Решения и постановления судов

Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Свердловской области от 08.11.2005 по делу N А60-11952/2005-С2 Предмет договора уступки права требования должен быть определен четким указанием на основное обязательство и на право требования первоначального кредитора, из него вытекающее.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

апелляционной инстанции

от 8 ноября 2005 г. Дело N А60-11952/2005-С2“

Апелляционная инстанция Арбитражного суда Свердловской области в составе председательствующего Зориной Н.Л., судей Лиходумовой С.Н., Цветковой С.А. при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Скляминой Н.Н., при участии: от истца - Петров Е.Ю., представитель, по доверенности N 22 от 30.08.2005, от ответчика - индивидуального предпринимателя Кузнецова А.В. - Сапегин А.Б., адвокат, доверенность N 66АБ106732 от 29.08.2005,

рассмотрела в судебном заседании дело N А60-11952/2005-С2 по иску ООО “Альсо-Электроникс“ к индивидуальному предпринимателю Ф.И.О. ОАО “Мелиоводпроект“ о признании сделки недействительной.

ООО “Альсо-Электроникс“ обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к предпринимателю Кузнецову А.В., ОАО
“Мелиоводпроект“ о признании недействительным соглашения об уступке права требования от 20.12.2001 как сделки, не соответствующей требованиям ст. 146 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Решением суда 1 инстанции от 07.06.2005 (резолютивная часть решения объявлена 06.06.2005) в удовлетворении исковых требований отказано со ссылкой на незаключенность договора уступки права требования от 20.12.2001 ввиду несогласованности его предмета - конкретного обязательства, в котором произведена замена кредитора.

Постановлением апелляционной инстанции от 29.08.2005 решение от 07.06.2005 (резолютивная часть решения от 06.06.2005) отменено на основании пункта 2 части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку рассмотрено в отсутствие ответчика, не извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, что является безусловным основанием для отмены решения. В силу ч. 5 ст. 270 АПК РФ дело рассматривается по правилам, установленным для суда 1 инстанции.

Истец основывает свои требования тем, что имевшееся у ООО “Альсо-Электроникс“ перед ОАО “Мелиоводпроект“ обязательство по возврату заемных денежных средств по договорам займа в общей сумме 363232 руб. было новировано в вексельное обязательство выдачей простого векселя N 4026107, право требования вексельной суммы впоследствии передано ЗАО “ВТО Уралвнешкомплект“ путем проставления индоссамента; таким образом, на момент заключения соглашения об уступке требования от 20.12.2001 у ОАО “Мелиоводпроект“ не имелось права требования к ООО “Альсо-Электроникс“, следовательно, новому кредитору по оспариваемому соглашению передано несуществующее требование, что влечет недействительность сделки.

Ответчик против заявленных требований возражает, ссылаясь на то, что предмет соглашения об уступке требования от 20.12.2001 сторонами согласован путем заключения дополнительного соглашения, в котором имеется отсылка к извещению об уступке требования и акту сверки, в котором имеется указание на задолженность по договорам займа; истцом пропущен
трехлетний срок исковой давности; спор не подведомствен арбитражному суду, поскольку Кузнецов А.В. заключал соглашение об уступке требования как частное лицо, индивидуальным предпринимателем в тот период времени не являлся. Ответчиком заявлено о фальсификации простого векселя N 4026107.

Рассмотрев материалы дела, заслушав представителей сторон, суд установил:

между ОАО “Мелиоводпроект“ (первоначальный кредитор), предпринимателем Кузнецовым А.В. (новый кредитор) и ООО “Альсо-Электроникс“ (должник) подписано соглашение от 20.12.2001 об уступке требования, в соответствии с которым ОАО “Мелиоводпроект“ передает, а частное лицо, Кузнецов А.В., принимает право требования к ООО “Альсо-Электроникс“ по исполнению денежного обязательства, возникшего в процессе хозяйственной деятельности в сумме 363232 руб.

В соответствии со ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, к которым прежде всего относится условие о предмете. В силу ст. 382 ГК РФ предмет договора уступки права требования должен быть определен четким указанием на основное обязательство и на право требования первоначального кредитора, из него вытекающее.

В данном случае из условий соглашения от 20.12.2001 об уступке требования не представляется возможным установить, какое именно требование к ООО “Альсо-Электроникс“ принадлежало ОАО “Мелиоводпроект“, что представляет собой долг в размере 363232 руб., на основании какого обязательства он возник, каким образом он определен, какими первичными документами подтвержден. Таким образом, из условий соглашения от 20.12.2001 не представляется возможным установить его предмет, а именно то определенное требование, которое было передано ответчику от ОАО “Мелиоводпроект“.

