Решения и определения судов

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.03.2007, 19.03.2007 N 09АП-223/07-АК по делу N А40-85320/05-127-703 Исковые требования о признании незаконным решения налогового органа о начислении НДС удовлетворены правомерно, поскольку заявитель представил полный пакет документов, подтверждающих правомерность применения налоговой ставки 0 процентов по НДС.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

по проверке законности и обоснованности решений

арбитражных судов, не вступивших в законную силу

1 марта 2007 г. Дело N 09АП-223/07-АК19 марта 2007 г. “

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 01.03.2007.

Полный текст постановления изготовлен 19.03.2007.

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи С., судей Н., Р., при ведении протокола судебного заседания секретарем К.Д.В., при участии представителя заявителя П.Т. по дов. от 29.01.2007, О. по дов. от 10.01.2007 N 4, представителя заинтересованного лица К.Д.Ю. по дов. от 01.06.2007, рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу ИФНС России N 2 по г. Москве на решение Арбитражного суда г. Москвы от 08.11.2006, принятое судьей К.И., по
делу А40-85320/05-127-703 по заявлению ООО “Смарт Голд“ о признании недействительным решения,

УСТАНОВИЛ:

решением Арбитражного суда г. Москвы от 16.02.2006 (т. 6, л.д. 81 - 83), оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного суда от 04.05.2006 (т. 6, л.д. 110 - 111), удовлетворены требования ООО “Смарт Голд“ (далее - общество, заявитель налогоплательщик) о признании незаконным решения ИФНС России N 2 по г. Москве (далее - налоговый орган, Инспекция) от 13.12.2005 N 1259 в части доначисления НДС за июнь 2004 г.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 15.08.2006 (т. 6, л.д. 136 - 137) состоявшиеся судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом судом кассационной инстанции даны указания о необходимости подтверждения вывода суда о том, что налогоплательщик имеет реальную возможность погашения задолженности по займу с опровержением расчета налогового органа, а также об оценке расчета налогоплательщика, полагающего, что в результате использования кредита должна быть получена сумма, превышающая сумму полученного кредита вместе с процентами, неправомерности применения коэффициентов ликвидности и других, рассчитанных Инспекцией; о проверке довода общества о том, что использование кредитных (заемных) средств повысило в 2004 г. рентабельность деятельности организации. Судом кассационной инстанции также указано на право Инспекции заявить ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств.

При новом рассмотрении дела 08.11.2006 судом принято решение, которым требования общества удовлетворены (т. 7, л.д. 140).

Налоговый орган не согласился с решением суда, обратился в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить в той части, которой в удовлетворении заявленных требований ему отказано.

Представитель заявителя представил отзыв на апелляционную жалобу, а также
письменные возражения в связи с представленными налоговым органом дополнительными документами. В обоснование своих возражений указал, что налог с приобретенного по договорам с поставщиками имущества им уплачен, каковы были отношения его поставщиков с другими организациями, ему неизвестно, ответственности за действия третьих лиц он нести не может.

Законность и обоснованность решения суда проверены Девятым арбитражным апелляционным судом в порядке ст. ст. 266, 268 АПК РФ. Изучив материалы дела, выслушав стороны, оценив доводы апелляционной жалобы и возражения по ней, арбитражный суд не находит оснований для отмены решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы.

Материалами дела установлено, что по результатам камеральной проверки налоговой декларации заявителя за июнь 2004 г. Инспекцией принято решение от 13.12.2005 N 1259, которым обществу доначислен НДС за июнь 2004 г. в сумме 29122478 руб., отказано в привлечении общества к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в связи с наличием у налогоплательщика переплаты по налогу (т. 1, л.д. 14 - 21).

Из материалов дела следует, что основным видом деятельности общества является финансовая аренда (лизинг). В соответствии с заявками организаций-лизингополучателей в июне 2004 г. общество заключило договоры купли-продажи с ООО “Престижлайн“, ООО “Профессиональный инструмент“, ООО “Юта“ на приобретение транспортных средств, технического и строительного оборудования с последующей передачей в лизинг ООО “Эко-Профиль“, ООО “Компания “Стройинлок“, ООО “Программа Техно“. В оспариваемом решении налогового органа подтвержден факт приобретения товарно-материальных ценностей и передачи их в лизинг. В решении отражено представление обществом договоров купли-продажи, лизинга, актов о приеме-передаче объекта основных средств по форме ОС-1, платежных поручений, выписок банка, накладных и счетов-фактур (т. 1, л.д. 15). Таким образом, приобретенное
имущество принято к учету и введено в эксплуатацию.

Данные обстоятельства не оспаривались налоговым органом ранее и не оспариваются при настоящем рассмотрении дела.

