Решения и постановления судов

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 03.07.2006 N Ф08-2865/2006 по делу N А32-8633/2005-1/95-Б-413-УТ По нормам Налогового кодекса Российской Федерации в целях надлежащего исполнения обязанности по уплате налога налогоплательщик обязан самостоятельно, от своего имени и за счет своих собственных средств уплатить соответствующую сумму налога в бюджет.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда кассационной инстанции

от 3 июля 2006 года Дело N Ф08-2865/2006“

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа при участии в судебном заседании индивидуального предпринимателя Легал С.Я., представителей от должника - общества с ограниченной ответственностью “Кубанский морской терминал“, в отсутствие закрытого акционерного общества “Портал“, Инспекции Федеральной налоговой службы по Темрюкскому району, надлежаще извещенных о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Легал С.Я. на определение от 24.08.2005 и постановление апелляционной инстанции от 27.03.2006 Арбитражного суда Краснодарского края по делу N А32-8633/2005-1/95-Б-413-УТ, установил следующее.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО “Кубанский Морской Терминал“ (далее должник), в отношении которого
введена процедура конкурсного производства, ЗАО “Портал“ обратилось в суд с заявлением о признании обоснованными и включении в реестр требований кредиторов должника требований в сумме 7571276 рублей.

Определением от 24.08.2005, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 27.03.2006, суд признал обоснованными требования в заявленном размере и обязал временного управляющего должника включить в реестр требований кредиторов требования ЗАО “Портал“ в сумме 7571276 рублей в третью очередь. Судебные инстанции сделали вывод, что задолженность должника перед ЗАО “Портал“ по договорам займа от 19.11.2003 и 29.10.2003 и уступки права требования от 30.09.2003 документально подтверждена. Основания для признания названных договоров недействительными отсутствуют.

В кассационной жалобе индивидуальный предприниматель Легал С.Я. (далее - предприниматель) просит отменить судебные акты и направить дело на новое рассмотрение. По мнению заявителя, договоры займа и уступки права требования являются ничтожными и не влекут правовых последствий. Договоры займа совершены с целью прикрыть другую сделку. При отчуждении объекта недвижимости должника кредитору по договору от 25.05.2004 N 1/1-КП оплата имущества произведена путем взаимозачета суммы задолженности должника по договору займа от 19.11.2003 N 41, тем самым активы должника переданы под несуществующие обязательства по договору займа. Предоставленные в материалы дела договоры займа фактически являются кредитными договорами, поскольку безналичные средства не могут быть предметом договора займа. Располагая сведениями о прекращении производственной
деятельности должника в 2002 году и, следовательно, невозможности возврата займа, стороны тем не менее указали на обеспечение займа имуществом должника. Дополнительное соглашение N 2, отменившее дополнительное соглашение N 1 к договору займа от 19.11.2003, не может служить допустимым доказательством, на момент принятия судом определения от 24.08.2005 об установлении требований кредитора оно отсутствовало в материалах дела. Требования, основанные на договоре займа N 41, являются текущими. Договоры подписаны неуполномоченным лицом, так как отсутствует решение собрания участников общества об участии должника в крупных сделках. Фактически должник не получал заемные средства, так как это не отражено в его бухгалтерских балансах. Договор цессии не содержит основного признака задолженности, право требования которой передало ЗАО “Портал“. ЗАО “Ново-Бора“ (первоначальный кредитор) не являлось участником налоговых правоотношений, и оснований для оплаты задолженности за должника у него не имелось.

В отзыве на кассационную жалобу должник указывает на законность и обоснованность обжалуемых судебных актов. В судебном заседании предприниматель и представитель должника повторили доводы, изложенные в жалобе и в отзыве на нее. Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и выслушав представителей сторон, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационную жалобу следует частично удовлетворить ввиду следующего. Как видно из материалов дела, определением арбитражного суда от 11.05.2005 в отношении должника введена процедура наблюдения. ЗАО
“Портал“ обратилось в арбитражный суд с заявлением об установлении требований в размере 7571276 рублей, основанных на договорах займа и уступки права требования. По условиям договоров займа от 19.10.2003 и 19.11.2003 N 41 ЗАО “Портал“ (займодавец) предоставляет должнику (заемщику) беспроцентный заем на общую сумму соответственно 160 тыс. рублей и 5000500 рублей на условиях срочности, возвратности и обеспеченности, а заемщик обязуется полностью погасить заимодавцу предоставленный заем в согласованные сторонами сроки (л.д. 11, 66).

