Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 12.10.2005, 05.10.2005 по делу N А60-3750/2004-С1 Уступка требования возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением, в котором личность кредитора имеет существенное значение, ввиду несоблюдения указанных требований заключенный между сторонами договор цессии суд признал недействительным (ничтожным).

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

12 октября 2005 г. Дело N А60-3750/2004-С1изготовлено в полном объемерезолютивная часть объявлена“5 октября 2005 г.

Судья Арбитражного суда Свердловской области И.В. Липина при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Ю.В. Кудиновой рассмотрел в судебном заседании дело по иску ООО “Жистройпроект-1“ к ООО “Бизнесстрой“, ООО “Компания Аспект-ТД“, 3-е лицо: Ф.И.О. о признании договора недействительным,

при участии в судебном заседании 04.10.2005: от истца - Лактионова Г.С., зам. дир., дов. N 25 от 20.06.2005, Скопин А.А., юр., дов. N 1 от 10.01.2005; от ответчиков - ООО “Бизнесстрой“ - Дейч А.А., юр., дов. N 108 от 23.08.2005, Вакорина Е.Г., адвокат, дов.
N 7 от 24.09.2004; ООО “Аспект-ТД“ - Вакорина Е.Г., дов. N 18 от 16.08.2005; 3-е лицо - Шашкова Светлана Михайловна; 05.10.2005: от истца - Лактионова Г.С., зам. дир., дов. N 25 от 20.06.2005, Скопин А.А., юр., дов. N 1 от 10.01.2005; от ответчиков - ООО “Бизнесстрой“ - Дейч А.А., юр., дов. N 108 от 23.08.2005, Вакорина Е.Г., адвокат, дов. N 7 от 24.09.2004; ООО “Аспект-ТД“ - Вакорина Е.Г., дов. N 18 от 16.08.2005; 3-е лицо - Ф.И.О.

В судебном заседании 04.10.2005 принимали участие эксперты: Шиповаленко Ю.М., Виноградова Н.И.

В судебном заседании 04.10.2005 был объявлен перерыв до 05.10.2005 17 час. 00 мин. После окончания перерыва судебное заседание продолжено том же составе суда с участием тех же представителей лиц, участвующих деле.

Истец обратился в арбитражный суд с иском о признан недействительным в силу ничтожности договора уступки прав по договору 026/2001-“В“ долевого участия в строительстве, заключенному 29.05.2003 между ООО “Компания Аспект-ТД“ и ООО “Бизнесстрой“.

В обоснование своих требований истец ссылается на следующие обстоятельства:

- договор N 026/2001-“В“ является смешанным, содержащим в себе элементы договора поставки и договора простого товарищества, поэтому договор уступки должен заключаться в соответствии с положениями гл. 55 ГК РФ. В данном случае личность кредитора имеет существенное значение уступка возможна только при согласии должника, однако ООО “Жилстройпроект-1“ такого согласия не давало;

- ответчик, ООО “Компания Аспект-ТД“, не исполнил в полном объеме обязанности по поставке продукции, фактически поставленная продукция не соответствует спецификации по количеству и номенклатуре. Поставка ФБО условиям договора не предусмотрена и не является надлежащим исполнением обязательств по договору;

- накладные на поставку продукции, представленные ответчиком, доказывают
факт поставки, т.к. имеются накладные ООО “Жилстройпроект-1“ на эту же поставку без ссылки на договор N 026/2001-“В“;

- ответчик не исполнил обязательства в части оплаты изменения площади квартиры и стоимости вклада.

Ответчики - ООО “Бизнесстрой“ и ООО “Компания Аспект-ТД“ - требования не признали, указав, что заключенный между сторонами договор 026/2001-“В“ является договором на создание объекта, возможность заключения которого предусмотрена ст. 421 ГК РФ. Признаки договора простого товарищества отсутствуют, т.к. отсутствуют условия о вкладах участников в общее дело, об общем имуществе товарищей, о распределении прибыли и убытков, а также общая цель участников. Соответственно, личность дольщика не имеет существенного значения. Даже если квалифицировать договор как договор простого товарищества, то при оплаченном в полном объеме взносе личность кредитора не имеет существенного значения для другого участника. В силу п. 6.3 договора после исполнения дольщиком своих обязательств он имеет право передать свою долю без согласия ООО “Жилстройпроект-1“.

Об изменении площади квартиры и стоимости вклада истец не известил дольщика, хотя такая обязанность предусмотрена п. 4.1.1.

Поставка ФБС согласована сторонами в Приложении N 1 к договору. Количество продукции определялось сторонами в ходе строительства путем согласования отдельных спецификаций, а также в форме устных заявок.

Спорные накладные, в которых отсутствовала ссылка на договор N 026/2001-“В“, должны быть зачтены в счет оплаты долевого участия по данному договору, поскольку иные договоры между сторонами исполнены.

