Решения и определения судов

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 04.04.2007, 29.03.2007 по делу N А60-2956/07-С9 Общество использовало противозаконную схему получения налоговых преимуществ (налоговой выгоды), при которой работники организации работодателя переводятся в штат организации инвалидов, с которой заключается гражданско-правовой договор на выполнение работ (оказание услуг) для фактического (бывшего) работодателя. Так как организации (учреждения) инвалидов освобождены от уплаты единого социального налога (пп. 2 пункта 1 статьи 239 НК РФ), реализация таких услуг налогами не облагается.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

4 апреля 2007 г. Дело N А60-2956/07-С9(изготовлен полный текст)29 марта 2007 г.“(объявлена резолютивная часть)

Арбитражный суд Свердловской области в составе судьи С.П. Воронина при ведении протокола судебного заседания помощником судьи И.В. Ивановской рассмотрел 29.03.2007 в открытом судебном заседании дело по заявлению закрытого акционерного общества “Трест Строймеханизация N 2“ к Инспекции ФНС России по Железнодорожному району г. Екатеринбурга о признании недействительным решения,

в судебном заседании приняли участие: от заявителя - Ю.А. Горланов, директор по производству, доверенность от 12.01.2007 N юр-03, Н.Д. Илларионова, адвокат, доверенность от 27.12.2006; от налогового органа - Г.А. Тарасов, главный государственный налоговый инспектор, доверенность от 28.03.2007
N 13, О.С. Коновалова, специалист I разряда юридического отдела, доверенность от 12.03.2007 N 100, Н.Н. Шпилева, специалист I разряда юридического отдела, доверенность от 30.01.2007 N 5, Н.Б. Соломеина, государственный налоговый инспектор, доверенность от 14.08.2006 N 36, Л.А. Трегубова, старший государственный налоговый инспектор, доверенность от 12.03.2007 N 05-11/9.

Объявлен состав суда. Отвода суду не заявлено. Заявлений и ходатайств от лиц, участвующих в деле, не поступило.

Закрытое акционерное общество “Трест Строймеханизация N 2“ (далее - общество, Трест, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции ФНС России по Железнодорожному району г. Екатеринбурга (далее - инспекция, налоговый орган) от 09.01.2007 N 108 о привлечении общества к налоговой ответственности за занижение единого социального налога.

По мнению заявителя, выводы налогового органа о притворности сделок по предоставлению услуг персонала являются необоснованными и оснований для доначисления налога на суммы выплат работникам, не состоявшим с обществом в трудовых отношениях, не имелось в связи с отсутствием налоговой базы. При этом организация ссылается на то, что сделки фактически исполнялись и не были признаны недействительными в судебном порядке, так как в удовлетворении соответствующего требования налоговому органу было отказано, и это решение суда имеет преюдициальное значение для настоящего дела. В силу этого обязанность по уплате налога возникла у филиала “Орджоникидзевский“ СОООИ “Перспектива“ (контрагент по сделкам), на права и обязанности которого может повлиять судебный акт по настоящему делу.

Заявитель указывает и на то, что налоговым органом нарушен порядок вынесения решения, поскольку взыскание недоимки по налогам, связанное с юридической переквалификацией сделки, может быть произведено только в судебном порядке, то есть без вынесения
решения, а подобных требований инспекция не заявляла; инспекция не определила такие необходимые элементы налогового правонарушения, как противоправность действий и вина налогоплательщика.

Налоговый орган полагает, что факты занижения обществом налоговой базы по единому социальному налогу за 2004 и 2005 годы полностью подтверждены полученными при проверке доказательствами. По мнению представителей инспекции, сделки налогоплательщика с СОООИ “Перспектива“ являются ничтожными, направленными на незаконное освобождение от уплаты единого социального налога; переведенные в общественную организацию работники фактически продолжали выполнять трудовые функции в интересах организации, в силу чего выплата им вознаграждения является объектом налогообложения единым социальным налогом.

Рассмотрев материалы дела, заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, суд

УСТАНОВИЛ:

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду подпункт 2 пункта 1 статьи 239 Налогового кодекса Российской Федерации, а не пункт 2.

