Решения и постановления судов

Постановление ФАС Московского округа от 17.10.2005, 05.10.2005 N КГ-А40/8813-05 Суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявления о признании недействительной государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество, т.к. истек установленный законодательством РФ срок исковой давности.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

кассационной инстанции по проверке законности и

обоснованности решений (определений, постановлений)

арбитражных судов, вступивших в законную силу

17 октября 2005 г. - изготовлено Дело N КГ-А40/8813-05резолютивная часть объявлена 5 октября 2005 г. “

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе: председательствующего-судьи В., судей Б., С., при участии в заседании от истца: Федерального государственного унитарного эксплуатационного предприятия “ЭКСПР“ Минимущества России (представитель не явился); от ответчика: Главного управления Федеральной регистрационной службы по г. Москве (Х. - главный специалист, доверенность от 06.09.05 N 00-77-1/2005сз, паспорт), Закрытое акционерное общество “Матлон“ (М.Е. - директор, протокол б/н от 20.06.2000, паспорт, М.Э. - представитель, доверенность б/н от
01.10.05, паспорт); третье лицо: Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (К. - специалист 1-й категории, удостоверение N 0371, доверенность от 31.12.04 N ВН-04/12895), рассмотрев 05 октября 2005 года в судебном заседании кассационную жалобу Закрытого акционерного общества “Матлон“ на решение от 31 марта 2005 г. Арбитражного суда г. Москвы, принятое судьей Т., на постановление от 24 июня 2005 г. N 09АП-5593/05-АК Девятого арбитражного апелляционного суда, принятое судьями Л., Д., Ц., по делу N А40-61693/04-53-646, по иску Федерального государственного унитарного эксплуатационного предприятия “ЭКСПР“ о признании недействительной государственной регистрации права собственности на нежилые помещения к Главному управлению Федеральной регистрационной службы по г. Москве, Закрытому акционерному обществу “Матлон“ и по иску третьего лица - Федерального агентства по управлению федеральным имуществом - о признании права собственности на недвижимое имущество,

УСТАНОВИЛ:

Федеральное государственное унитарное эксплуатационное предприятие “ЭКСПР“ (далее - ФГУЭП “ЭКСПР“) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением к Главному управлению Федеральной регистрационной службы по г. Москве (далее - ГУ ФРС по г. Москве) и к Закрытому акционерному обществу “Матлон“ (далее - ЗАО “Матлон“) о признании недействительной государственной регистрации права собственности (регистрационная запись N 77-01/08-1013/2003-713 от 19.03.2004 ) ЗАО “Матлон“ на помещения площадью 128,3 кв. м (1-й этаж помещение 1, комнаты 15, 15а, 16, 17, 17а,
17б, 17в, 18, 19), расположенные по адресу: г. Москва, ул. 5-я Парковая, д. 46, с учетом уточнения предмета иска, принятого определением Арбитражного суда г. Москвы 26 ноября 2004 года.

В обоснование исковых требований ФГУЭП “ЭКСПР“ ссылается на ст. 2 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество“, ст. ст. 167, 168 ГК РФ, полагая, что основанием для государственной регистрации права являлась ничтожная сделка - договор купли-продажи N 3 от 30.01.91, которая не влечет за собой возникновения каких-либо правовых последствий, в связи с чем осуществленная на основании этой сделки регистрация прав собственности ЗАО “Матлон“ на спорные нежилые помещения является недействительной.

Определением от 24 февраля 2005 года Арбитражный суд г. Москвы в порядке ст. 50 АПК РФ привлек к участию в деле в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (далее - Росимущество), которое просило признать право собственности Российской Федерации на недвижимое имущество площадью 123,8 кв. м, расположенное по адресу: г. Москва, ул. 5-я Парковая, д. 46 (1-й этаж помещение 1, комнаты 15, 15а, 15, 17, 17а, 17б, 17в, 18, 19).

Решением от 31 марта 2005 года Арбитражного суда г. Москвы по делу N А40-61693/04-53-646 в удовлетворении исковых требований и требований третьего лица отказано. При этом
суд исходил из того, что истец и третье лицо пропустили срок исковой давности, который следует исчислять с момента возникновения у ответчика права собственности, т.е. с 1991 г., а не с момента регистрации этого права, осуществленной в 2004 г.

Постановлением от 22 июня 2005 года N 09АП-5593/05-АК Девятого арбитражного апелляционного суда, указанное решение отменено, исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Апелляционный суд пришел к заключению, что суд первой инстанции сделал неправильный вывод об истечении срока исковой давности и ошибочно определил начало течения этого срока моментом заключения ничтожной сделки - договора купли-продажи N 3 от 30.01.91.

Апелляционный суд исходил из того, что в данном случае подлежит применению общий 3-годичный срок исковой давности, который должен исчисляться с момента государственной регистрации права собственности на спорные помещения и по заявленному иску не истек.

В кассационной жалобе ЗАО “Матлон“ просит постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 июня 2005 г. отменить полностью, а решение от 31 марта 2005 г. изменить, исключив из его мотивировочной части указание суда о ничтожности договора купли-продажи N 3 от 30.01.91.

По мнению заявителя, суды обеих инстанций неверно истолковали положения ст. 10 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик “Об аренде“ от 23.11.89 N 810-1, п. 2 ст. 5 Закона РСФСР “О собственности в РСФСР“, апелляционный суд
применил не подлежащее применению Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.91 N 3020-1, сделав неверный вывод о том, что спорные помещения принадлежат на праве собственности Российской Федерации; нарушил нормы процессуального права: п. 2 ст. 271 АПК РФ; не применил подлежащую применению ст. 167 ГК РФ; отзывы на кассационную жалобу в суд не поступали.

