Решения и определения судов

Решение Арбитражного суда Республики Карелия от 20.09.2005, 13.09.2005 по делу N А26-3364/2005-12 Восстановив срок на обжалование распоряжения Главы администрации муниципального образования об изъятии имущества из хозяйственного ведения у муниципального унитарного предприятия, суд отказал в удовлетворении требования о признании его недействительным, поскольку оно не противоречит законодательству, в частности, такое изъятие не лишало предприятие возможности продолжать осуществление уставной деятельности.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 20 сентября 2005 г. Дело N А26-3364/2005-12“

(извлечение)

Резолютивная часть решения объявлена 13 сентября 2005 года. Полный текст решения изготовлен 20 сентября 2005 года.

Арбитражный суд Республики Карелия

в составе:

судьи Шалапаевой И.В.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Терешонок М.В.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению муниципального унитарного предприятия “Т.“

к Администрации муниципального образования города Сортавала

третье лицо - муниципальное унитарное предприятие “Э.“

о признании недействительным ненормативного правового акта,

при участии:

от заявителя - юрисконсульт Н. (доверенность от 11.01.05 г.),

от ответчика - начальник юр. отдела А. (доверенность от 19.01.05),

от третьего лица - юрисконсульт Б. (доверенность от 04.04.05),

УСТАНОВИЛ:

муниципальное унитарное предприятие “Т.“ в лице конкурсного управляющего
обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным распоряжения Главы Администрации муниципального образования “город Сортавала“ от 01.03.04 г. N 110 и об обязании Администрации издать распоряжение о передаче из хозяйственного ведения МУП “Э.“ в хозяйственное ведение МУП “Т.“ имущество, 89 наименований, на сумму 23 783 144 руб. 35 коп., переданного по акту без номера от 01.03.04.

Заявление обосновано ст. ст. 8, 12, 13, 113, 114, 166-168, 295, 299, 572, 575 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. ст. 18, 20 ФЗ “О государственных и муниципальных унитарных предприятиях“, ст. ст. 103, 129, 132 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“, ст. ст. 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Одновременно заявитель ходатайствовал о восстановлении пропущенного срока, установленного ч. 4 ст. 198 АПК РФ для подачи заявления в суд.

В качестве ответчика привлечена Администрация МО “город Сортавала“, в качестве третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора определением арбитражного суда от 18 мая 2005 года привлечено муниципальное унитарное предприятие “Э.“.

До начала рассмотрения спора по существу судом разрешено ходатайство о восстановлении процессуального срока, установленного ч. 4 ст. 198 АПК РФ и пропущенного заявителем.

Ответчик и третье лицо возражали против восстановления срока, полагали причину пропуска неуважительной.

Оспариваемое заявителем распоряжение принято 1 марта 2004 года.

В соответствии с ч. 4 ст. 198 АПК РФ, заявление об оспаривании ненормативного правового акта может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда лицу стало известно о нарушении его прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Решением Арбитражного суда Республики Карелия от
14 декабря 2004 года по делу А26-4983/04-18 подтверждается, что конкурсное производство в отношении МУП “Т.“ открыто с указанной даты, тогда же утвержден конкурсный управляющий. Следовательно, только с указанной даты конкурсному управляющему должником стало известно о нарушении законных интересов предприятия. Таким образом, срок, установленный ч. 4 ст. 198 АПК РФ, исчисляемый с этой даты, истек 14 марта 2005 года.

Заявление подано в суд 16 мая 2005 года.

При разрешении ходатайства суд учитывает то обстоятельство, что конкурсным управляющим предпринимались меры к досудебному урегулированию спора (т. 1 л.д. 9), в связи с чем и был пропущен срок. В связи с изложенным суд признает причину пропуска процессуального срока уважительной и восстанавливает его.

В судебном заседании представитель заявителя поддержал требование.

Ответчик, Администрация г. Сортавала, в отзыве на заявление (т. 1 л.д. 124, т. 2 л.д. 1-2) требование не признал по следующим основаниям: право хозяйственного ведения заявителя на изъятое оспариваемым распоряжением имущество прекращено в связи с отказом предприятия от указанного права; с учетом ограничений, установленных ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“, продажа в ходе конкурсного производства объектов коммунальной инфраструктуры, имеющих значительную степень износа, практически неосуществима, в связи с чем они подлежат передаче муниципальному образованию без дополнительных условий.

