Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 10.10.2005, 03.10.2005 по делу N А60-6131/2004-С1 Сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом, арбитражным судом недействительной по заявлению конкурсного управляющего в случаях, если в результате исполнения указанной сделки кредиторам или должнику были или могли быть причинены убытки.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

10 октября 2005 г. Дело N А60-6131/2004-С1изготовлен полный текстрезолютивная часть объявлена“3 октября 2005 г.

Судья Арбитражного суда Свердловской области И.В. Липина при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Ю.В. Кудиновой рассмотрел в судебном заседании дело по иску конкурсного управляющего ЗАО “Специализированное управление N 18“ к ЗАО “Планида“, ЗАО “Специализированное управление N 18“ о признании договора недействительным и применении последствий его недействительности,

при участии в судебном заседании от истца - Корякина А.А., дов. от 16.11.2004.

Истец обратился в Арбитражный суд с иском о признании недействительным договора долевого участия в строительстве жилья N 85 от 31.03.2000.

В судебном заседании истец пояснил, что
указанный договор следует квалифицировать как договор купли-продажи жилых помещений. Как указывает истец, данная сделка является сделкой с заинтересованностью, поскольку генеральный директор ЗАО “СУ-18“ является акционером ЗАО “Планида“ и владеет 30% акций. Однако данная сделка не была одобрена Советом директоров в установленном законом порядке (ст. 81 ФЗ “Об акционерных обществах“).

В результате заключения данного договора истцу были причинены убытки в виде неполучения прибыли в сумме 1108475 руб. на основании п. 2 ст. 103 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“, поскольку стоимость квартир, определенная в договоре, ниже средних рыночных цен на аналогичные квартиры.

Истец также просит применить последствия недействительности сделки и возвратить ЗАО “СУ-18“ квартиру N 112, а с ЗАО “СУ-18“ - взыскать в пользу ЗАО “Планида“ стоимость квартиры в сумме 372552 руб. (92,6 кв. м x 4020 руб.).

Ответчик - ЗАО “Планида“ - исковые требования не признал, указав в отзыве, что оспариваемый договор был заключен в порядке осуществления обычной хозяйственной деятельности. Оплата по договору производилась также путем предоставления в аренду транспортных средств. Дом строился на средства ЗАО “Планида“, всего по договору было оплачено 3010859 руб. 40 коп. Сделка получила предварительное одобрение, что подтверждается протоколом заседания Совета директоров от 30.03.2000.

В судебном заседании 24.08.2005 ответчик - ЗАО “Планида“ - заявил о применении срока исковой давности, указав, что спорный договор был заключен 31.03.2000, а конкурсный управляющий обратился в суд спустя 4 года с момента заключения данного договора. В соответствии с п. 42 Постановления Пленума ВАС РФ N 29 от 15.12.2004 иск о признании сделок недействительными по основаниям, указанным в п. 2 и 3 ст. 103 Закона о банкротстве, может
быть предъявлен внешним управляющим или кредитором в течение годичного срока исковой давности.

В данное судебное заседание ответчик не явился, о месте и времени рассмотрения дела извещен надлежащим образом, что подтверждается уведомлением N 51063 от 10.09.2005.

От ответчика поступила телефонограмма с ходатайством о переносе срока слушания дела в связи с болезнью представителя. Ходатайство судом рассмотрено и отклонено, поскольку какие-либо документы, подтверждающие данное обстоятельство, суду не представлены.

На основании ст. 156 АПК РФ дело рассматривается в отсутствие представителей ответчика по имеющимся в деле документам.

Рассмотрев материалы дела, выслушав представителя истца, суд установил:

31.03.2000 между ЗАО “Специализированное управление N 18“ (застройщик) и ЗАО “Планида“ (дольщик) заключен договор N 85 долевого участия в строительстве жилья, в соответствии с которым стороны пришли к соглашению о совместном долевом строительстве первой очереди жилого дома по ул. Таганской, 17 в г. Екатеринбурге.

В соответствии с условиями договора дольщик участвует в строительстве квартир общей площадью 748,97 кв. м путем оплаты общей стоимости строительства квартир (п. 1.2, 1.3). Строительство осуществляется силами застройщика и подрядных организаций (п. 1.4 договора).

