Решения и определения судов

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 03.04.2006, 04.04.2006 по делу N А40-5860/06-35-59 Суд удовлетворил заявление о признании недействительным ненормативного акта налогового органа о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, т.к. налоговым органом не представлено доказательств недобросовестности налогоплательщика.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

3 апреля 2006 г. Дело N А40-5860/06-35-594 апреля 2006 г. “

(извлечение)

Резолютивная часть решения объявлена 03 апреля 2006 г.

Арбитражный суд г. Москвы в составе: судьи П., при ведении протокола судебного заседания судьей, рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению ООО Девелоперская компания “Русские Инвестиции“ к ИФНС России N 10 по г. Москве, третьи лица: ООО “Фирма Гранд“, ООО “КВ Инжиниринг“, о признании недействительными решений и признании незаконными действий, при участии от заявителя: П. по дов. от 27.12.2005; от заинтересованного лица: Ф. по дов. от 28.09.2005, служеб. удостов. УР N 005272; от третьего лица: ООО “Фирма Гранд“
(Г. по доверенности от 24.03.2006),

УСТАНОВИЛ:

ООО Девелоперская компания “Русские Инвестиции“ обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением, с учетом отказа от части требований, о признании недействительным решения о привлечении заявителя к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения N 2208 от 26.07.2005 в части обязывания заявителя осуществить уплату налога на прибыль за первое полугодие 2004 г. в сумме 4680010,8 руб. (федеральный и городской бюджеты), а также начисленной пени в сумме 667213,54 руб., о признании недействительным решения ИФНС N 10 N 11/194 от 06.09.2005 о взыскании налога и налоговых санкций, в части взыскания с заявителя налога на прибыль за первое полугодие 2004 г. в сумме 4680010,8 руб. (федеральный и городской бюджеты), а также начисленной пени в сумме 667213,54 руб.

В судебном заседании объявлялся перерыв сроком с 27.03.2006 до 03.04.2006.

В обоснование своих требований заявитель приводит следующие доводы: агент свои обязательства выполнил надлежащим образом и в полном объеме; оспариваемое заявителем решение в части исчисления налога на прибыль (п. п. 1 - 5 решения N 1) не содержит доказательств совершения заявителем налогового правонарушения, а основано на субъективной оценке ИФНС юридической квалификации агентского договора; расходы, произведенные заявителем при выплате вознаграждения агенту, документально подтверждаются; факт реального оказания услуг подтверждается актом сдачи-приемки работ; затраты на выплату агентского вознаграждения экономически оправданы; ИФНС при вынесении решения о взыскании налога и налоговой санкции, а также при предъявлении к счету заявителя инкассовых поручений грубо нарушила п. 1 ст. 45 НК РФ.

Инспекция требований заявителя не признала, в отзыве на заявление обосновала свою позицию следующими доводами: налоговым органом сделан обоснованный вывод о недобросовестности ООО “ДКРИ“
и уклонении данной организации от уплаты налогов путем заключения сделки с ООО “Фирма Гранд“, направленной исключительно на завышение расходной части без наличия факта реального оказания услуг; при заключении указанной сделки отсутствовала разумная экономическая цель и, напротив, участие агента привело к необоснованному занижению прибыли, полученной от купли-продажи доли в уставном капитале ООО “Петербург Сити“, что свидетельствует лишь о стремлении налогоплательщика занизить налогооблагаемую базу по налогу на прибыль; посредник (ООО “Фирма Гранд“) фактически никакую посредническую деятельность не осуществлял, поскольку является недействующим юридическим лицом, существующим лишь на бумаге. Данная организация не исчисляет и не уплачивает налоги, не представляет соответствующую отчетность, не имеет адреса фактического места нахождения. Все полученные денежные средства перечисляет на покупку векселей, при этом оборот по счету за период с 01.10.03 по 30.06.04 составил 1600559252,51 руб., входящее и исходящее сальдо по счету равны нулю; покупатель доли (ООО “КВ-Инжиниринг“), якобы найденный посредником, никогда не слышал о существовании данной организации. Все переговоры велись напрямую с представителями ООО “ДКРИ“. Никто из опрошенных лиц с представителями ООО “Фирма Гранд“ не встречался и не смог сообщить адреса и телефоны организации или ее представителей. Кроме того, из представленных налоговому органу и в материалы дела документов следует, что предусмотренный ст. 1008 ГК РФ отчет агента, подтверждающий выполнение агентом своих обязательств по договору и понесенных расходов, не составлялся; довод заявителя о нарушении налоговым органом п. 1 ст. 45 НК РФ при вынесении решения о взыскании налога также является необоснованным, поскольку основан на якобы имевшем место факте изменения юридической квалификации сделки. Между тем юридическая квалификация сделки налоговым органом не изменялась,
так как по сути в решении идет речь о совершении мнимой сделки, то есть сделки, совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. В силу ст. ст. 166, 170 ГК РФ такая сделка признается ничтожной, независимо от признания ее таковой судом.

