Решения и постановления судов

Постановление ФАС Центрального округа от 14.10.2005 N А08-193/04-23 Дело по иску о признании недействительным решения налогового органа в части доначисления налога на доходы физических лиц, штрафа по налогу на добавленную стоимость, налогу на доходы физических лиц, штрафа за непредставление документов направлено на новое рассмотрение поскольку, вывод суда об отсутствии у налогового органа оснований для доначисления обществу спорных сумм налога, пени и применения ответственности, предусмотренной ст. 123 Налогового кодекса Российской Федерации, противоречит нормам налогового законодательства.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

кассационной инстанции по проверке законности

и обоснованности судебных актов арбитражных судов,

вступивших в законную силу

от 14 октября 2005 г. Дело N А08-193/04-23“

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Центрального округа, рассмотрев кассационную жалобу Межрайонной инспекции ФНС России N 5 по Белгородской области на Решение Арбитражного суда Белгородской области от 16.02.2005 и Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Белгородской области от 29.06.2005 по делу N А08-193/04-23,

УСТАНОВИЛ:

ОАО “Комбинат КМАруда“ обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании частично недействительным Решения Межрайонной ИМНС РФ N 8 по Белгородской области от 29.12.2003 N 512 и уточненных требований от 29.04.2004 N 103.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 16.02.2005 заявленные
требования удовлетворены частично.

Признано незаконным Решение Межрайонной ИМНС России N 8 по Белгородской области от 29.12.2003 N 512 в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 151743 руб. 47 коп., начисления пени по налогу на пользователей автодорог за 2000 г. в размере 688919 руб., доначисления налога на землю во зонам градостроительства на сумму 90224 руб.; доначисления единого социального налога в размере 26219 руб., доначисления налога на доходы физических лиц в размере 19096 руб.; начисления соответствующих пени и штрафных санкций по ст. ст. 122, 126 Налогового кодекса Российской Федерации, в частности: начисления пени по налогу на добавленную стоимость в размере 3145 руб.; начисления штрафа по налогу на добавленную стоимость в размере 40655 руб., начисления пени по земельному налогу в размере 21337 руб., начисления штрафа по земельному налогу в размере 18656 руб., начисления пени по налогу на доходы физических лиц в размере 13966 руб., начисления штрафа по налогу на доходы физических лиц в размере 4269 руб.; начисления пени по единому социальному налогу в размере 2170 руб.; начисления штрафа по единому социальному налогу в размере 5243 руб. Признано незаконным (недействительным) уточненное требование налогового органа N 103 от 29.04.2004 по состоянию на 29.12.2003 об уплате налога и пени в части налога на добавленную стоимость в размере 166035 руб., пени по налогу на добавленную стоимость в размере 3145 руб., налога на землю в размере 90224 руб., пени по налогу на землю в размере 21337 руб., налога на доходы физических лиц в размере 19096 руб., пени по налогу на доходы с физических лиц в размере 13966
руб., единого социального налога в размере 26219 руб., пени по единому социальному налогу в размере 2170 руб., пени по налогу на пользователей автодорог в размере 688919 руб. Признано незаконным (недействительным) уточненное требование налогового органа N 103 от 29.04.2004 по состоянию на 29.12.2003 об уплате штрафа в части: штрафа по налогу на добавленную стоимость в размере 40655 руб., штрафа по налогу на землю в размере 18656 руб., штрафа по единому социальному налогу в размере 5243 руб., штрафа по налогу на доходы физических лиц в размере 3819 руб., штрафа за непредставление документов в размере 450 руб. В удовлетворении остальной части заявления отказано.

Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Белгородской области от 29.06.2005 решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Межрайонная ИФНС России N 5 по Белгородской области (правопреемник МИМНС РФ N 8 по Белгородской области) просит решение и постановление в части удовлетворенных требований отменить, как принятые с нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела, выслушав представителя инспекции, обсудив доводы жалобы, суд находит принятые по делу судебные акты подлежащими частичной отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, ИМНС России N 8 по Белгородской области проведена выездная налоговая проверка ОАО “КМАруда“ по вопросам соблюдения обществом законодательства о налогах и сборах за период 2000 - 2002 гг.

По результатам проверки составлен акт от 25.11.2003, на основании которого 29.12.2003 вынесено Решение N 512 и выставлено требование N 82 об уплате налога, пени, а также требование N 706 об уплате налоговой санкции, уточненные впоследствии требованием N 103 от 29.04.2004.

