Решения и постановления судов

Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Свердловской области от 09.11.2005 по делу N А60-23687/05-С4 Документальных подтверждений того, что истец должен был поставить по договору именно удерживаемое ответчиком по договору хранения имущество суду не представлено, следовательно, истец не доказал наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением ответчика, удерживающего имущество истца, и убытками в виде упущенной выгоды.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

апелляционной инстанции

от 9 ноября 2005 г. Дело N А60-23687/05-С4“

Апелляционная инстанция Арбитражного суда Свердловской области в составе председательствующего Анисимова Л.А., судей Лутфурахмановой Н.Я., Мыльниковой В.С. при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Соколовой М.Е., при участии: от истца - Граблева Л.В., представитель, доверенность от 21.07.2005; от ответчика - Захарова Т.В., представитель, доверенность N 603-12/4 от 12.01.2005,

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы истца - ООО “Фирма “Мэрит“ - и ответчика - ФГУП “Уралтрансмаш“ - на решение от 15.09.2005 (резолютивная часть решения объявлена 08.09.2005) Арбитражного суда Свердловской области (судья Краснобаева И.А.) по делу N А60-23687/2005-С4 по иску ООО “Фирма “Мэрит“ к
ФГУП “Уралтрансмаш“ о взыскании 459621 руб. 68 коп.

ООО “Фирма “Мэрит“ обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к ФГУП “Уралтрансмаш“ о взыскании 459621 руб. 68 коп. убытков, из них 319621 руб. 68 коп. реального ущерба, в том числе: 96000 руб. неустойки по договору N 06, заключенному 15.03.2004 с ЗАО “Уралспецкомплект“, на поставку станков, неправомерно удержанных ответчиком по договору хранения от 27.02.2001, заключенному между истцом и ответчиком, 223621 руб. 68 коп. сумму банковского процента по кредитному договору N 57, заключенному с ЗАО “Свердловсоцбанк“, и 140000 руб. упущенной выгоды, состоящей из суммы прибыли, предполагаемой к получению в результате исполнения договора поставки N 06 от 15.03.2004, заключенного с ЗАО “Уралспецкомплект“ и в настоящий момент расторгнутого, а также 10000 руб. - расходы на представителя.

Решением от 15.09.2005 (резолютивная часть решения объявлена 08.09.2005) исковые требования удовлетворены частично. В пользу ООО “Фирма “Мэрит“ к ФГУП “Уралтрансмаш“ взыскано 96000 руб. убытков, 14000 руб. упущенной выгоды и 5000 руб. расходов на представителя.

Законность и обоснованность принятого решения проверены в порядке статей 258, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по апелляционным жалобам ООО “Фирма “Мэрит“ и ФГУП “Уралтрансмаш“.

ООО “Фирма “Мэрит“ с решением суда не согласно, просит его отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании с ответчика 223621 руб. реального ущерба, 140000 руб. упущенной выгоды и 5000 руб. расходов на представителя.

Оспаривая решение в этой части, заявитель ссылается на то, что причинная связь между действиями ответчика, неправомерно удерживающего спорное оборудование, переданное ему по договору хранения от 27.02.2001, заключенному между истцом и ответчиком, и убытками в виде суммы банковского
процента, не уплаченного истцом по кредитному договору N 57, заключенному с ЗАО “Свердловсоцбанк“, имеется и подтверждается материалами дела, поскольку именно по вине ответчика, удерживающего спорное оборудование, истец как собственник не смог распорядиться данным имуществом и погасить проценты по указанному кредитному договору. Также истец указывает на то, что взысканию подлежит и сумма упущенной выгоды, так как истец неоднократно обращался к ответчику с требованием об исполнении обязательств по возврату спорного имущества, в том числе и в судебном порядке, что свидетельствует о том, что истец не только не способствовал увеличению убытков, но и предпринял все зависящие от него меры для их предотвращения. Кроме того, истец просит взыскать расходы на представителя в полном объеме, исходя из сложности дела, качества и количества составленных документов, выступлений в судебном заседании, соотношения цены иска и расходов на оплату услуг представителя.

ФГУП “Уралтрансмаш“ с решением суда не согласно, просит его отменить в части взыскания 96000 руб. неустойки и 14000 руб. упущенной выгоды и принять новый судебный акт, отказав в удовлетворении исковых требований.