Представитель ООО “КВ Инжиниринг“, извещенного надлежащим образом, на судебное заседание не явился, суд рассматривает дело в силу п. 3 ст. 156 АПК РФ в отсутствие представителя третьего лица.

Судом были допрошены гр-н К.В., гр-не И. и К.О.

Изучив материалы дела, суд считает требования заявителя обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 26.07.2005 ИФНС вынесла решение N 2208 о привлечении заявителя к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, которым, в том числе, предложила заявителю уплатить неуплаченный налог на прибыль в сумме 4680010,8 руб. (федеральный и городской бюджеты), а также начисленную пеню в сумме 667213,54 руб.

06.09.2005 ИФНС вынесла решение N 11/194 о взыскании налога и налоговых санкций и направила в ЗАО АКБ “ИМИДЖ“, обслуживающее заявителя, инкассовые поручения на списание и направление в бюджет сумм налога и налоговых санкций.

Основанием для доначисления налога на прибыль в оспариваемой сумме и начисления пени послужило признание Инспекцией агентского договора N СП-03 от 06.11.2003, заключенного заявителем с ООО “Фирма Гранд“, мнимым, а самого заявителя недобросовестным.

Заявитель являлся владельцем доли в размере 50% уставного капитала ООО “Петербург Сити“, которое в свою очередь является участником инвестиционного контракта от 08.12.2003, заключенного между ФГУП “РНЦ “Прикладная химия“, УФСБ РФ по г. Санкт-Петербургу и ООО “Петербург Сити“. По условиям инвестиционного контракта ООО “Петербург Сити“ является инвестором строительства многофункционального комплекса
жилого и нежилого назначения и имеет гарантии оформления в собственность (после надлежащего исполнения вышеуказанного инвестиционного контракта) 70% от общей площади всех объектов недвижимости, создаваемых на участке площадью 44430 кв. м.

Согласно представленному договору купли-продажи доли в уставном капитале от 5 сентября 2003 года Компаний “GROVE EXPRESS Ltd“ (остров Мэн) передана ООО “Девелоперская Компания Русские Инвестиции“ доля (50%) в уставном капитале ООО “Петербург Сити“ номинальной стоимостью 5000 рублей.

На основании договора купли-продажи доли N 1 от 16 февраля 2004 года ООО “Девелоперская Компания Русские Инвестиции“, именуемое в дальнейшем “продавец“, передало (уступило) в распоряжение покупателя - ООО “КВ-Инжиниринг“ долю в уставном капитале ООО “Петербург Сити“, величина которой составила 37,5% от общей величины его уставного капитала.

ООО “КВ-Инжиниринг“ во исполнение указанного договора перечислило на счет ООО “ДКРИ“ денежные средства в размере 21375045 руб. по п/п N 76 от 26.02.2004 на сумму 18523245 руб. и п/п N 55 от 16.02.2004 на сумму 2851800 руб.

При этом из поступивших средств сумма в размере 19500045 руб. (п/п N 9 от 9.03.2004 на сумму 976800 руб. и п/п N 13 от 12.03.2004 на сумму 18523245 руб.) была перечислена ООО “Девелоперская Компания Русские Инвестиции“ в качестве комиссионного вознаграждения ООО “Фирма Гранд“ на основании агентского договора N СП-03 от 06.11.2003.

Согласно указанному договору ООО “Фирма Гранд“ (агент) обязуется найти покупателя доли, принадлежащей принципалу, в уставном капитале ООО “Петербург Сити“, величина которой составила 37,5% от общей величины его уставного капитала. Согласно п. 3 договора принципал устанавливает цену продажи одного процента доли в уставном капитале не ниже 500-кратного размера балансовой стоимости, составляющей 100 рублей за 1%,
и выплачивает агенту вознаграждение в размере разницы между 500-кратным размером балансовой стоимости (100 рублей за 1%) и суммой по договору купли-продажи доли, заключенному при посредничестве агента, непосредственно принципалом.

В обязанности агента в соответствии с п. 2.2 вышеуказанного договора входило: 1) обеспечение проведения переговоров с покупателем своими силами и за свой счет; 2) обеспечение принципала подписанным покупателем договором купли-продажи доли. Между принципалом и агентом 03.03.04 в г. Москве подписан акт сдачи-приемки работ.