Определением от 16.11.2005 к участию в деле в качестве 3-го лица привлечена Шашкова С.М., которая пояснила, между ней и ООО “Жилстройпроект-1“ заключен договор от 25.06.2003 на спорную квартиру N 20.

Рассмотрев материалы дела, выслушав представителей сторон суд установил:

03.09.2001 между ООО “Жилстройпроект-1“ и дольщиком ООО
“Торговый дом “Урал-НТМ“ (в настоящее время - ООО “Компания “Аспект ТД“) заключен договор N 026/2001-“В“ долевого участия в строительстве.

В соответствии с данным договором долевого участия и приложениями к нему дольщик вносит взнос в размере 805410 руб. в форме поставки железобетонных изделий согласно спецификации. После достижения цели (строительство жилого дома) и выполнения обязательств по внесению взноса дольщик имеет право на получение двухкомнатной квартиры общей площадью 89,49 кв. м.

Указанный договор по своей правовой природе является смешанным, возможность заключения которого предусмотрено п. 3 ст. 421 ГК РФ. В частности, договор содержит элементы договора о совместной деятельности, поскольку его условиями предусмотрены общая цель участников договора - строительство жилого дома в г. Екатеринбурге по ул. Чкалова, порядок ведения общих дел сторон, вклады в общее дело.

Также указанным договором предусмотрены обязательства по поставке дольщиком ООО “Торговый дом “Урал-НТМ“ железобетонных изделий на сумму 805410 руб., т.е. обязательства, предусмотренные ст. 506 ГК РФ.

В силу п. 3 ст. 421 ГК РФ к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

29.05.2003 между ООО “Компания “Аспект-ТД“ (первоначальный дольщик) и ООО “Бизнесстрой“ (новый дольщик) заключен договор уступки прав по договору N 026/2001-“В“ долевого участия в строительстве от 03.09.2001.

В соответствии с условиями данного договора первоначальный дольщик, “Компания “Аспект-ТД“, передает, а новый дольщик, ООО “Бизнесстрой“, принимает право требования и становится кредитором в обязательстве ООО “Жилстройпроект-1“ по осуществлению инвестирования денежных первоначального дольщика на строительство жилого дома, расположенного в г. Екатеринбурге по ул. Чкалова, и после
строительства дома и сдачи его эксплуатацию - передаче в собственность первоначального дольщика двухкомнатной квартиры на шестом этаже, секции 1В, общей площадью 89,4 кв. м.

Истец оспаривает действительность указанного договора в связи с несоответствием его требованиям закона.

Согласно ст. 382 ГК РФ, право (требование), принадлежащее кредитору основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования).

Возражая против иска, ответчик ссылается на исполнение обязательства по договору в полном объеме, в связи с чем ООО “Компания Аспект-ТД“ вправе уступить права по договору долевого участия в строительстве.

Вместе с тем, в соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ предметом уступки может являться право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, т.е. существующее, действительное право. Кроме того, в силу ст. 383 ГК РФ не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора.

В данном случае право требовать передачи квартиры, которое передано по оспариваемому договору цессии, возникает у дольщика в случае выполнения в полном объеме прав по договору долевого участия.

Из материалов дела следует, что бесспорные доказательства полной оплаты долевого участия отсутствуют. Так, исходя из представленных документов взаимоотношения сторон по исполнению договоров оформлялись актами сверок расчетов. В частности, между сторонами заключены аналогичные договоры долевого участия в строительстве. Исполнения сторонами обязательств по иным договорам подтверждается подписанными актами сверок, в том числе по договору N 001 от 26.02.2001 - от 06.06.2001, по договору N 002 от 26.02.2001 - от 15.08.2001, N 015 от 26.02.2001 - от 01.11.2001, N 025 от 03.09.2001 - от 15.05.2002.

В то же время в материалах дела отсутствует акт сверки, подписанный сторонами, подтверждающий факт исполнения
обязательства по постановке продукции по договору N 026/2001-“В“ от 03.09.2001 в полном объеме. Так, суду представлены только акты сверки расчетов на 01.11.2001 и на 15.05.2002, подписанные ООО “Жилстройпроект-1“ и ООО “Торговый дом “Урал НТМ“, имеющие ссылку на договор N 026/2001-“В“ от 03.09.2001, об исполнении обязательств ответчиком на сумму 102723 руб. 79 коп. и на сумму 492 руб. 59 коп., соответственно. Акт сверки расчетов по состоянию 19.12.2002, представленный ответчиком, со стороны истца не подписан.

Также стороны в судебном заседании пояснили, что справки о полной оплате вклада в долевое строительство ответчику не выдавалось.