Инспекцией ФНС России по Железнодорожному району г. Екатеринбурга была проведена выездная налоговая проверка закрытого акционерного общества “Трест Строймеханизация N 2“, в ходе которой налоговым органом сделан вывод о том, что общество уклонялось от уплаты единого социального налога путем заключения договоров со Свердловской областной общественной организацией инвалидов “Перспектива“ (филиал “Орджоникидзевский“) по предоставлению услуг персонала с выплатой заработной платы через указанную организацию, которая в соответствии с п. 2 ст. 239 Кодекса освобождена от уплаты единого социального налога.

По результатам проверки составлен акт от 09.11.2006 и принято решение от 09.01.2007 N 108, которым с общества взысканы единый социальный налог в сумме 47837516 руб. 38 коп., пени в сумме 8444606 руб. 76 коп., а также штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 9567503 руб. 27 коп.

Порядок исчисления и уплаты единого социального налога регулируется
главой 24 Налогового кодекса Российской Федерации, статья 234 которого устанавливает, что единый социальный налог предназначен для мобилизации средств для реализации прав граждан на государственное пенсионное и социальное обеспечение (страхование) и медицинскую помощь.

В соответствии с п. 1 ст. 236 НК РФ объектом налогообложения единым социальным налогом признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг.

Согласно пп. 2 п. 1 ст. 239 НК РФ от уплаты единого социального налога с сумм выплат и иных вознаграждений, не превышающих 100000 руб. в течение налогового периода на каждого отдельного работника, освобождаются общественные организации инвалидов (в том числе созданные как союзы общественных организаций инвалидов), а также организации, уставный капитал которых полностью состоит из вкладов общественных организаций инвалидов.

Как следует из материалов дела, ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ в течение 2004 и 2005 годов заключало договоры на оказание услуг по предоставлению персонала со Свердловской областной общественной организацией инвалидов “Перспектива“ филиал “Орджоникидзевский“ (в том числе договор от 04.01.2004 N 02 и договор от 01.08.2004 N 01), по которым общественная организация (исполнитель) должна была оказывать услуги обществу (заказчик) по временному предоставлению работников, состоящих в трудовых отношениях с исполнителем. В соответствии с условиями этих договоров исполнитель должен был осуществлять подбор специалистов в соответствии с потребностями и по заявкам заказчика-организации, формировать из набранных специалистов персонал, отвечающий требованиям заказчика, и направлять его для осуществления определенного заказчиком перечня работ.

В ходе налоговой проверки в качестве подтверждения выполнения этих договоров акционерное общество представило копии ежемесячных заявок на подбор и предоставление персонала, содержащих
список вакансий по структурным подразделениям общества, а также акты приема-передачи с указанием сумм услуг персонала, которые служили основанием для перечисления денежных средств общественной организации инвалидов.

Как пояснили в судебном заседании представители заявителя, на основании указанных заявок общественная организация осуществляла подбор и трудоустройство необходимых обществу работников, которые при этом вступали в трудовые отношения с общественной организацией, однако направлялись в структурные подразделения акционерного общества, где были созданы рабочие места и где они фактически выполняли свои трудовые функции.

Вместе с тем в ходе проверки налоговым органом установлено, что большинство из предоставленного по таким заявкам персонала составляли работники, ранее состоявшие в трудовых отношениях с ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ и уволенные из него в связи с переводом в общественную организацию инвалидов. При этом специальности работников, характер их деятельности и условия труда не менялись, они по-прежнему работали в тех же структурных подразделениях акционерного общества, откуда были уволены, выполняя ту же работу, что и ранее.

Эти обстоятельства и послужили основанием для вывода о том, что трудовые отношения между работниками и обществом, выступающим впоследствии в качестве заказчика, не прекращались, а расторжение трудовых договоров и устройство их на работу в организацию носит формальный характер, и что все эти действия общества были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды в виде уклонения от уплаты единого социального налога.