Довод Инспекции об отсутствии экономической целесообразности заключенного заявителем агентского договора с ООО “Фирма Гранд“ опровергается фактическими обстоятельствами дела.

Пятидесятипроцентная доля в уставном капитале ООО “Петербург Сити“ приобретена заявителем за 5000 рублей. Доля в размере 37,5% реализована заявителем за 21375045 рублей, при этом сумма агентского вознаграждения, уплаченного ООО “Фирма Гранд“, составила 19500045 рублей. Таким образом, прибыль от данной сделки составила 1871250 рублей (21375045 рублей (цена реализуемой доли) - 19500045 рублей (сумма агентского вознаграждения) - 3750 рублей (себестоимость доли)), что превышает сумму затрат на приобретение доли в 499 раз.

При этом Инспекцией не учтено, что в соответствии с п. 3 договора купли-продажи доли N 1 от 16.02.2004 между заявителем и ООО “КВ-Инжиниринг“ продаваемая доля переходит в собственность ООО “КВ-Инжиниринг“ при условии заключения между ООО “Петербург Сити“ и ООО “КВ-Инжиниринг“ договора займа, в соответствии с которым последний обязан предоставить ООО “Петербург Сити“ заем в размере 25000000 долларов США на цели реализации инвестиционного контракта и оплаты первого транша из упомянутого займа (договор займа N 1/ПС-04 был заключен 25.02.2004, первый транш по нему в размере 28497300 рублей был перечислен 26.02.2004).

Таким образом, в результате посреднической деятельности агента:

- заявитель (как
владелец доли в уставном капитале ООО “Петербург Сити“) обеспечил привлечение денежных средств, необходимых для реализации инвестиционного проекта, т.е. для извлечения прибыли, при этом заявитель остался собственником 12,5% уставного капитала ООО “Петербург Сити“;

- заявителем получена прибыль от сделки купли-продажи доли, превышающая первоначальные затраты на приобретение доли в 499 раз.

О том, что ООО “Фирма Гранд“ действительно осуществляло деятельность по поиску покупателя доли, одновременно являющегося инвестором строительства, свидетельствует письмо ООО “КВ-Инжиниринг“, исх. N 23 от 24.01.2006.

В данном письме ООО “КВ-Инжиниринг“ подтверждает, что в январе 2004 г. в ООО “КВ-Инжиниринг“ обратился представитель ООО “Фирма Гранд“ с предложением приобрести вышеназванную долю. В ответ на сделанное предложение ООО “КВ-Инжиниринг“ ответил предварительным согласием и предложил ООО “Фирма Гранд“ организовать встречу с руководством заявителя.

Также об участии ООО “Фирма Гранд“ как агента в проведении переговоров свидетельствуют показания свидетеля И. Так, в судебном заседании И. подтвердил, что ООО “Фирма Гранд“ выступило посредником при продаже доли.

Обоснование налоговым органом выводов о недобросовестности заявителя недобросовестностью ООО “Фирма Гранд“ противоречит законодательству РФ. Нормами закона не поставлено право на уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль на документально подтвержденные расходы в зависимость от факта уплаты в бюджет сумм налогов контрагентами заявителя и не связывает данное право налогоплательщика с исполнением его контрагентами по договорам своих налоговых обязательств.

Согласно официальной позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 12.10.1998 N 24-П, Определениях от 04.12.2000 N 243-О и от 16.10.2003 N 329-О, истолкование ст. 57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций,
участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие “добросовестные налогоплательщики“ как возлагающие на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством. НК РФ не предусматривает постоянного контроля налогоплательщиков за действиями своих поставщиков по исполнению ими обязанностей по предоставлению налоговой отечности в налоговые органы и уплате в бюджет сумм налогов, а поэтому налогоплательщик не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

В свою очередь, применение гарантий прав налогоплательщика не может быть поставлено в зависимость от выполнения им обязанностей, не предусмотренных законодательством. Налогоплательщик отвечает только за свои частные и публично-правовые действия (бездействие) и не отвечает за действия (бездействие) своего контрагента по договору.

Напротив, на налоговые органы возложена обязанность по контролю за уплатой налогов и своевременностью предоставления налоговой отчетности, именно они должны выявлять неплательщиков налога и привлекать их к ответственности, предусмотренной действующим законодательством. Добросовестность же налогоплательщика, совершившего оплату услуг по договору, презюмируется.