Условиями договора предусмотрено, что стоимость строительства одного квадратного метра общей площади составляет 4020 руб., является фиксированной и изменению не подлежит.

Исходя из специфики предмета договора, суд квалифицирует его как договор объединения инвестиционных усилий для создания объекта, поскольку в соответствии с его условиями одна сторона обязуется перечислить денежные средства для оплаты строительства, а вторая сторона обязана по окончании строительства первой очереди передать другой стороне жилые помещения (в данном случае - квартиры общей площадью 748,97 кв. м). Возможность заключения таких договоров предусмотрена ст. 421 ГК РФ.

Квалификация истцом указанного договора как договора купли-продажи,
направленного на реализацию квартир, является ошибочной, поскольку целью договора являлась не реализация уже построенных квартир, а строительство дома за счет средств, внесенных дольщиком. То обстоятельство, что частичная оплата долевого участия произведена после утверждения актом Государственной приемочной комиссии, не изменяет цели договора и не влияет на его квалификацию.

По мнению истца, данный договор является сделкой с заинтересованностью, так как со стороны ЗАО “СУ-18“ договор подписан генеральным директором В.Ф. Эберсом, который также является акционером ЗАО “Планида“ и владеет 30% акций.

Пунктом 1 ст. 84 Закона об акционерных обществах установлено, что сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, заключенная с нарушением требований к ней, предусмотренных Законом, может быть признана недействительной по иску общества или акционера.

Как следует из представленных документов, Эберс В.Ф. являлся генеральным директором ЗАО “Специализированное управление N 18“. Одновременно он являлся учредителем и акционером ЗАО “Планида“. В соответствии с п. 4.1 Устава ЗАО “Планида“ всего было выпущено 6325 акций. Эберс В.Ф. как акционер общества владеет 1898 акциями, т.е. более 20% акций данного акционерного общества.

Статьей 81 ФЗ “Об акционерных обществах“ установлено, что сделки, в совершении которых имеется заинтересованность члена совета директоров общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа общества или акционера общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций, а также лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания, должны совершаться в соответствии с главой XI Закона.

При этом указанные лица признаются заинтересованными в совершении акционерным обществом сделки, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные
лица, в частности, владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке.

Таким образом, В.Ф. Эберса следует признать заинтересованным в совершении обществом сделки лицом по смыслу ст. 81 ФЗ “Об акционерных обществах.

Пунктом 1 статьи 83 Закона “Об акционерных обществах“ установлено что сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, должна быть одобрена до ее совершения советом директоров (наблюдательным советом) общества или общим собранием акционеров.

Однако доказательств одобрения совершения данной сделки со стороны общего собрания акционеров ЗАО “Специализированное управление N 18“ или Совета директоров не было.

Ответчик ссылается на протокол заседания Совета директоров ЗАО “Специализированное управление N 18“ от 30.03.2000. Ответчик - ЗАО “СУ-18“ - оспаривает наличие данного протокола.

Судом не может принять данный протокол в качестве надлежащего доказательства, поскольку протокол представлен в виде ксерокопии, подлинной является только печать. Подлинник данного протокола отсутствует.

Таким образом, оспариваемый договор подпадает под признаки сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

В силу статьи 129 Закона о банкротстве, устанавливающей полномочия конкурсного управляющего, последнему предоставлено право предъявлять иски о признании недействительными сделок, совершенных должником, в том числе по основаниям, предусмотренным статьей 103 Закона о банкротстве.

По смыслу пункта 2 статьи 103 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом, арбитражным судом недействительной по заявлению конкурсного управляющего в случаях, если в результате исполнения указанной сделки кредиторам или должнику были или могли быть причинены убытки.

Таким образом, условием признания недействительной сделки с заинтересованностью является причинение в результате исполнения сделки убытков должнику или кредиторам либо возможность такого причинения.

В соответствии со статьей 65
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требовании и возражений.

Истец ссылается на отчет N 39/2003 об определении рыночной стоимости квартир, указывая, что окончательная величина рыночной стоимости квадратного метра жилой площади двух- и трехкомнатных квартир, являющихся объектом долевого участия в строительстве жилого дома N 17 по ул. Таганской в г. Екатеринбурге, составляет 5500 руб., в то время как в соответствии с договором стоимость 1 квадратного метра определена в сумме 4020 руб.

