Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 31.10.2005, 27.10.2005 по делу N А60-321/05-С4 В удовлетворении требований истца о взыскании с ответчика убытков отказано, поскольку причинение истцу убытков не находится в причинно-следственной связи только с действиями ответчика.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

31 октября 2005 г. Дело N А60-321/05-С4изготовлен полный текстрезолютивная часть объявлена“27 октября 2005 г.

Арбитражный суд Свердловской области в составе судьи Воротилкина А.С. при ведении протокола судебного заседания судьей Воротилкиным А.С. рассмотрел в судебном заседании дело по иску общества с ограниченной ответственностью “Уралмаш-Метоборудование“ к открытому акционерному обществу “Уралмашзавод“ о взыскании 367203 руб.,

при участии в заседании: от истца - Ишигилов Е.Г., пасп. 65 00 N 365465, дов. от 10.02.2004 N 032; от ответчика - Лобов М.В., пасп. 65 00 N 323253, дов. от 01.06.2005 N 233-07/109; Избрехт А.А., пасп. 65 03 N 651991, дов. от 06.04.2005 N 239-07/084.

Процессуальные
права и обязанности разъяснены, отвода суду не заявлено.

Истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с ответчика денежных средств в сумме 367203 руб., составляющих сумму убытков, выразившихся в виде произведенных в пользу открытого акционерного общества “Марийский ЦБК“ по решению Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-18869/04-С4 платежей.

Ответчик по отзыву от 21.10.2005, в котором считает исковые требования необоснованными и не подлежащими удовлетворению по следующим причинам: неустойка, взысканная с истца, не является его убытками, т.к. истец добровольно согласился нести риск применения данной меры ответственности; между действиями ответчика по срыву сроков поставки продукции и расходами истца по уплате неустойки по решению суда нет непосредственной связи; взыскание неустойки с истца в данном случае не является неизбежным следствием; ответчик не может нести риски, принятые на себя истцом добровольно, поскольку это противоречит принципу автономии воли, закрепленному в ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации; расходы истца в процессе осуществления хозяйственной деятельность, связанные с уплатой неустойки ОАО “Марийский ЦБК“, являются его предпринимательским риском и не являются убытками, причиненными ответчиком.

Представитель истца в судебном заседании пояснил, что истец поддерживает все сделанные в судебном заседании от 25.10.2005 заявления и пояснения.

Представители ответчика пояснили, что ответчик поддерживает все сделанные в судебном заседании от 25.10.2005 заявления и пояснения.

Сторонами заявлено ходатайство о перерыве в судебном заседании для окончательного разрешения вопроса о мировом соглашении.

Суд определил: ходатайство сторон удовлетворить, объявить в судебном заседании перерыв до 14.00 час. того же дня (ст. 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебное заседание продолжено в 14.10 час. с участием тех же представителей сторон. Мировое соглашение по делу сторонами не достигнуто.

В
соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которое это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Стороны в судебных заседаниях по делу 25.10.2005 и 27.10.2005 подтвердили, что фактические обстоятельства, которые были установлены по данному делу в решении от 04.04.2005, соответствуют действительности. С учетом данного признания сторон, занесенного в протокол судебного заседания от 25.10.2005 и удостоверенного подписями сторон (ст. 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), а также материалов дела суд установил следующее.

Как следует из материалов дела, между ответчиком (поставщиком) и ООО “ОМЗ - Металлургическое оборудование и технологии“ (покупателем), правопреемником которого является истец, был заключен договор N 534-033652/565-33-0005 на поставку цилиндров в сборе с плунжерами в количестве 4 штук, весом 21,2 тонны каждый, общим весом 84,8 тонны, по цене 1735250 рублей без НДС каждый, на общую стоимость 6941000 руб. без НДС или 839200 руб. с НДС (л. д. 9 - 13).

Во вводной части договора указана дата 20.01.2003 (в связи с чем в тексте настоящего решения он будет именоваться как договор от 20.01.2003), однако в соответствии с п. 8.2 договора он считается подписанным 12.02.2003.

Согласно разделу 5 договора (п. 5.1.1 и 5.1.2), покупатель обязался оплатить 30% суммы договора в течение 30 календарных дней с даты подписания договора, 70% оставшейся суммы - после получения сообщения о готовности изделия в течение
30 календарных дней.