Вывод налогового органа является правильным и полностью подтвержден исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, в соответствии с условиями договоров с СОООИ “Перспектива“ данная организация была обязана самостоятельно набирать работников в соответствии с потребностями ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ на основании заявок, выставляемых последним ежемесячно, формировать из набранных работников
персонал, отвечающий требованиям заказчика, и направлять его в распоряжение общества для выполнения управленческих и производственных функций, организовывать при необходимости по поручению заказчика обучение предоставляемого ему персонала, нести за счет собственных средств расходы по содержанию персонала, направлять на основании заявок заказчика работников в служебные командировки, при этом все командировочные расходы должен оплачивать заказчик.

В свою очередь, акционерное общество было обязано направлять ежемесячные письменные заявки на предоставление работников на следующий месяц с указанием списка должностей и профессий, предоставлять информацию о предполагаемой трудовой функции с указанием категорий вредных условий труда, соблюдать и обеспечивать условия труда, нести расходы по обеспечению работников СОООИ “Перспектива“ средствами техники безопасности, спецодеждой, спецжирами, проводить инструктаж по правилам техники безопасности, противопожарной безопасности и санитарии в установленном законодательством порядке, нести ответственность за обеспечение персоналу здоровых и безопасных условий труда, за обеспечение санитарно-гигиенических условий, предотвращающих возникновение профессиональных заболеваний работников и производственный травматизм; нести расходы по ежегодному прохождению персоналом медицинских осмотров (включая флюорографию) и расходы по вакцинации, обеспечивать за свой счет проезд иногородних работников к месту работы и обратно и нести автотранспортные затраты, связанные с выполнением персоналом своих производственных функций.

Вместе с тем фактически какой-либо поиск и подбор кадров, формирование трудового коллектива не осуществлялись, поскольку в штат СОООИ “Перспектива“ были зачислены работники ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“, уволенные по инициативе администрации путем перевода в общественную организацию инвалидов, что подтверждается копиями заявлений о переводе, копиями приказов о переводе, копиями трудовых книжек. При этом каких-либо изменений характера труда и должностных обязанностей этих работников не произошло, они по-прежнему продолжали работать на тех должностях и по тем специальностям, на
которые были приняты ранее, и в тех же структурных подразделениях акционерного общества, куда впоследствии якобы направлялись общественной организацией инвалидов. Остались неизменными даже табельные номера, под которыми работникам начислялась и учитывалась заработная плата.

В соответствии со штатным расписанием ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ во многочисленных структурных подразделениях общества (Завод “Ремстроймаш“, Управление “Ремстройтехника“, УМР N 2, УМР N 3, УМР N 4, УМР N 5, участок 12, финансовый отдел, бухгалтерия, ОГМ, ООТиТБ, ИЦ, ОТКиИ, ОГЭ и т.д.) после перевода значительной части трудового коллектива остались лишь руководители и инженерно-технические работники - управленцы.

Вместе с тем в проверяемый период Трестом с профсоюзным комитетом организации был заключен коллективный договор на 2005 - 2007 годы, утвержденный на конференции трудового коллектива этого акционерного общества 20.04.2005, которым были приняты перечень профессий рабочих, имеющих право на дополнительный отпуск в связи с вредными условиями труда, перечни профессий рабочих, имеющих право на специальное питание и дополнительные санитарно-гигиенические средства вследствие вредности труда, перечень работ с тяжелыми и вредными условиями труда, на которых повышаются часовые тарифные ставки до 12 процентов, положение о надбавках работникам Треста за выслугу лет, положения о поощрении за высокие достижения в труде и за выполнение особо важных производственных заданий, положение о порядке перевода машинистов строительных машин (водителей автомобилей) на другую работу в случае простоя, связанного с планово-предупредительным или аварийным ремонтом техники, а также другие документы, регулирующие отношения между работниками акционерного общества и работодателем.

ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ от своего имени заключало договоры с детскими дошкольными учреждениями на оплату содержания детей сотрудников филиала “Орджоникидзевский“, в кассе Треста командированные работники общественной организации получали
под отчет денежные средства, путевые листы им выписывались также акционерным обществом, общество от своего имени приобретало для рабочих спецодежду и спецпитание.