Основанием для обращения общества с заявлением в суд послужило его несогласие с актами
налогового органа.

Рассматривая спор и признавая незаконным доначисление обществу земельного налога в сумме 90224 руб., пени - 21337 руб. и штрафа - 18656 руб., суды обоснованно пришли к выводу о том, что в 2000 - 2002 гг. органами местного самоуправления не были определены зоны градостроительной ценности по спорным земельным участкам, а поэтому применение инспекцией при исчислении земельного налога коэффициента 4 “а“ неправомерно.

Как следует из акта проверки и решения налогового органа, основанием для доначисления обществу 16138 руб. налога на добавленную стоимость, 210 руб. пени и применения штрафа в сумме 2743 руб. послужил вывод инспекции о неправомерности возмещения налога на добавленную стоимость по оплаченному в 2000 г. оборудованию, оприходованному в 1995 г.

В соответствии с п. 2 ст. 7 Закона РФ “О налоге на добавленную стоимость“ налог на добавленную стоимость подлежал возмещению при наличии следующих оснований: уплаты налога на добавленную стоимость при приобретении оборудования и принятия на учет основных средств.

Абзац 4 ст. 2 данного Закона, действовавшей до 01.04.96, устанавливал, что суммы налога, уплаченные при приобретении основных средств, вычитаются из сумм налога, подлежащего взносу в бюджет, равными долями в течение 2-х лет, начиная с момента ввода в эксплуатацию основных средств и нематериальных активов, т.е. во всех редакциях закона условие оплаты является необходимым условием для применения налогового вычета.

Поскольку обществом оплата оборудования произведена в 2000 г., то налоговые вычеты произведены правомерно и в соответствии с действующим в тот период законодательством, в связи с чем суд обоснованно признал незаконность доначисления обществу спорных сумм налога.

Также обоснованным следует признать вывод суда о незаконности доначисления обществу 129255 руб. 47 коп. налога
на добавленную стоимость.

Как следует из материалов дела, основанием для доначисления спорной суммы налога послужил вывод инспекции о неправомерности использования обществом права на вычет по материальным ценностям, приобретенным и оплаченным в 2000 г. и использованным в 2001 г. на строительно-монтажные работы, что, по мнению инспекции, является нарушением п. 6 ст. 171, ст. 172 Налогового кодекса Российской Федерации.

Нормы ст. ст. 171, 172 настоящего Кодекса не содержат указания на необходимость восстановления в бюджет сумм налога на добавленную стоимость, оплаченного поставщикам материальных ценностей и возмещенного из бюджета до 01.01.2001. Неправомерность возмещения обществом из бюджета спорных сумм налога в 2000 г. налоговым органом не установлена. При таких обстоятельствах оснований для доначисления обществу 129255 руб. 47 коп. налога на добавленную стоимость у инспекции не имелось.

Между тем, рассматривая требования общества и признавая незаконным решение инспекции по доначислению налога на добавленную стоимость в сумме 151743 руб. 47 коп., суд в нарушение ст. ст. 71, 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не указал мотивов, по которым пришел к выводу о незаконности требования инспекции от 29.04.2004 N 103 по взысканию налога на добавленную стоимость в сумме 166035 руб. Кроме того, размер пени и штрафа по налогу на добавленную стоимость, указанный в мотивировочной части решения, не соответствует размеру пени и штрафа в резолютивной части, а также расчету, согласованному сторонами.

Суд апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела данные нарушения не устранил, в связи с чем решение и постановление суда в части признания незаконным Решения Межрайонной ИМНС России N 8 по Белгородской области от 29.12.2003 N 512 о доначислении пени по налогу на добавленную
стоимость в сумме 3145 руб., штрафа за его неуплату в сумме 40655 руб., уточненного требования от 29.04.2004 N 103 об уплате налога на добавленную стоимость в сумме 166035 руб., пени по налогу на добавленную стоимость - 3145 руб.; уточненного требования от 29.04.2004 N 103 об уплате штрафа по налогу на добавленную стоимость в сумме 40655 руб. подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.

Также подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение решение и постановление суда в части признания незаконным доначисления обществу 19096 руб. налога на доходы физических лиц, пени - 13966 руб. и штрафных санкций в общей сумме 4269 руб.