Согласно приложению N 1 к договору от 03.09.2001 N 026/2001-“В“, определена поставка плит перекрытия, ФБС и сетки кладочной, при этом установлено, что поставки осуществляются в том количестве и номенклатуре, которая утверждена сторонами в спецификации к договору.

Сторонами согласована спецификация от 17.09.2001 к договору (л. д. 38, т. 1), содержащая ассортимент плит перекрытий и их количество.

Также в материалы дела представлена дополнительная спецификация к договору долевого участия N 026/2001-“В“, которой предусмотрена поставка фундаментных блоков, в том числе: ФБС 12-4-6 в количестве 47 шт. ФБС 24-3-6 (13 шт.), ФБС 24-4-6 (28 шт.), ФБС 9-3-6 (30 шт.), ФБС 9-4-6 (48 шт.).

Поскольку между сторонами возникли разногласия по вопросу методики определения объема поставляемых ПК и ФБС: по геометрическому размеру или объему плит в плотном состоянии, то определением от 16.11.2004 была назначена экспертиза, на разрешение которой были поставлены вопросы о том, каким образом должен определяться объем подлежащих поставке плит перекрытий и ФБС: по геометрическому размеру или в плотном состоянии; каков объем (в кубических метрах) 1 шт. плиты перекрытия либо
какое количество плит составляет 1 куб. м в зависимости от марки, указанной в спецификации; какой объем железобетонных изделий (в шт. и куб. м) поставлено по каждой накладной.

В соответствии с заключением эксперта объем подлежащих поставке плит перекрытий и блоков ФБС должен определяться по внешним геометрическим размерам. Экспертизой также установлен объем поставленных железобетонных плит.

В судебном заседании эксперты пояснили, что при определении стоимости железобетонных изделий исходили из условий договора и смет, представленных для проведения экспертизы.

В то же время из накладных, представленных ответчиком в подтверждение факта поставки продукции (N 48 от 19.12.2002, N 43 от 18.12.2002), следует, что часть поставленных фундаментных блоков не соответствует согласованной дополнительной спецификации. Спецификация, свидетельствующая о согласовании сторонами поставки ФБС с такими характеристиками (ФБС 24-6-6, ФБС 12-6-6, ФБС 9-6-6, ФБС 24-5-6), суду не представлена, в связи с чем поставка указанных ФБС не может быть квалифицирована как исполнение условий договора долевого участия N 026/2001-“В“.

Таким образом, действительность уступленного права требования, его бесспорный характер материалами дела не подтверждены.

Также следует отметить, что в силу п. 2 ст. 388 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Между тем, по договору простого товарищества, элементы которого содержит договор N 026/2001-“В“, личность его участника имеет существенное значение и уступка требования по нему возможна только в случае, если согласие на уступку предусмотрено договором или последующим соглашением его участников.

Условиями договора (п. 6.2, 6.3) установлено, что передача доли до полного исполнения дольщиком своих обязательств по настоящему договору может быть осуществлена только путем составления обществом, выбывающих дольщиком и
вступающим дольщиком письменного соглашения. После полного исполнения дольщиком своих обязательств по договору он имеет право передать свою долю без получения согласия общества, но обязан уведомить общество о намерении продать долю.

Однако доказательства исполнения дольщиком ООО “Торговый дом “Урал-НТМ“ обязательств по внесению вклада в долевое строительство в полном объеме суду не представлены. Таким образом, в силу положений договора при заключении договора уступки от 25.09.2003 необходимо получить согласие ООО “Жилстройпроект-1“, однако такого согласия не был получено.

Как отмечено выше, уступка требования возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением, в котором личность кредитора имеет существенное значение.

Ввиду несоблюдения указанных требований при заключении договора уступки прав требований (цессии) от 29.05.2003 указанный договор является недействительной (ничтожной) сделкой на основании ст. 168, 382, 388 ГК РФ.

С учетом изложенного исковые требования признаны судом обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Расходы по госпошлине по иску, по апелляционной и кассационной жалобам подлежат отнесению на ответчиков на основании ст. 110 АПК РФ.

Также на ответчиков возлагаются расходы по оплате экспертизы, понесенные истцом, в размере 21443 руб.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 110, 167 - 170 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

исковые требования удовлетворить.

Признать недействительным договор уступки от 29.05.2003, заключенный между ООО “Компания Аспект-ТД“ и ООО “Бизнесстрой“.

Взыскать с ООО “Компания Аспект-ТД“ и ООО “Бизнесстрой“ в пользу ООО “Жилстройпроект-1“ расходы по госпошлине по 1500 руб. с каждого расходы на проведение экспертизы по 10721 руб. 50 коп. с каждого.

Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня его принятия в арбитражный суд апелляционной инстанции, а также в срок, не превышающий двух месяцев со
дня вступления его в законную силу, в арбитражный суд кассационной инстанции.

Судья

ЛИПИНА И.В.