Несмотря на то, что обучение рабочим профессиям оплачивалось СОООИ “Перспектива“, обучаемые работники брали на себя обязательства отработать не менее трех лет в ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“, т.е. обучение осуществлялось в интересах Треста.

Данные факты свидетельствуют о том, что и в отношении всего остального коллектива, выполняющего трудовые функции в интересах предприятия, акционерное общество выполняло обязанности работодателя по соблюдению законодательства о труде.

Организация производственного процесса, контроль за деятельностью всего трудового коллектива, в том числе и в части работников, переведенных в общественную организацию, по прежнему осуществлялись руководством акционерного общества, которым велись табеля учета рабочего времени и начисление заработной платы, согласовывались приказы о поощрении и наложении дисциплинарных взысканий работникам, утверждались авансовые отчеты командированных работников. При этом приказами, вынесенными от имени СОООИ “Перспектива“, поощрялись или привлекались к ответственности работники ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“, что следует из копий этих документов, представленных в материалы дела.

Сами работники, переведенные в СОООИ “Перспектива“, продолжали считать себя работниками акционерного общества, а не общественной организации инвалидов, поскольку при обращении с различными заявлениями к руководству филиала “Орджоникидзевский“ (на предоставление путевок в санатории, о материальной помощи и т.д.) указывали свой стаж работы в акционерном обществе, который мог предоставить им преимущества перед другими работниками.

Руководство филиала “Орджоникидзевский“ СОООИ “Перспектива“ осуществлял его директор Ю.А. Горланов, который являлся одновременно членом совета директоров ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ и выполнял в акционерном обществе административные функции (и ранее, и в настоящее время директор по производству). Сам филиал “Орджоникидзевский“ СОООИ “Перспектива“
располагался в административном здании ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ по адресу: г. Екатеринбург, проспект Космонавтов, 15, на основании договора аренды помещения под офис, не уплачивая при этом арендных платежей.

В ходе проверки было также установлено, что трудовые книжки работников филиала “Орджоникидзевский“ СОООИ “Перспектива“ находятся в отделе кадров ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“, а также то, что из заработной платы работников общественной организации инвалидов удерживались профсоюзные взносы и перечислялись в адрес профсоюзной организации ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“.

В судебном заседании исследовались заявки, а также акты приема-передачи выполненных работ, которые, по мнению заявителя, подтверждают наличие отношений по предоставлению услуг персонала. При этом установлено, что указанные заявки не содержат согласованных сторонами условий о том, какие работы, в каком количестве и в какие сроки должен выполнить исполнитель, а фактически представляют собой перечни должностей работников, которые уже работают в организации. В актах приема-передачи оказанных услуг, которые являлись основанием для перечисления денежных средств общественной организации, содержатся расчеты сумм услуг персонала по структурным подразделениям общества, однако эти документы не содержат сведений о том, оказывались ли фактически оплачиваемые услуги по предоставлению персонала.

Налоговым органом в материалы дела были представлены копия постановления УНП ГУВД по Свердловской области об отказе в возбуждении уголовного дела от 26.02.2007, копии объяснений должностных лиц ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“, отобранных при проведении проверки Управлением по налоговым преступлениям, и копия протокола осмотра помещения акционерного общества от 15.03.2007. Указанные документы содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, т.е. соответствуют критериям, установленным ст. 71 АПК РФ, в связи с чем на основании ст. 89 АПК РФ
допускаются судом в качестве доказательств по настоящему делу.

Из этих документов следует, что Управлением по налоговым преступлениям ГУВД по Свердловской области на основании информации налогового органа была проведена проверка, в ходе которой сделан вывод о наличии в действиях руководства ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ признаков состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199 УК РФ, что заключается в уклонении от уплаты единого социального налога посредством формального перевода работников в организацию, освобожденную от уплаты налога.