Удовлетворяя требования общества в указанной части, суд исходил из того, что с учетом нормы ст. 8 Налогового кодекса Российской Федерации налог - это изъятие части имущества, принадлежащего налогоплательщику, а не налоговым агентам. То есть, обязанность перечислить налог в бюджет возникает у налогового агента только в случае удержания налога с выплачиваемых налогоплательщику сумм. Поэтому данная норма может применяться только в том случае, когда налоговый агент удержал налог, но не перечислил его своевременно в бюджет.

В случае неисчисления и неудержания налога, подлежащего, удержанию и перечислению в бюджет налоговым агентом, обязанность налогоплательщика по уплате налога считается неисполненной, т.к. именно он (налогоплательщик), является должником перед бюджетом, а не налоговый агент. В связи с чем суд признал неправомерным взыскание с общества спорных сумм налога, пени и штрафа, предусмотренного ст. 123 Налогового кодекса Российской Федерации.

Данный вывод является ошибочным.

Согласно ст. 24 Налогового кодекса Российской Федерации налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с настоящим Кодексом возложены
обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщиков и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) налогов. При этом за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей налоговый агент несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации установлена ответственность налоговых агентов за неправомерное неперечисление сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению, в виде штрафа в размере 20% от суммы, подлежащей перечислению.

Данная санкция применяется независимо от того, были или не были удержаны эти налоги при выплате денежных средств налогоплательщикам.

В соответствии с п. 5 ст. 108 Налогового кодекса Российской Федерации привлечение налогового агента к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает его от обязанности перечислить причитающиеся суммы налога и пени.

Пеней в соответствии со ст. 75 Налогового кодекса Российской Федерации признается установленная данной статьей денежная сумма, которую налогоплательщик, плательщик сборов или налоговый агент должны выплачивать в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.

На основании п. 2 ст. 75 Налогового кодекса Российской Федерации сумма соответствующих пеней уплачивается помимо причитающихся к уплате сумм налога или сбора и независимо от применения других мер обеспечения исполнения обязанности по уплате налога или сбора, а также мер ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах.

Таким образом, вывод суда об отсутствии у налогового органа оснований для доначисления обществу спорных сумм налога на доходы физических лиц, пени и применения ответственности, предусмотренной ст. 123 Налогового кодекса Российской Федерации, противоречит нормам налогового законодательства.

Признавая неправомерным привлечение общества к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 126 Налогового кодекса Российской Федерации, суды
исходили из того, что в соответствии со ст. 93 Налогового кодекса Российской Федерации должностное лицо налогового органа, проводящего налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого налогоплательщика необходимые для проверки документы, однако инспекция не воспользовалась указанным правом и не предложила обществу представить недостающие сведения, а следовательно, привлечение заявителя к штрафу в сумме 450 руб. за непредставление указанных документов не основано на законе.

Однако судом не учтено, что согласно п. 1 и п. 2 ст. 230 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые агенты ведут учет доходов, полученных от них физическими лицами в налоговом периоде по форме, которая установлена Министерством Российской Федерации по налогам и сборам, и представляют сведения о доходах физических лиц этого налогового периода и суммах, начисленных и удержанных в этом налоговом периоде налогов ежегодно, не позднее 1 апреля года, следующего за истекшим налоговым периодом.

При этом непредставление в установленный срок налогоплательщиком (налоговым агентом) в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных настоящим Кодексом и иными актами законодательства о налогах и сборах, влечет взыскание штрафа в размере 50 руб. за каждый непредставленный документ (п. 1 ст. 126 Налогового кодекса Российской Федерации).

Таким образом, вывод суда о необходимости истребования налоговым органом документов, обязанных в силу закона представлению в установленный срок, не основан на нормах права.

В остальной части судебные акты приняты в соответствии с нормами материального права.

Как следует из материалов дела, основанием для доначисления пени по налогу на пользователей автодорог явилась неуплата обществом налога помесячно.

В соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации “О дорожных фондах в Российской Федерации“ порядок образования и использования средств территориальных дорожных фондов определяется
законами субъектов Российской Федерации.

Как правомерно отмечено судом в проверяемый период, т.е. в 2000 г., такой закон в Белгородской области принят не был. Следовательно, в указанный период с учетом положений ст. ст. 55, 57 Налогового кодекса Российской Федерации отсутствовал законно установленный налоговый период по налогу на пользователей автомобильных дорог, уплачиваемый в территориальный дорожный фонд, т.е. отсутствовал специальный налоговый период для конкретного налога и определение налоговой базы по этому виду налога должно производиться по итогам календарного года, а поэтому обязанность по уплате пени на пользователей автодорог возникает у налогоплательщиков в данном случае не ранее определения суммы налога, подлежащей уплате по окончании календарного года исходя из налоговой базы.