В соответствии с п. 3.1 договора от 20.01.2003 поставщик обязался поставить продукцию по настоящему договору в течение 8 месяцев с даты получения авансового платежа по п. 5.1.1 и наличия конструкторской документации. Как видно из платежного поручения N 28 от 21.02.2003 (л. д. 14), истцом ответчику было уплачено 2498760 руб., в том числе НДС - 416460 руб., что составляет 30% от первоначально согласованной цены договора, 6941000 руб. без НДС, и свидетельствует о надлежащем исполнении покупателем своих обязательств по договору, с которыми последний связывает начало течения срока поставки продукции поставщиком.

Кроме того, как истец, так и ответчик под роспись в протоколе судебного заседания от 23.03.2005 признали тот факт, что конструкторская документация была передана истцом ответчику 28.02.2003 по извещению е700-05/8/1-09-2003 планово-экономическому отделу НИИ тяжмаша (л. д. 15). При этом стороны пояснили, что указанный документ в отношениях сторон фактически является актом приема-передачи конструкторской документации.

Таким образом, с указанной даты (28.02.2003) следует исчислять 8-месячный срок поставки продукции по договору, который истек 28.10.2003.

Как следует из пункта 4.2 договора, единицей поставки является собственно заказ кузнечно-прессового оборудования, указанного в приложении N 1 к договору. Поскольку в приложении, содержащем предмет поставки, указано, что данный предмет состоит из 4-х цилиндров в сборе с плунжерами, то обязанность поставщика по поставке продукции может считаться выполненной только после поставки всех указанных изделий.

В то же время, как видно из железнодорожных квитанций в приеме груза N ЭА900788 от 24.12.2003 и N ЭБ857355 от 03.03.2004, оборудование, являющееся предметом договора, может считаться поставленным ответчиком только 03.03.2004, что свидетельствует о нарушении последним согласованных договором сроков поставки.

Согласно п. 4.3
договора поставки N 534-033652/565-033-0005 от 20.01.2003, отгрузочные реквизиты должны быть сообщены дополнительно.

Письмом от 11.12.2003 N МО-п-4/360 истцом ответчику было дано уведомление на отгрузку (л. д. 43), где в качестве грузополучателя было указано ОАО “Марийский Целлюлозно-Бумажный Комбинат“ и указаны его реквизиты.

В свою очередь, ответчиком истцу было сообщено о готовности к отгрузке первой партии продукции (цилиндра рабочего в количестве 1 шт.) только 28.11.2003 (л. д. 122). При этом, как следует из акта технической приемки N 01527 от 28.11.2003, указанная продукция и была изготовлена также 28.11.2003 (л. д. 123).

Далее, 11.12.2003 на данном изделии был обнаружен заводской брак, что видно из акта N 2118 от 11.12.2003 (л. д. 124), что во всяком случае исключает возможность отгрузки ранее этого срока и предполагает необходимость определенного времени для исправления брака. Поскольку время, затраченное ответчиком на исправление заводского дефекта, установить из материалов дела не представляется возможным, постольку, исходя из разумного семидневного срока, установленного ст. 314 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд считает датой исправления недостатков товара 18.12.2003.

Так как цилиндры с плунжерами отгружались по два комплекта в вагоне, для определения даты возможности отгрузки имеет значение дата изготовления второго подобного изделия. Однако такую дату также установить невозможно, так как акт технической приемки N 01528 (л. д. 125) ее не имеет.

В то же время, принимая во внимание дату исправления недостатков товара 18.12.2003, а также сроки представления и выполнения заявки грузоотправителя перевозчиком, установленные ст. 11 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации, отгрузку данной партии продукции 24.12.2003 по квитанции в приеме груза N ЭА900788 (из оборота которой видно, что повагонная спецификация составлялась еще 23.12.2003) суд
находит совершенной в течение нормально необходимого времени с даты изготовления продукции ответчиком и не зависящей от каких-либо действий истца.

Таким образом, суд находит обоснованными доводы истца о ненадлежащем исполнении ответчиком своего обязательства по поставке продукции по договору от 20.01.2003, а именно нарушении сроков поставки.

25.01.2003 истцом как поставщиком также был заключен договор N е534-033652 с ОАО “Марийский Целлюлозно-Бумажный Комбинат“ как покупателем (л. д. 19 - 25), по которому поставщик обязался поставить покупателю четыре цилиндра в сборе с плунжерами, покупаемые им у ответчика.