Опрошенный при проверке директор по производству ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ А.С. Абрамов показал, что по предложению СОООИ “Перспектива“ акционерным обществом была применена схема ухода от уплаты единого социального налога, которая заключалась в следующем: увольнении работников в общественную организацию инвалидов, освобожденную от уплаты налогов, и использовании в дальнейшем труда этих же работников на тех же рабочих местах при их подчинении руководству общества.

Из опроса начальника отдела кадров ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ О.М. Рыдлевской следует, что по распоряжению директора общества часть работников была переведена в СОООИ “Перспектива“, для чего были подготовлена типовые заявления о переводе, которые были подписаны работниками; в 2001 году в штате Треста числилось около 800 человек, после перевода осталось около 100 человек; в середине 2006 года работники из общественной организации вновь приняты на работу в Трест.

Главный бухгалтер ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ Т.П. Рыбина также подтвердила, что перевод работников в общественную организацию инвалидов происходил по инициативе руководства Треста, однако она продолжала начислять заработную плату уволенным работникам, на которых велись индивидуальные карточки сумм начисленных выплат; трудовые книжки этих работников хранились в одной комнате отдела кадров акционерного общества.

При осмотре 15.03.2007 помещения административного здания ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“, расположенного по адресу: г. Екатеринбург, пр. Космонавтов, 15, в кабинете главного бухгалтера Треста в рабочем столе были обнаружены и изъяты печать филиала “Орджоникидзевский“ СОООИ “Перспектива“, печати других организаций.

Эти обстоятельства в их совокупности и взаимосвязи с другими перечисленными выше обстоятельствами достоверно свидетельствуют о получении обществом необоснованной налоговой выгоды, под которой в соответствии с положениями Постановления ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды“ понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы.

При этом суд исходит из того, что фактически работники, трудоустроенные в общественной организации инвалидов, выполняли свои трудовые функции в интересах акционерного общества, подчинялись правилам внутреннего трудового распорядка данной организации (ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“) и выполняли указания его руководства, соблюдали трудовую дисциплину на данном предприятии, выполняли установленные обществом нормы труда и требования по охране труда и обеспечению безопасности труда, обеспечивались работой, обусловленную его специальностью и квалификацией, оборудованием, инструментами, технической документацией и иными средствами, необходимыми для исполнения ими трудовых обязанностей, что в соответствии со ст. 21 и 22 Трудового кодекса Российской Федерации характерно для отношений работника и работодателя. Именно с данным предприятием у работников, числящихся в обществе, возникли и продолжались трудовые отношения, что полностью соответствует ст. 16 ТК РФ, согласно которой фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя независимо от того, был ли трудовой договор надлежащим образом оформлен, признается основанием возникновения трудовых отношений.

Таким образом, каких-либо отношений в рамках заключенных договоров на оказание услуг по предоставлению персонала не возникло, а эти действия общества направлены на неправомерное уменьшение налогового бремени путем необоснованного применения налоговых льгот с использованием формального статуса общественной организации инвалидов. Тем самым общество использовало противозаконную схему получения налоговых преимуществ (налоговой выгоды), при которой работники организации работодателя переводятся в штат организации инвалидов, с которой заключается гражданско-правовой договор на выполнение работ (оказание услуг) для фактического (бывшего) работодателя. Так как организации (учреждения) инвалидов освобождены от уплаты единого социального налога (пп. 2 пункта 1 статьи 239 НК РФ), реализация таких услуг налогами не облагается; бывший же работодатель в связи с отсутствием работников и фонда заработной платы (или их существенным сокращением) не уплачивает единый социальный налог или уплачивает его в значительно меньшем размере.

Поскольку перечисляемые обществу денежные средства фактически использовались на выплату заработной платы работникам организации, то эти средства в соответствии со статьей 236 НК РФ являются объектом налогообложения единым социальным налогом, который должно было уплатить данное общество и от уплаты которого оно уклонилось при формальном использовании статуса и льгот учреждения организации инвалидов.

В соответствии с пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ налоговый орган вправе определять суммы налогов, подлежащих внесению налогоплательщиками в бюджет, расчетным путем на основании имеющейся у него информации о налогоплательщике.