Обжалуя решение в этой части, ответчик указал на то, что требование о взыскании неустойки не подлежит удовлетворению, поскольку истцом не представлено доказательств того, что по спорному договору поставки должны были быть поставлены именно те станки-качалки, которые ответчик удерживал по договору хранения от 27.02.2001, в связи с чем причинно-следственная связь между причиненными убытками и действиями ответчика по удержанию имущества отсутствует, а также в связи с тем, что условие о неустойке в договоре поставки N 06 от 15.03.2004 сторонами не согласовано. Кроме того, по мнению ответчика, истцом не доказано наличие упущенной
выгоды, поскольку договор поставки N 06 не был расторгнут сторонами и обязательства по поставке товара по данному договору существуют до сих пор, однако истцом не исполняются. Помимо прочего, как указал ответчик, истцом не представлено доказательств принятия мер и осуществления приготовлений для получения доходов по указанному договору поставки.

Рассмотрев материалы дела, заслушав представителей сторон, суд установил:

истец обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании с ответчика 459621 руб. 68 коп., из них: 319621 руб. 68 коп. реального ущерба, в том числе: 96000 руб. реального ущерба, причиненного в результате обязанности истца уплатить неустойку за нарушение им договора N 06 от 15.03.2004, заключенного с ЗАО “Уралспецкомплект“, 223621 руб. 68 коп. суммы банковского процента по кредитному договору N 57, заключенному с ЗАО “Свердловсоцбанк“, и 140000 руб. упущенной выгоды, состоящей из суммы прибыли, предполагаемой к получению в результате исполнения договора поставки N 06 от 15.03.2004, заключенного с ЗАО “Уралспецкомплект“ и в настоящий момент расторгнутого, а также 10000 руб. - расходы на представителя.

В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Для наступления гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков необходимо наличие состава правонарушения, включающего: а) наличие убытков; б) ненадлежащее исполнение обязательств контрагента по договору; в) причинную связь между наступлением убытков и противоправным поведением причинителя убытков; г) вину контрагента по договору, не исполнившего обязательство надлежащим образом.

Изучив материалы дела, суд считает, что оснований для удовлетворения исковых требований не имеется ввиду нижеследующего.

В качестве обстоятельств, подтверждающих возникновение у истца ущерба,
он указывает на нарушение ответчиком обязательств по договору хранения от 27.02.2001 путем неправомерного удержания двух станков-качалок (приводов штанговых глубинных насосов комплектов ПШГНТ 8-3-5500), вследствие чего истец не смог выполнить свои обязательства по поставке этих насосов в адрес ЗАО “Уралспецкомплект“ по договору поставки N 06 от 15.03.2004.

Таким образом, в данном случае истец должен доказать наличие причинно-следственной связи между упомянутыми выше убытками и противоправным поведением их причинителя, то есть ответчика.

Вместе с тем, из решения по делу N А60-23844/04-С3 об обязании передать спорные станки-качалки, где участвовали те же лица, следует, что истцом было принято восемь изготовленных для него ответчиком станков-качалок, из которых четыре комплекта были переданы ответчику на ответственное хранение.

Согласно приказу N 15045 от 19.10.2002, два комплекта насосов были сняты ответчиком с хранения и переданы истцу.

Начиная с октября 2002 г. истец требовал от ответчика осуществить отгрузку оставшихся приводов шланговых глубинных насосов в количестве 2 штук. Однако добровольно ответчик требования истца так и не исполнил, в связи с чем и был подан иск по делу N А60-23844/04-С3 об обязании передать ему спорные станки-качалки, который судом первой инстанции был удовлетворен. Таким образом, вступившим в законную силу решением суда по указанному делу ответчик был обязан передать истцу 2 станка-качалки (приводов штанговых глубинных насосов комплектов ПШГНТ 8-3-5500).

В соответствии с ч. 2 ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Следовательно, обстоятельства, касающиеся нарушения ответчиком обязательств по договору хранения от 27.02.2001
и его вины в нарушении обязательств, установлены вступившим в законную силу решением арбитражного суда по делу N А60-23844/04-С3, имеющим преюдициальное значение для настоящего делу, и не подлежат доказыванию вновь.

При этом, как утверждает истец, в качестве объекта обязательств по договору N 06 от 15.03.2004 выступают именно те станки-качалки, которые не передавались ему ответчиком в нарушение обязательств хранителя вещи до разрешения вопроса о возврате в деле N А60-23844/04-С3.

Однако никаких документальных подтверждений тому, что истец должен был поставить по договору N 06 от 15.03.2004 именно удерживаемые ответчиком по договору хранения от 27.02.2001 станки-качалки, суду не представлено.

Следовательно, истец в нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не доказал наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением ответчика, удерживающего имущество истца, и упомянутыми выше убытками.

Более того, истцом не доказан факт невозможности исполнения своих обязательств по договору N 06 от 15.03.2004 за счет поставки иных насосов этой же модификации для минимизации возможных убытков.

Кроме того, на момент заключения договора N 06 от 15.03.2004 истец, будучи собственником двух комплектов насосов, удерживаемых ответчиком, не был их фактическим владельцем.