Как следует из кассационной жалобы, по результатам рассмотрения которой отменены состоявшиеся по делу судебные акты, налоговым органом приведены в качестве оснований для их отмены обстоятельства, ранее не приводившиеся и не отраженные в оспариваемом решении. В постановлении суда кассационной инстанции разъяснено право Инспекции при новом рассмотрении дела заявить ходатайство о приобщении соответствующих доказательств к материалам дела.

Судом первой инстанции в приобщении дополнительных доказательств отказано.

Учитывая изложенные обстоятельства, а также то, что апелляционная жалоба налогового органа по существу сведена к доводам, основанным на дополнительных доказательствах, полученных за рамками камеральной проверки, судом представленные одновременно с апелляционной жалобой доказательства приобщены к материалам дела в целях его полного и всестороннего рассмотрения, проверки доводов Инспекции об отсутствии у заявителя права на уменьшение НДС за спорный налоговый период.

В заседании апелляционного суда представитель налогового органа в основном доказывал недобросовестность заявителя при приобретении оборудования у ООО “Престижлайн“, наличие схемы движения денежных средств, создающей видимость оплаты товара. Арбитражный апелляционный суд считает соответствующие доводы налогового органа несостоятельными по следующим основаниям.

В доказательство наличия схемы движения денежных средств, создающей видимость оплаты товара налоговый орган в апелляционной жалобе ссылается на то, что в ходе анализа банковской выписки ООО “Эко-Профиль“, ООО “Глобал-Строй“, ООО “Профиль-Пласт“ установлено, что в период с 25.06.2004 по 20.10.2004 данные организации денежные средства в сумме 7882504 руб. перечислили на расчетный счет 40702810300000000115 заявителя; ООО “Глобал-Строй“, ООО “Профиль-Пласт“ не осуществляли никакой предпринимательской деятельности до момента перечисления ООО “Аква-импорт Спб“ на их расчетный счет денежных средств;
ООО “Эко-Профиль“ не осуществляло финансово-хозяйственной деятельности до 16.04.2004.

При этом каких-либо сведений о датах и конкретных суммах денежных средств, перечисленных этими организациями заявителю, апелляционная жалоба не содержит.

В дополнениях к апелляционной жалобе налоговый орган называет другую сумму, которую указанные организации, а также ООО “Престижлайн“, ООО “Аква-импорт Спб“, ООО “Авиком“, ООО “Интенсив“ перечислили в адрес заявителя, а именно - 3566400 руб. Между тем из анализа банковских выписок, сделанных в данных дополнениях, следует, что непосредственно денежные средства в адрес заявителя перечислялись ООО “Эко-Профиль“ и ООО “Глобал-Строй“ (позиция 4, 5 дополнений). Согласно этим же дополнениям (позиции 4 и 5) ООО “Эко-Профиль“ осуществлен лизинговый платеж 22.09.2004 и два - 25.10.2004, суммы платежей не названы. Из дополнений также следует, что 16.11.2004 ООО “Глобал-Строй“ перечислило в адрес заявителя сумму 600000 руб., согласно банковской выписке перечисление осуществлено как лизинговый платеж.

Налоговый орган не приводит никаких доказательств того обстоятельства, что сумма 3566400 руб. представляет собой именно те денежные средства, которые перечислялись заявителем ООО “Престижлайн“ за поставленное оборудование. По мнению апелляционного суда, при наличии установленного судом первой инстанции, подтвержденного решением налогового органа и не опровергаемого налоговым органом факта приобретения заявителем у ООО “Престижлайн“ оборудования стоимостью 19000000 руб., факт перечисления названными организациями денежных средств заявителю не имеет правового значения для доказывания недобросовестности заявителя. Наличие схемы движения денежных средств ссылкой на изложенные обстоятельства не доказывается.

Также налоговый орган указывает, что из представленной ОАО “Банк Москвы“ справки по операциям и счетам (о движении денежных средств) за период с 01.01.2004 по 09.06.2004 по счету N 40702810300010001203 ООО “Престижлайн“ усматривается перечисление данной организацией денежных средств, полученных от заявителя,
ООО “Авиком“ и ООО “АКВА-импорт СПб“. Из данного обстоятельства налоговый орган делает вывод о том, что ООО “Престижлайн“ не имело расходов на приобретение поставленного заявителю оборудования в виде экструзионной линии для производства подоконных ПВХ профиля на базе экструдера КМД 114-26 и данное оборудование у организации фактически отсутствовало.

Ссылка Инспекции на то, что оборудование у ООО “Престижлайн“ фактически отсутствовало, несостоятельна. Факт его действительного отсутствия (неприобретения) Инспекцией не установлен. Более того, как уже указывалось, установлен факт его приобретения заявителем у ООО “Престижлайн“.