Только при наличии установленной причинно-следственной связи между действиями заявителя и ООО “Фирма Гранд“ можно говорить о недобросовестности налогоплательщика, предъявляющего расходы по агентскому договору к уменьшению налоговой базы по налогу на прибыль. Наличие такой причинно-следственной связи налоговым органом не доказано.

Согласно пункту 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога.

В случае неуплаты или неполной уплаты налога в установленный срок (с учетом направления требования налогового органа) производится взыскание налога за счет денежных средств, находящихся на счетах налогоплательщика в
банке, в порядке, предусмотренном в статьях 46, 48 Кодекса.

По общему правилу налог с организации взыскивается в бесспорном порядке.

Вместе с тем, если обязанность по уплате налога основана на изменении налоговым органом юридической квалификации сделок, заключенных налогоплательщиком с третьими лицами, взыскание налога с организации не может быть произведено в бесспорном порядке.

В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в Налоговом кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено Кодексом.

Налоговый кодекс не содержит понятия юридической квалификации сделки.

Следовательно, в налоговых правоотношениях данное понятие подлежит использованию исходя из его значения, применяемого в гражданском законодательстве.

Согласно статье 153 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Определение Конституционного Суда Российской Федерации N 282-О имеет дату 16.12.2002, а не 16.12.2000.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.12.2000 N 282-О разъяснено, что правовая квалификация сделок связана с определением вида реальной сделки (купли-продажи, мены) по предмету, существенным условиям и последствиям.

Материалы дела свидетельствуют о том, что Инспекцией в оспариваемом решении сделан вывод о признании ничтожной, как мнимой, сделки заявителя с ООО “Фирма Гранд“.

Установив данные обстоятельства, юридическую квалификацию сделок налоговый орган не давал и его решение, принятое по результатам выездной налоговой проверки о взыскании с Общества налога и пеней, не основано на изменении юридической квалификации сделок.

Таким образом, довод заявителя о незаконном взыскании налога на прибыль и пени в бесспорном
порядке со ссылкой на п. 1 ст. 45 НК РФ судом не принимается.

Тем не менее оспариваемое решение о взыскании налога (пени) за счет денежных средств заявителя является незаконным, так как, как установлено судом, оно вынесено на основании необоснованного решения Инспекции, то есть при отсутствии задолженности.

Кроме того, Инспекция, принимая решение о привлечении к налоговой ответственности по результатам проведенной выездной проверки, не известила о времени и месте рассмотрения акта выездной проверки, что повлекло существенные нарушения прав налогоплательщика.

Так, п. 1 ст. 101 НК РФ установлено, что материалы проверки рассматриваются руководителем (заместителем руководителя) налогового органа. В случае представления налогоплательщиком письменных объяснений или возражений по акту налоговой проверки материалы проверки рассматриваются в присутствии должностных лиц организации-налогоплательщика либо индивидуального предпринимателя или их представителей. О времени и месте рассмотрения материалов проверки налоговый орган извещает налогоплательщика заблаговременно. Если налогоплательщик, несмотря на извещение, не явился, то материалы проверки, включая представленные налогоплательщиком возражения, объяснения, другие документы и материалы, рассматриваются в его отсутствие.

При этом, как следует из положений п. 1 ст. 101 Налогового кодекса РФ, налогоплательщику гарантированы следующие права: присутствовать при рассмотрении материалов выездной проверки, проведенной в отношении его, давать письменные объяснения и возражения.

Данные права налогоплательщика корреспондируются с установленной обязанностью налогового органа заблаговременно извещать налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 101, 252 НК РФ, ст. ст. 65, 69, 110, 167, 168, 169, 170, 171, 176, 177, 197, 200, 201 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

признать недействительным решение о привлечении заявителя к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения N 2208 от 26.07.2005 в части обязывания заявителя осуществить уплату налога на прибыль за первое полугодие 2004 г. в сумме 4680010,8 руб. (федеральный и городской бюджеты), а также начисленной пени в сумме 667213,54 руб., как не соответствующее ст. ст. 101, 252 НК РФ.

Признать недействительным решение ИФНС N 10 N 11/194 от 06.09.2005 о взыскании налога и налоговых санкций в части взыскания с заявителя налога на прибыль за первое полугодие 2004 г. в сумме 4680010,8 руб. (федеральный и городской бюджеты), а также начисленной пени в сумме 667213,54 руб., как не соответствующее ст. 46 НК РФ.

Возвратить ООО “Девелоперская компания “Русские Инвестиции“ государственную пошлину из федерального бюджета в размере 4000 рублей.

Решение может быть обжаловано лицами, участвующими в деле, в Девятый арбитражный апелляционный суд в течение месяца с момента изготовления в полном машинописном виде.