Как следует из материалов дела N А60-23844/04-С3, данные насосы ответчик необоснованно удерживал со ссылкой на нахождение их в залоге у ЗАО “Свердловсоцбанк“. Переписка сторон в течение полутора лет до заключения договора N 06 от 15.03.2004 свидетельствует о том, что на дату подписания договора N 6 истец знал о судьбе переданных на хранение вещей и об отсутствии у ответчика намерений их возвращать, в связи с чем им только 09.08.2004 был подан иск об истребовании данного имущества (дело N А60-23844/04-С3).

Таким образом, заключая договор N 06
от 15.03.2004, истец мог и должен был предвидеть последствия в виде невозможности исполнения своих обязательств по данному договору за счет имущества, удерживаемого ответчиком.

Следовательно, оснований для взыскания с ответчика заявленных истцом убытков как в виде реального ущерба, так и в виде упущенной выгоды, не имеется.

К тому же доказательств реальной уплаты истцом 96000 руб. неустойки по договору N 06 от 15.03.2004 суду не представлено. Взыскание же ее с истца контрагентом по договору N 06 является правом последнего, которое может быть и не реализовано.

Наличие какой-либо связи предъявленных ко взысканию 223621 руб. 88 коп. банковского процента по кредитному договору N 574 от 27.03.2003 со спорными правоотношениями истец надлежащими документами в порядке ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не доказал.

Кроме того, требование о взыскании 140000 руб. упущенной выгоды рассчитано истцом как валовая прибыль от перепродажи станков-качалок, то есть без учета затрат, как необходимо при расчете прибыли.

К тому же истцом в нарушение ч. 4 ст. 393 Гражданского кодекса Российской Федерации не приведены доказательства того, что им были предприняты соответствующие меры приготовления с целью получения прибыли от исполнения своих обязательств по договору N 06 от 15.03.2004, в число которых входила и доставка товара до контрагента железнодорожным транспортом.

Поскольку истцом не доказано наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими последствиями, оснований для применения ответственности, предусмотренной ст. 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, не имеется.

При этом довод ответчика о том, что условие о неустойки в договоре поставки N 06 от 15.03.2004 сторонами не согласовано, отклоняется, поскольку содержание п. 2.3.2 указанного договора позволяет определить, от какой суммы рассчитывается 0,3%
неустойки за каждый день просрочки, то есть позволяет четко определить размер подлежащей уплате неустойки в случае нарушения поставщиком сроков отгрузки продукции покупателю.

Ссылка ответчика на то, что договор поставки N 06 не расторгнут сторонами и обязательства по поставке товара по данному договору существуют до сих пор, также отклоняется, поскольку ЗАО “Уралспецэнергокомплект“ в одностороннем порядке отказалось от исполнения договора, направив в адрес истца претензию N 82 от 30.03.2005 и N 23 от 01.02.2005, в связи с чем в соответствии с п. 4 ст. 523 Гражданского кодекса Российской Федерации договор поставки N 06 от 15.03.2004 считается расторгнутым с момента получения истцом уведомления ответчика об одностороннем отказе от исполнения договора.

За отсутствием оснований ко взысканию с ответчика заявленных истцом убытков и, соответственно, отказа в удовлетворении иска требования истца о возмещении расходов на представителя в соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации также отклоняются, поскольку решение вынесено в пользу ответчика.

Руководствуясь ст. 269, п. 3 ч. 1 ст. 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 15.09.2005 (резолютивная часть решения объявлена 08.09.2005) изменить.

В иске отказать.

Взыскать с ООО “Фирма “Мэрит“ в доход федерального бюджета 10692 руб. 43 коп. государственной пошлины по иску.

Взыскать с ООО “Фирма “Мэрит“ в пользу Федерального государственного унитарного предприятия “Уралтрансмаш“ в возмещение расходов по оплате государственной пошлины по апелляционной жалобе 1000 руб.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в арбитражный суд кассационной инстанции через Арбитражный суд Свердловской области.

Согласно подпункту 2 п. 1 ст. 333.18 Налогового кодекса Российской Федерации, взысканная по делу госпошлина
подлежит уплате ответчиком добровольно в 10-дневный срок со дня вступления в законную силу решения суда. В подтверждение добровольной уплаты госпошлины ответчик должен представить суду подлинный платежный документ с отметкой банка о его исполнении.

При непоступлении в арбитражный суд в течение 10 дней со дня вступления в законную силу постановления суда доказательства добровольной уплаты госпошлины выдать исполнительный лист на ее взыскание в принудительном порядке.

Председательствующий

АНИСИМОВ Л.А.

Судьи

ЛУТФУРАХМАНОВА Н.Я.

МЫЛЬНИКОВА В.С.