В ходе проверки налоговым органом был сделан обоснованный вывод о том, что налоговая база по единому социальному налогу СОООИ “Перспектива“, филиал “Орджоникидзевский“, фактически является налоговой базой по единому социальному налогу ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“, поскольку именно Трест производил выплаты своим работникам через данную организацию, что следует из анализа приведенных налоговым органом доказательств. При этом наличия каких-либо иных выплат, не подлежащих налогообложению либо не имеющих отношения к выплатам Треста, при рассмотрении дела не установлено и налогоплательщиком доказательств этого не представлено.

Таким образом, налоговым органом установлено и доказано занижение обществом налоговой базы по единому социальному налогу в 2004 и 2005 годах, в том числе в 2004 году в сумме 78342932 руб. и в 2005 году в сумме 75261087 руб., что привело к неуплате налога в сумме 28269633 руб. 38 коп. в 2004 году и в сумме 19567883 руб. в 2005 году, всего в сумме 47837516 руб.

Указанные действия ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ образуют налоговое правонарушение, в связи с чем общество обоснованно привлечено к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 9567503 руб. 27 коп.

Суд отклоняет как необоснованные доводы заявителя о том, что отношения ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ с СОООИ “Перспектива“ полностью соответствуют законодательству, происходили в рамках гражданско-правового договора, не признанного недействительным, и что данный договор был заключен в целях оптимизации производственного процесса и улучшения кадровой политики, в том числе с целью оптимизации налогообложения, что не противоречит закону.

При этом суд отмечает, что наличие разумных экономических или иных причин (деловой цели) должно быть подтверждено фактами (доказательствами), свидетельствующими о намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Вместе с тем налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели, преследуемой налогоплательщиком с целью получения дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность.

В судебном заседании установлено, что единственной целью общества являлось получение налоговой выгоды, каких-либо доказательств получения иной экономической выгоды заявителем не представлено. При этом применение данной схемы получения налоговой выгоды для организации-налогоплательщика приводит к непоступлению в бюджет единого социального налога, который предназначен для мобилизации средств для реализации прав граждан на государственное пенсионное и социальное обеспечение (страхование) и медицинскую помощь.

Таким образом, полученная заявителем налоговая выгода не может быть признана обоснованной, тем более что она получена за счет ущемления социальных прав работников предприятия, гарантированных государством. Сделки, единственной направленностью которых является получение налоговой выгоды (уклонение от уплаты налогов), являются антисоциальными, не соответствующими закону или иным правовым актам (статья 168 ГК РФ), а мнимые и притворные сделки (статья 170 ГК РФ) являются недействительными независимо от признания их таковыми судом в силу положений статьи 166 ГК РФ.

В связи с этим является несостоятельной ссылка заявителя на судебный акт по делу А60-4317/2006-С4, которым налоговому органу отказано в признании недействительным договора на оказание услуг по предоставлению персонала от 04.01.2003 N 2 между ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ и некоммерческим фондом “Перспектива“, так как установление обязанности ЗАО “Трест Строймеханизация N 2“ по уплате единого социального налога в бюджет Российской Федерации непосредственно в предмет доказывания по данному делу не входило. Как указано судом кассационной инстанции в постановлении от 04.09.2006 по данному делу, данный юридический факт подлежит установлению при рассмотрении налогового спора для установления правомерности решения налогового органа о взыскании единого социального налога.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 110, 167 - 170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

в удовлетворении требования закрытого акционерного общества “Трест Строймеханизация N 2“ о признании недействительным решения Инспекции ФНС России по Железнодорожному району г. Екатеринбурга от 09.01.2007 N 108 о привлечении к налоговой ответственности отказать.

Меры по обеспечению иска, принятые определением Арбитражного суда Свердловской области от 09.03.2007, отменить при вступлении решения суда в законную силу.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции (часть 1 статьи 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца с даты принятия решения (изготовления в полном объеме), а также в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев с даты вступления решения по делу в законную силу.

В соответствии с частью 2 статьи 257 и частью 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционная и кассационная жалобы подаются через арбитражный суд, принявший решение.

Судья

ВОРОНИН С.П.