Довод ответчика о том, что соглашение об уступке права требования от 20.12.2001 заключено надлежащим образом, соответствует требованиям ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, его условия позволяют определить предмет сделки, поскольку он
конкретизирован в дополнении от 20.12.2001, не принимается судом. Согласно дополнению к соглашению об уступке от 20.12.2001, переуступленное Кузнецову А.В. обязательство является обязательством, возникшим согласно извещению от 22.10.1999 и акту сверки от 23.12.1999. Между тем, извещение от 22.10.1999 содержит лишь сведения о преобразовании ЗАО “Альсо-Электроникс“ в общество с ограниченной ответственностью с тем же наименованием. Акт сверки фиксирует наличие задолженности ООО “Альсо-Электроникс“ перед ОАО “Мелиоводпроект“ по договорам займов на 23.12.1999.

При этом, как следует из представленных ответчиком документов, между ОАО “Мелиоводпроект“ (займодавцем) и ООО “Альсо-Электроникс“ было заключено несколько договоров займа: от 01.10.1997, 10.11.1997 10.07.1997, с различными сроками возврата заемных денежных средств. Установить, по какому именно договору займа образовался долг в сумме 363232 руб., не представляется возможным.

Таким образом, соглашением от 20.12.2001 (с учетом дополнения к нему, акта сверки) условие о предмете соглашения не определено, поскольку не указано основание, по которому возникло право (требование), принадлежащее ОАО “Мелиоводпроект“ как кредитору на основании конкретного обязательства, а указана только сумма денежного обязательства, подлежащего передаче новому кредитору. Вывод суда 1 инстанции о незаключенности оспариваемого соглашения является правильным.

Поскольку соглашение об уступке требования от 20.12.2001 не заключено, оно не может быть признано недействительной сделкой.

Судом отклоняется заявление ответчика - Кузнецова А.В. - о фальсификации доказательства по делу, простого векселя N 4026107, выданного ООО “Альсо-Электроникс“ 24.08.2001, со ссылкой на то, что подпись в индоссаменте от имени ОАО “Мелиоводпроект“ выполнена не руководителем организации. Поскольку, как указано выше, невозможно установить, по какому обязательству передано право (требование) по оспариваемому соглашению от 20.12.2001, то есть невозможно установить, имеют ли к данному соглашению отношение исполнение какого-либо конкретного договора
займа, а также выдача простого векселя N 4026107, принадлежность подписи в индоссаменте руководителю ОАО “Мелиоводпроект“ не имеет правового значения для разрешения спора. По тем же основаниям отклоняется ходатайство ответчика об истребовании у банка в порядке ст. 66 АПК РФ доказательств фактического предоставления заемных денежных средств.

Кроме того, представителем Кузнецова А.В. в соответствии с ч. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации сделано заявление об истечении срока исковой давности в отношении требования истца.

Согласно Федеральному закону от 21.07.2005 N 109-ФЗ “О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации“, срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Трехлетний срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный Гражданским кодексом Российской Федерации срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

В отношении соглашения об уступке требования от 20.12.2001 трехлетний срок исковой давности к моменту обращения истца в арбитражный суд с настоящим иском - 19.04.2005 - истек.

В соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Ссылка истца на то, что течение срока исковой давности прервалось предъявлением настоящего иска в суд (ст. 203 ГК РФ) отклоняется, поскольку, как отмечено выше, к моменту обращения с иском срок исковой давности уже истек.

Таким образом, исковые требования ООО “Альсо-Электроникс“ о признании соглашения об уступке права
требования от 20.12.2001 удовлетворению не подлежат.

Что касается ссылки ответчика - Кузнецова А.В. - на то, что он заключал соглашение от 20.12.2001 как частное лицо, статусом индивидуального предпринимателя не обладал, то она также отклоняется. Согласно выписке из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей, Кузнецов А.В. на момент обращения с иском являлся индивидуальным предпринимателем. Кроме того, заключение оспариваемого соглашения носит характер предпринимательской деятельности, поскольку приобретение права требования к коммерческой организации не может рассматриваться как сделка, направленная на удовлетворение личных, семейных, бытовых потребностей гражданина, что подтверждается и содержанием обязательств сторон соглашения: Кузнецов А.В., приобретая право требования к ООО “Альсо-Электроникс“ на сумму 363232 руб., обязался в течение 2002 г. уплатить первоначальному кредитору ту же сумму.

С учетом изложенного оснований для прекращения производства по делу не имеется.

Руководствуясь ст. 167 - 170, ч. 5 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

в иске отказать.

Постановление в течение двух месяцев может быть обжаловано в кассационную инстанцию через суд, принявший решение.

Председательствующий

ЗОРИНА Н.Л.

Судьи

ЦВЕТКОВА С.А.

ЛИХОДУМОВА С.Н.