В судебном заседании представитель заявителя кассационной жалобы поддержал доводы изложенные в ней, представитель третьего лица возражал против ее удовлетворения, полагая обжалуемое постановление апелляционной инстанции и решение суда первой инстанции в части вывода о ничтожности договора купли-продажи спорного нежилого помещения законным и обоснованным; представитель ФГУЭП “ЭКСПР“, извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явился.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, выслушав представителей истца и третьего лица, проверив в порядке ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального и процессуального права, кассационная инстанция находит постановление апелляционного суда подлежащим отмене исходя из следующего.

Как установлено судами обеих инстанций, МП “Измайлон“ (правопредшественник - ЗАО “Матлон“) занимало спорные нежилые помещения, расположенные по адресу: г. Москва, 5-я Парковая ул., д. 46, общей площадью 126,02 кв. м на основании договора аренды от 01.12.90 N 47, заключенного с Комбинатом коммунальных предприятий ССО Нефтегазпромстрой.

Впоследствии
между сторонами был заключен договор от 30.01.91 N 3 купли-продажи указанных нежилых помещений, переданных по акту от 30.01.91 ответчику по делу, который, в свою очередь, выполнил обязательства по уплате продавцу стоимости помещений в сумме 9250 руб. по платежному поручению от 11.02.91 N 4.

Исследуя вопрос о законности сделки, суд обеих инстанций правильно исходил из того, что на момент ее заключения действовали положения ст. ст. 92, 94, 96 Гражданского кодекса РСФСР, в соответствии с которыми только государству, как собственнику государственного имущества, принадлежало право владения, пользования и распоряжения имуществом в пределах, установленных законом, а согласно п. 4 ст. 7 Закона “О собственности в РСФСР“ прекращение права собственности помимо воли собственника не допускается.

Судами было установлено, что Комбинат коммунальных предприятий ССО “Нефтегазпромстрой“ как продавец по договору купли-продажи от 30.01.91 N 3 владел спорным нежилым помещением на праве полного хозяйственного ведения, а их собственником являлось государство, которое в лице своих уполномоченных органов имело право отчуждать спорное имущество.

Таким образом, Комбинат коммунальных предприятий ССО “Нефтегазпромстрой“, осуществляя право хозяйственного введения, согласно ст. ст. 2, 5, 7, 20, 24 Закона “О собственности в РСФСР“ от 24.12.90 N 443-1 и ст. 10 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик “Об аренде“ вправе был отчуждать спорное имущество только с согласия собственника -
государства.

Поскольку доказательств получения такого согласия представлено не было, суд обеих инстанций пришел к обоснованному выводу о ничтожности договора купли-продажи от 30.01.91 N 3.

Вместе с тем, отменяя решение суда, апелляционный суд посчитал, что истец и третье лицо узнали о нарушенном праве с момента его регистрации права собственности ЗАО “Матлон“, т.е. с 19.03.04, а не с момента заключения ничтожной сделки и подписания акта передачи - 30.01.91. Делая такой вывод, апелляционный суд исходил из того, что до государственной регистрации в ныне установленном порядке право собственности на спорные помещения у ЗАО “Матлон“ не возникло.

Кассационная инстанция не может признать данный вывод апелляционного суда правильным.

Законодательство, действующее на момент заключения договора от 30.01.91 N 3, связывало момент возникновения права собственности с фактом передачи имущества от продавца покупателю, а не с моментом государственной регистрации права.

Апелляционный суд не учел, что согласно ст. 6 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу названного закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, также государственная регистрация производится по желанию обладателей.

Поэтому суд первой инстанции правильно исходил из того, что в данном случае срок исковой давности должен исчисляться с момента заключения договора и передачи имущества по акту от
30.01.91.

Вместе с тем, суд первой инстанции, применяя срок исковой давности установленный Гражданским кодексом Российской Федерации, не учел, что введение в действие законодательных актов по вопросам исковой давности до истечения сроков давности, установленных ранее действовавшими правовыми актами, допускало возможность применения новых сроков исковой давности, но не давало оснований для исчисления сроков исковой давности с момента введения в действие соответствующего законодательного акта.

Суду следовало принять во внимание, что спорный договор купли-продажи N 3 заключен 30 января 1991 года, в период действия Гражданского кодекса РСФСР 1964 г., ст. 78 которого устанавливала срок исковой давности в 1 год.

Таким образом, срок исковой давности по иску о признании недействительным зарегистрированного права и требование третьего лица о признании права собственности пропущен, поскольку срок исковой давности, установленный ст. 78 Гражданского кодекса РСФСР, истек до вступления в силу части первой Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Поскольку мотивировочная часть решения не повлияла на правильность окончательных выводов суда первой инстанции, решение подлежит оставлению в силе, а постановление апелляционного суда отмене, как основанное на неправильном применении норм материального права.

Руководствуясь ст. ст. 284, 286, п.
5 ч. 1 ст. 287, ч. ч. 1, 2 ст. 288, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Девятого арбитражного суда от 24 июня 2005 года N 09АП-5593/05-АК по делу N А40-61693/04-53-646 отменить, решение Арбитражного суда г. Москвы от 31 марта 2005 г. по указанному делу оставить в силе.