ (т. 1 л.д. 18, 22,).

При этом в материалах дела также имеются документы, свидетельствующие о деятельности Института Гэллапа и компании Гэллап в этой области (статьи из газеты “Известия“ (т. 3 л.д. 19 - 28), выдержки из монографий, опросы общественного мнения).

Заявитель также считает не основанной на законе ссылку суда первой инстанции на Хартию об использовании имени Гэллапа.

Однако, изложенные в данном документе рекомендации отражают обычай делового оборота, признанный, в том числе, и такой организацией как Гэллап Интернэшнл (т. 2 л.д. 122 - 124, 150 - 151), что является допустимым.

КОО “ТНС Гэллап Ой“ в апелляционной жалобе указывает на то, что показания Ч. и А. не могут быть приняты во внимание, поскольку не соотносятся с принципами п. 1 ст. 56, п. 2 ст. 88 АПК РФ.

Так показания Ч. могут подтверждать только, что сообщали ему респонденты при проведении опроса, но не фактические обстоятельства, А. не является одним из авторов “Отчета о проведении исследования известности имени “Гэллап“ в России“.

Между тем, данные доводы не могут являться основанием к отмене или изменения обоснованного решения в силу следующего.

Действительно, показания Ч. могут подтверждать только то, что сообщали ему респонденты при проведении опроса. Вместе с тем, показания данного свидетеля заявитель связывает только с упоминанием о проведении Дж. Гэллапом маркетинговых исследований, в то время как они относятся к более широкому кругу вопросов, в том числе об известности обозначения “GALLUP“ и связи респондентами данного обозначения с американской компанией.

В связи с изложенным, данные показания правомерно приняты судом во внимание.

Что касается показаний А., то в судебном заседании апелляционного суда в качестве свидетеля был допрошен автор “Отчета о проведении исследования известности имени “Гэллап“ в России“ Б., который подтвердил выводы отчета и указал, что известность имени Гэллапа является объективным фактом, “Гэллап“ ассоциируется с США, социологической наукой“.

Таким образом, изложенные в “Отчете о проведении исследования известности имени “Гэллап“ в России“ выводы и пояснения автора отчета Б. также свидетельствуют о том, что спорный товарный знак способен ввести потребителей товаров и услуг в заблуждение относительно производителя.

Данный факт подтверждают и результаты исследования “Известность компании Гэллап в группе руководителей и специалистов“, проведенные Институтом социологии РАН, согласно которого около 60% участников опроса заявили, что имя Гэллап или организация с таким именем им были известны до 1991 г., т.е. до даты приоритета оспариваемого товарного знака (25.03.1991); большинство опрошенных узнавало о Гэллапе и его организации из прессы и профессиональной литературы; 90% респондентов напрямую связывали имя Гэллап с США (т. 4 л.д. 99 - 112).

В отношении экспертных заключений Г. и К.В.П. суд апелляционной инстанции считает необходимым указать, что в соответствии с определением суда от 29.09.2005 о назначении комиссионной экспертизы перед экспертами был поставлен вопрос: Способны ли сведения, содержащиеся товарном знаке (товарный знак, согласно описанного заявителем из слов “GALLUP“ и стилизованной буквы “G“ справа от него) используемом “Суомен Гэлап Ой“ ввести в заблуждение потребителей данной категории товаров и услуг товаров 16 класса МКТУ и услуг 35 класса МКТУ.

При этом ни одно из представленных заключений в полной мере не отвечает положениям ст. ст. 82 - 86 АПК РФ и ст. 8 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ“.

Следует признать, что суд первой инстанции учел все представленные по делу документы и материалы, заключения экспертов, показания свидетелей и оценил заключения экспертов Г. и К.В.П.; заключение социологического факультета МГУ; показания свидетелей Б., А. и Ч.; отчет Гильдии маркетологов; исследование Института социологии РАН; экспертное заключение ФГУП НИ “Большая российская энциклопедия“; Хартию об использовании имени Гэллапа.

Указанные доказательства, за исключением заключения эксперта К.В.П., которое было подготовлено с нарушением действующего законодательства об экспертной деятельности, влекут вывод, что регистрация товарного знака GALLUP на имя финского производителя, не связанной с группой компаний, созданной Дж. Гэллапом, способна ввести в заблуждение российских потребителей относительно производителя.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает обоснованным и основанным на законе вывод суда первой инстанции о том, что оснований для признания оспариваемого решения Высшей патентной палаты Роспатента недействительным не имеется.

Апелляционным судом рассмотрены все доводы апелляционной жалобы, однако они не опровергают выводы суда, положенные в основу принятого решения и не могут служить основанием для его отмены.

Расходы по госпошлине по апелляционной жалобе подлежат распределению в соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и относятся на ее заявителя.

На основании изложенного и пп. “е“ п. 15 Положения о товарных знаках, утв. Госкомизобретений СССР 08.01.1974, п. 3.1.4.2 Инструкции по государственной экспертизе заявок на регистрацию товарных знаков и выдачу свидетельств на товарные знаки, утв. 06.03.1980 Председателем Госкомизобретений СССР, п. 2.1.5 Руководства по методике государственной экспертизы заявок на регистрацию товарных знаков и выдачу свидетельств на товарные знаки, 1990, руководствуясь ст. ст. 266, 268, 269, 271 АПК РФ, Девятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 17.02.2006 по делу N А40-48564/02-121-332 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.