Поэтому не имеется оснований для начисления пени по налогу на пользователей автомобильных дорог в территориальный фонд за 2000 г.

Кроме того, правомерно производя доначисление обществу пени по налогу на пользователей автодорог в федеральный дорожный фонд в сумме 124482 руб., инспекция тем не менее не учла, что по состоянию на 31.12.2001 у налогоплательщика имелась переплата по пени и по данному налогу в сумме 748482 руб. 52 коп., и не скорректировала сумму, подлежащую уплате в бюджет.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для доначисления пени в спорной сумме.

Из решения инспекции следует, что основанием для доначисления единого социального налога явилось неправомерное невключение обществом в налоговую базу сумм ежемесячных выплат в размере 50 процентов от минимального размера оплаты труда матерям, находящимся в дополнительном отпуске без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

Между тем в силу ст. 238 Налогового кодекса Российской Федерации
не подлежат обложению единым социальным налогом государственные пособия и все виды компенсационных выплат, выплачиваемых в соответствии с законодательством Российской Федерации, решениями представительных органов самоуправления.

Указом Президента Российской Федерации от 30.05.94 N 1110 были установлены указанные ежемесячные компенсационные выплаты.

Суд, учитывая правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Постановлении от 25.06.2001 N 9П, правомерно пришел к выводу о том, что выплаты, установленные Указом Президента N 1110, подпадают под понятие гарантий и компенсаций применительно к положениям ст. 238 Налогового кодекса Российской Федерации и не подлежат обложению единым социальным налогом.

Основанием для доначисления обществу 22292 руб. единого социального налога послужили следующие обстоятельства: не включена в налоговую базу сумма материальной выгоды, полученной работником Гущиным В.А. от оплаты за него работодателем стоимости лечения в МНИИ ГБ им. Гельмгольца в сумме 29410 руб.; не включены в налогооблагаемую базу в 2002 г. авторские вознаграждения за рационализаторские предложения в сумме 33208 руб., тем самым нарушен п. 1 ст. 237 Налогового кодекса Российской Федерации.

Между тем в силу п. 4 ст. 236 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в проверяемом периоде) выплаты и иные вознаграждения, начисляемые работодателем в пользу работников по всем основаниям, не признаются объектом налогообложения единым социальным налогом, если они производятся за счет средств, остающихся в распоряжении после уплаты налога на доходы организаций.

Судом установлено и инспекцией не опровергнуто, что данные выплаты осуществлялись обществом за счет прибыли, оставшейся после уплаты налога на доходы, в связи с чем объект налогообложения в силу п. 4 ст. 236 Налогового кодекса Российской Федерации отсутствовал. При таких обстоятельствах у инспекции отсутствовали основания для доначисления обществу 22292 руб. единого социального налога.

С учетом изложенного и руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 287, ст. ст. 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение от 16.02.2005 и Постановление апелляционной инстанции от 29.06.2005 Арбитражного суда Белгородской области по делу N А08-193/04-23 в части: признания незаконным Решения Межрайонной ИМНС России N 8 по Белгородской области в части доначисления ОАО “Комбинат КМАруда“ налога на доходы физических лиц в размере 19096 руб., начисления пени по налогу на добавленную стоимость в размере 3145 руб., начисления штрафа по налогу на добавленную стоимость в размере 40655 руб., начисления пени по налогу на доходы физических лиц в размере 13966 руб., начисления штрафа по налогу на доходы физических лиц в размере 4269 руб.; признания незаконным (недействительным) уточненного требования налогового органа N 103 от 29.04.2004 по состоянию на 29.12.2003 об уплате налога и пени в части налога на добавленную стоимость в размере 166035 руб., пени по налогу на добавленную стоимость в размере 3145 руб., налогу на доходы физических лиц в размере 19096 руб., пени по налогу на доходы физических лиц в размере 13966 руб.; признания незаконным (недействительным) уточненного требования налогового органа N 103 от 29.04.2004 по состоянию на 29.12.2003 об уплате штрафа в части: штрафа по налогу на добавленную стоимость в размере 40655 руб., штрафа на доходы физических лиц в размере 3819 руб., штрафа за непредставление документов в размере 450 руб. отменить и дело в данной части направить на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

В остальной части решение и постановление оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.