В судебном заседании представитель ответчика дополнил возражения доводом о том, что ввиду отсутствия государственной регистрации права хозяйственного ведения и на основании п. 2 ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации указанное вещное право у МУП “Т.“ не возникало, и, следовательно, права названного лица не нарушены оспариваемым распоряжением.

Аналогичная позиция высказана третьим лицом, МУП “Э.“, в отзыве на заявление (л.д. 142) и его представителем в судебном заседании.

Исследовав материалы дела,
выслушав доводы представителей сторон, суд считает установленными следующие обстоятельства.

Муниципальное унитарное предприятие “Т.“ создано в соответствии с постановлением Администрации местного самоуправления города Сортавала от 07.05.2001 года N 301 (т. 1 л.д. 18, 96-97).

Распоряжением Комитета по управлению муниципальной собственностью г. Сортавала от 8 августа 2001 года N 111а за предприятием на праве хозяйственного ведения закреплены здания и сооружения согласно перечням 1 и 2, в том числе, тепловые сети. (т. 1 л.д. 111)

Тогда же оформлен акт приема-передачи указанного имущества от КУМС предприятию. (т. 1 л.д. 21-30)

В соответствии с пунктом 1 ст. 299 Гражданского кодекса Российской Федерации, право хозяйственного ведения имуществом, в отношении которого собственником принято решение о закреплении за унитарным предприятием, возникает у этого предприятия с момента передачи имущества, если иное не установлено законом и иными правовыми актами или решением собственника.

Таким образом, названной нормой прямо указан момент возникновения права хозяйственного ведения на имущество - с момента его передачи предприятию, если иное не установлено решением собственника.

Распоряжение КУМС от 08.08.2001 г. N 111а не содержит указания на обязанность предприятия зарегистрировать право хозяйственного ведения на объекты недвижимости, каковыми, по мнению суда, в силу ст. 130 ГК РФ являются инженерные сети - теплотрасса.

Поскольку решением собственника не обусловлен момент возникновения права хозяйственного ведения на передаваемое МУП “Т.“ недвижимое имущество, оно возникло у предприятия 8 августа 2001 года.

Распоряжением Администрации г. Сортавала от 01.03.2004 года N 110 теплотрасса балансовой стоимостью 23 783 144 руб. 35 коп. изъята из хозяйственного ведения заявителя и закреплена на праве хозяйственного ведения за МУП “Э.“. (т. 1 л.д. 106). Передача имущества оформлена актом приемки-передачи основных
средств от 01.03.2004 г. (т. 1 л.д. 107-110).

Полагая, что законные основания для принятия распоряжения N 110 у Администрации отсутствовали, заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании указанного ненормативного акта недействительным.

При рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов органов местного самоуправления арбитражный суд в соответствии с ч. 4 ст. 200 АПК РФ осуществляет проверку оспариваемого акта и устанавливает его соответствие закону, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, а также устанавливает, нарушает ли оспариваемый акт права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

Тот факт, что оспариваемое распоряжение принято полномочным лицом, подтверждается материалами дела и заявителем не оспаривается.

Спор возник относительно несоответствия закону распоряжения от 01.03.2004 г. в части прекращения права хозяйственного ведения заявителя на имущество.

В соответствии с пунктом 3 ст. 299 ГК РФ, право хозяйственного ведения имуществом прекращается по основаниям и в порядке, предусмотренным ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия по решению собственника.

Как следует из преамбулы оспариваемого распоряжения и письма и.о. директора МУП “Т.“ от 15.12.2003 г. в адрес Администрации г. Сортавала (т. 1 л.д. 136-138), основанием для изъятия имущества у МУП “Т.“ явилось соответствующее ходатайство предприятия.

В силу прямого указания п. 3 ст. 299 ГК РФ право хозяйственного ведения может быть прекращено по основаниям, предусмотренным для прекращения права собственности.

В соответствии с п. 1 ст. 235 ГК РФ, отказ собственника от права собственности является основанием для прекращения этого права.

Согласно ст. 236 ГК РФ, юридическое лицо может отказаться от
права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество.