В силу пункта 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Суд апелляционной инстанции правомерно квалифицировал спорные договоры как договоры займа. Кредитный договор является разновидностью договора займа. Стороны кредитного договора четко определены в законе: банк или иная кредитная организация (кредитор), имеющая лицензию Центробанка России на все или отдельные банковские операции, и заемщик, получающий денежные средства для предпринимательских или потребительских целей. Договор займа, в отличие от кредитного договора, считается заключенным в силу части 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации с момента передачи денег или других вещей, являющихся предметом займа. Во
исполнение условий договоров займа заявитель по просьбе должника произвел перечисление денежных средств на счета третьих лиц по указанным должником реквизитам в общей сумме 4033681 рубля. Факт перечисления денежных средств подтвержден платежными поручениями и актом сверки расчетов.

Довод заявителя о том, что денежные средства по обязательствам должника направлялись третьим лицам с нарушением правил бухгалтерского учета, надлежит отклонить, поскольку это не может служить основанием для признания договоров займа недействительными (статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Довод заявителя о том, что договоры займа совершены с целью прикрыть сделку купли-продажи активов заемщика, является ошибочным. По смыслу статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительной по основанию притворности может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Как видно из материалов, участники сделок получили те правовые последствия, на которые были направлены их действия, и эти действия не противоречат законодательству.

Предметом договора займа являются деньги (пункт 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации). Согласно пункту 2 части 1 статьи 140 Кодекса платежи осуществляются путем наличных и безналичных расчетов. Гражданское законодательство не ограничивает право передавать деньги по договору займа безналичными средствами. Возмездность займа, которая следует из нормы пункта 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации, заключается в обязанности заемщика передать
заимодавцу сумму, равную по величине полученной взаймы. Денежные средства, полученные по договору займа на условиях возврата такой же суммы, не могут рассматриваться как безвозмездно полученные, и пока остается условие о возврате займа, сделка возмездна.

Довод заявителя о недействительности договоров займа по основаниям, предусмотренным статьей 46 Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью“, также несостоятелен. В пункте 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.99 N 90/14 “О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью“ указано, что сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, заключенная от имени общества генеральным директором (директором) или уполномоченным им лицом с нарушением требований, предусмотренных статьей 46 Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью“, является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску общества или его участника. Однако такие доказательства заявитель в материалы дела не предоставил.

Согласно положениям статьи 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ при установлении требований кредиторов арбитражный суд проверяет их обоснованность и наличие оснований для включения указанных требований в реестр требований кредиторов. Учитывая изложенные обстоятельства, судебные инстанции пришли к правильному выводу о том, что требование кредитора, возникшее на основании договоров займа (4033681 рубль), является обоснованным. Основания для отмены или изменения обжалуемых
судебных актов в указанной части отсутствуют.

В части включения в реестр суммы 3537596 рублей по договору уступки права требования вывод суда недостаточно обоснован. 15 августа 2001 г. судебный пристав-исполнитель Темрюкского района Краснодарского края Иваник С.И. вынес постановление о возбуждении в отношении должника исполнительного производства по взысканию 2991469 рублей 93 копеек (л.д. 78). Из представленного в материалы дела письма судебного пристава-исполнителя от 01.07.2002 следует, что в числе подлежащих взысканию с должника в рамках исполнительного производства денежных средств значится недоимка в сумме 1016200 рублей по постановлению налогового органа (л.д. 76). 30 сентября 2003 г. ЗАО “Ново-Бора“ (цедент) и ЗАО “Портал“ (цессионарий) заключили договор N 3 НБ-П, по которому цедент уступил цессионарию право требования на сумму 3537596 рублей, оплаченные цедентом за должника подразделению службы судебных приставов Темрюкского района (л.д. 3).

Согласно статье 383 Гражданского кодекса Российской Федерации переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

По смыслу пунктов 1 и 2 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации в целях надлежащего исполнения обязанности по уплате налога налогоплательщик обязан самостоятельно, от своего имени и за счет своих собственных средств уплатить соответствующую сумму налога в бюджет.

Между тем, удовлетворяя требование заявителя в сумме 3537596
рублей, суды не оценили договор уступки права требования от 30.09.2003 N 3 НБ-П на предмет его соответствия указанным нормам права, не исследовали вопроса о возможности исполнения третьим лицом за налогоплательщика его налоговой обязанности, не выяснили, включен ли уполномоченный орган (Федеральная налоговая служба России) в реестр требований кредиторов должника и с какой суммой.

При новом рассмотрении суду необходимо выяснить изложенные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, рассмотреть требование ЗАО “Портал“, основанное на договоре уступки права требования.

Руководствуясь статьями 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

определение от 24.08.2005 и постановление апелляционной инстанции от 27.03.2006 Арбитражного суда Краснодарского края по делу N А32-8633/2005-1/95-Б-413-УТ отменить в части включения требования ЗАО “Портал“ в размере 3537596 рублей основного долга в реестр требований кредиторов ООО “Кубанский морской терминал“.

В отмененной части дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда. В остальной части определение и постановление оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.