Однако согласно ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора, а одним из проявлений принципа свободы договора является свобода определения его условий, т.е. предоставление сторонам возможности самостоятельно устанавливать условия договора. В силу ст. 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

Исходя из данных положений Гражданского кодекса РФ, можно сделать вывод о том, что стороны при определении стоимости долевого участия не связаны рыночной стоимостью аналогичных квартир.

Кроме того, необходимо отметить, что из содержания отчета о рыночной стоимости квартир следует, что целью оценки является определение рыночной стоимости жилой площади, по которой объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, т.е. фактически стоимости построенных квартир. В то же время спорный договор квалифицирован судом как договор долевого участия в строительстве, соответственно, при проведении оценки необходимо исходить из определения одного квадратного метра строящегося объекта. С учетом изложенного отчет N 39/2003 об определении рыночной стоимости квартир не может быть принят в качестве доказательства наличия у истца убытков в виде неполученной прибыли от реализации квартир
по рыночной стоимости.

Кроме того, истцом заявлено требование о применении последствий недействительности сделки в виде возврата ЗАО “СУ-18“ квартиры N 112 и взыскания с ЗАО “СУ-18“ в пользу ЗАО “Планида“ стоимости квартиры в сумме 372552 руб. (92,6 кв. м x 4020 руб.).

Поскольку суд не признал оспариваемую сделку недействительной, требование о применении последствий недействительности сделки удовлетворению также не подлежит.

Ссылка ответчика - ЗАО “Планида“ - на истечение срока исковой давности по заявленному требованию, который должен исчисляться с 31.03.2000 - с даты заключения оспариваемого договора, а конкурсный управляющий обратился в суд спустя 4 года с момента заключения данного договора, признана судом несостоятельной.

Исходя из смысла ст. 84 ФЗ “Об акционерных обществах“ и п. 3 ст. 103 ФЗ “о несостоятельности (банкротстве)“ сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, являются оспоримыми.

Согласно разъяснениям Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, данным в п. 42 Постановления от 15.12.2004 N 29 “О некоторых вопросах применения ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“, иск о признании сделок недействительными по основаниям, указанным в пунктах 2 и 3 ст. 103 Закона о банкротстве, может быть предъявлен внешним управляющим или кредитором должника в течение годичного срока исковой давности (п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации). Если в соответствии с абзацем вторым пункта 7 статьи 103 Закона требование о признании оспоримой сделки недействительной предъявляется внешним управляющим, срок исковой давности исчисляется со дня, когда о совершенной сделке узнал или должен был узнать первоначально утвержденный внешний управляющий, а не должник.

Аналогичные правила подлежат применению при оспаривании сделок конкурсным управляющим.

Поскольку настоящий иск заявлен конкурсным управляющим по основаниям, установленным специальным законодательством (Законом о банкротстве),
поэтому начало течения срока исковой давности по данному требованию определяется моментом назначения на должность первоначального конкурсного управляющего, т.е. с 11.03.2003. Истец обратился в арбитражный суд 26.02.2004, т.е. в пределах срока исковой давности.

Расходы по госпошлине подлежат отнесению на истца на основании ст. 110 АПК РФ. Поскольку при принятии искового заявления к производству истцу была предоставлена отсрочка уплаты госпошлины, сумма подлежащей уплате госпошлины взыскивается непосредственно в доход федерального бюджета.

Кроме того, в силу п. 3 ст. 289 АПК РФ суд распределяет между лицами, участвующими в деле, расходы по кассационной жалобе. Учитывая, что ответчик - ЗАО “Планида“ - при подаче кассационной жалобы уплатил 1000 руб., указанная сумма возмещается ответчику за счет ЗАО “СУ N 18“.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 110, 167 - 170 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

в иске отказать.

Взыскать с ЗАО “Специализированное управление N 18“ в доход федерального бюджета госпошлину 2000 руб.

Взыскать с ЗАО “Специализированное управление N 18“ в пользу ЗАО “Планида“ расходы по кассационной жалобе 1000 руб.

Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня его принятия в арбитражный суд апелляционной инстанции, а также в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления его в законную силу, в арбитражный суд кассационной инстанции.

Судья

ЛИПИНА И.В.