По мнению суда, ходатайство руководителя предприятия об изъятии у предприятии имущества в связи с невозможностью надлежащего содержания и ремонта этого имущества, свидетельствует об отказе предприятия от права хозяйственного ведения на имущество.

Суд отклоняет довод заявителя о том, что ходатайство предприятия об изъятии у него имущества не могло быть удовлетворено, поскольку противоречило пункту 3 статьи 18 ФЗ “О государственных и муниципальных предприятиях“ от 14.11.2002 г. N 161-ФЗ. Согласно названному пункту движимым и недвижимым имуществом государственное или муниципальное предприятие распоряжается только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом такого предприятия. Сделки, совершенные государственным или муниципальным предприятием с нарушением этого требования, являются ничтожными.

Предметом уставной деятельности МУП “Т.“ в соответствии с пунктом 2.2 Устава является деятельность, связанная с производством, преобразованием, выработкой, распределением и отпуском тепловой энергии по договорам с юридическими и физическими лицами. (т. 1 л.д. 97).

Изъятие у МУП “Т.“ магистральной теплотрассы лишало его, по мнению заявителя, возможности осуществлять уставную деятельность.

Между тем, как установлено в судебном заседании и подтверждается приложением к акту приема-передачи от 01.03.2004 г., МУП “Т.“ передало МУП “Э.“ теплотрассу, сохранив за собой остальное имущество, в том числе, здание котельной.

Третьим лицом, МУП “Э.“, представлен договор энергоснабжения N 1/03-04 от 1 марта 2004 года (т. 1 л.д. 139-141), согласно которому энергоснабжающая организация, “МУП “Т.“, обязуется подавать абоненту, МУП “Э.“, через присоединенную сеть тепловую энергию, а абонент
обязуется оплачивать ее. Границей обслуживания и ответственности между ЭСО и абонентом согласно п. 2.4 договора является первый фланец задвижки на выходе магистральной теплотрассы из котельной и последний фланец на входе магистральной теплотрассы в котельную.

В качестве доказательств производства и отпуска заявителем тепловой энергии МУП “Э.“ представлены счета за март, июнь, июль, август 2004 года, выставленные заявителем абоненту за отпущенную теплоэнергию.

Совокупность перечисленных доказательств позволяет сделать вывод о том, что изъятие магистральной теплотрассы у заявителя не лишало его возможность продолжать осуществление уставной деятельности. Отсюда следует, что отказ предприятия от права хозяйственного ведения на теплотрассу не противоречил п. 3 ст. 18 ФЗ “О государственных и муниципальных предприятиях“.

Судом отклоняется также довод заявителя о том, что действия по изъятию имущества противоречили также пункту 3 ст. 103 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ N 127-ФЗ. Согласно этому пункту сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.

Заявление о признании МУП “Т.“ банкротом подано в арбитражный суд 3 июня 2004 года, оспариваемой распоряжение принято 1 марта 2004 года. Вместе с тем, заявитель не доказал, что отчуждение имущества должника влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими. Как следует из пояснений ответчика и третьего лица, МУП “Э.“ не является конкурсным кредитором должника в рамках дела о банкротстве. Данное утверждение не опровергнуто заявителем.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о необоснованности заявления
и отказывает в его удовлетворении.

Расходы по госпошлине в соответствии со ст. 110 АПК РФ относятся на заявителя.

Учитывая его ходатайство, суд, с учетом имущественного положения МУП “Т.“, считает возможным уменьшить размер госпошлины до минимального.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

1. Восстановить срок, установленный ч. 4 ст. 198 АПК РФ для подачи заявления о признании недействительным распоряжения Главы Администрации МО “город Сортавала“ от 01.03.2004 г. N 110.

2. Отказать в удовлетворении заявления МУП “Т.“ в лице конкурсного управляющего о признании недействительным распоряжения Главы Администрации МО “Город Сортавала“ от 01.03.2004 г. N 110.

3. Взыскать с МУП “Т.“ в бюджет Российской Федерации 500 руб. госпошлины.

4. Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

5. Решение может быть обжаловано:

- в апелляционном порядке в течение одного месяца со дня изготовления полного текста решения в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд (г. Санкт-Петербург);

- в кассационном порядке в течение двух месяцев со дня вступления решения в законную силу - в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа (г. Санкт-Петербург).

Судья

И.В.ШАЛАПАЕВА