Истец просрочил свою обязанность перед грузополучателем продукции ОАО “Марийский ЦБК“ по договору от 25.01.2003 N е534-033652, в связи с чем решением Арбитражного суда от 09.09.2004 по делу А60-18869/2004-С4 (л. д. 25 - 27) в пользу ОАО “Марийский ЦБК“ с истца взыскано 367203 рубля договорной неустойки и судебных расходов. Указанную сумму истец и просит взыскать с ответчика в качестве убытков.

При этом в указанном деле судом в качестве дополнительного соглашения к договору поставки от 25.01.2003 N е534-033652 был рассмотрен протокол технического совещания по вопросу поставки гидроцилиндров в сборе от 09.10.2003 по договору N е534-033652 от 25.01.2003 (л. д. 24), которым были предусмотрены сроки изготовления указанного оборудования, принятые как сроки поставки.

А именно, согласно данному протоколу, ожидаемые сроки изготовления цилиндров в сборе были определены следующим образом: 2 комплекта - 15 ноября 2003 г., 2 комплекта - 15 - 20 декабря 2003 г. Таким образом, в соответствии с условиями договора N е534-033652 от 25.01.2003 и п. 2 протокола истец обязался изготовить и поставить ОАО “Марийский ЦБК“ 4 комплекта гидроцилиндров в следующие сроки: 2 комплекта - 15
ноября 2003 г., 2 комплекта - 15 - 20 декабря 2003 г.

Из протокола технического совещания и других документов следует, что продукция изначально изготавливалась ответчиком для ОАО “Марийский ЦБК“. При этом имеет значение и тот факт, что данный протокол носил трехсторонний характер и был подписан не только представителями ООО “Уралмаш - Металлургическое оборудование“ и ОАО “Марийский ЦБК“, но и ОАО “Уралмаш“.

Кроме того, в самом договоре N 534-033652/565-033-0005 от 20.01.2003 в качестве грузополучателя было указано ОАО “Марийский ЦБК“. Подобное указание есть и в иных документах ответчика, например: в заказе N 033999-023/01 от 18.03.2003 (л. д. 114), извещении о готовности к отгрузке (л. д. 122). В извещении е-700-05/8/1-09-2003 (л. д. 15), которым была передана конструкторская документация, а также в заказе N 033998-026 на конструкторско-техническую проработку (л. д. 116) ОАО “Марийский ЦБК“ указано в качестве заказчика продукции.

Имеет значение и то обстоятельство, что представители сторон в судебном заседании 25.03.2005 под роспись в протоколе признали тот факт, что извещение е-700-05/8/1-09-2003 о передаче конструкторской документации выполняло роль акта приема-передачи, то есть фактически являлось двусторонним документом об исполнении сторонами договора N 534-033652/565-033-0005 от 20.01.2003.

Таким образом, ненадлежащее исполнение ответчиком своего обязательства перед истцом по поставке оборудования повлекло просрочку в исполнении истцом своего обязательства по договору с ОАО “Марийский ЦБК“. При этом уплаченная истцом в пользу ОАО “Марийский ЦБК“ сумма - 367200 руб. - является убытками истца, поскольку представляет собой утрату имущества истца в размере данной суммы (ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Однако причинение истцу данных убытков не находится в причинно-следственной связи только с действиями ответчика. Для понесения истцом таких
убытков требуется одновременное соблюдение как минимум трех условий: 1) ненадлежащее исполнение ответчиком своего обязательства перед истцом, повлекшее ненадлежащее исполнение последним своего обязательства перед другим лицом; 2) наличие между истцом и данным лицом письменного соглашения о неустойке за ненадлежащее исполнение истцом своего обязательства; 3) реализация данным лицом своего права требовать с истца уплаты неустойки.

При несоблюдении хотя бы одного из этих условий убытки в виде выплаченной другому лицу неустойки истцом понесены не будут.

При таких обстоятельствах ответчик не может считаться лицом, ответственным за причинение истцу убытков, и за счет которого эти убытки подлежат возмещению.

Следовательно, требования истца не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст. 110, 167 - 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

в иске отказать в полном объеме.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции (часть 1 ст. 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Настоящее решение может быть обжаловано в порядке и сроки, предусмотренные статьями 259 - 260, 275 - 277 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 ст. 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подается в арбитражный суд кассационной инстанции через арбитражный суд, принявший решение.

Судья

ВОРОТИЛКИН А.С.