Ссылаясь на справку ОАО “Банк Москвы“ о движении денежных средств по счету ООО “Престижлайн“, налоговый орган не поясняет, в связи с чем соответствующий запрос им направлялся в данный банк повторно и не сообщает о причинах предоставления банком противоположных сведений в отношении практически одинакового периода (с 15.04.2003 по 09.06.2004 и с 01.01.2004 по 09.06.2004 соответственно).

Налоговый орган указывает на факт направления запросов в инспекции по месту постановки на учет поставщиков заявителя, однако ссылки на какие-либо результаты получения ответов из инспекции в отношении ООО “Престижлайн“ апелляционная жалоба не содержит, сведений о данной организации как налогоплательщике в жалобе не приводится.

Возвращение требований в адрес ООО “Престижлайн“ с отметкой “организация не значится“ и неустановление местонахождения генерального директора организации само по себе не может влиять на выводы о добросовестности заявителя.

Налоговым органом в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля установлено, что денежные средства в сумме 4995000 руб. перечислены ООО “Престижлайн“ ООО “Авиком“. Согласно учредительным документам учредителем ООО “Авиком“ является Б.Л. Налоговый орган ссылается на объяснения матери Б.Л. - Б.А. пояснившей, что ни учредителем, ни генеральным директором, ни главным бухгалтером данной организации
Б.Л. не являлась, документов от имени организации не подписывала. Апелляционный суд не считает объяснение Б.А. доказательством по делу, поскольку Б.А. не предупреждалась об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и за отказ от дачи показаний. При надлежащем оформлении результатов пояснений Б.А. они могли бы иметь только косвенное значение по делу. Налоговым органом в течение длительного нахождения в производстве суда данного дела не принято мер к допросу надлежащего лица в порядке ст. 90 НК РФ, ходатайство о допросе Б.Л. налоговым органом в суде не заявлялось. Поэтому ссылка налогового органа на данные объяснения апелляционным судом отклоняется. Кроме того, налоговый орган не указывает, какие конкретно документы подписаны Б.Л. и как они связаны с обстоятельствами, относящимися к предмету настоящего спора. ООО “Авиком“ зарегистрировано в установленном законом порядке и его регистрация не оспорена.

Анализируя цепочку поставщиков оборудования в виде обрабатывающего центра с ЧПУ ROVER B2.30, приобретенного заявителем у ООО “Юта“, налоговый орган ссылается на результаты проверки ООО “Лайт-Стайл“, у которого ООО “Юта“ приобретено оборудование, и ООО “Элита“, которому последним перечислены полученные от реализации товара денежные средства.

Установленный Инспекцией факт неуплаты ООО “Лайт-Стайл“ налогов не связан с обстоятельствами приобретения заявителем названного оборудования. Ссылка Инспекции на объяснения отца Д., являющегося согласно учредительным документам учредителем, генеральным директором, главным бухгалтером ООО “Лайт-Стайл“ несостоятельна, поскольку эти объяснения не могут быть приняты в качестве доказательства ввиду того, что непосредственно Д. не допрашивался, об ответственности за дачу ложных показаний и за отказ от дачи показаний не предупреждался.

Согласно учредительным документам ООО “Элита“, зарегистрированного 20.05.2003, его учредителем, генеральным директором, главным бухгалтером является З. Налоговый орган ссылается
на объяснения П.Л.В., согласно которым З., ее отец, умер в больнице 06.06.2003. Апелляционный суд не считает данные объяснения надлежащим доказательством по делу в связи с тем, что П.Л.В. не предупреждена об уголовной об ответственности за дачу ложных показаний и за отказ от дачи показаний. Кроме того, документ, подтверждающий факт смерти З., в материалы дела не представлен. Ссылаясь на выписку АКБ “ИНБАНКПРОДУКТ“, а также ответ ИФНС России N 27 по г. Москве, Инспекция указывает на неуплату ООО “Элита“ налогов в бюджет, непредставление налоговой отчетности. Вместе с тем Инспекция не приводит доказательств неосуществления ООО “Элита“ финансово-хозяйственной деятельности.

Согласно договору от 30.01.2004 ООО “Профессиональный инструмент“ реализовало заявителю оборудование ESN 160/7/5 EANA и компрессор VS 155/7.5 EANA. Факт его приобретения и оплаты Инспекцией также не оспаривается, налоговым органом не приведено никаких доводов и соответствующих им доказательств, ставящих под сомнение данную сделку, а также о недобросовестности продавца оборудования. Приведенные в отношении ООО “Техсервис“ доводы о том, что организация не уплачивает налоги в бюджет, согласно объяснению нотариуса г. Москвы П.Л.Ф. она не свидетельствовала подпись генерального директора общества Т. на банковской карточке, также не могут служить основанием для удовлетворения апелляционной жалобы ввиду недоказанности их связи с правом заявителя на применение налоговых вычетов.

Арбитражный апелляционный суд считает, что при установленности приведенных обстоятельств в настоящем споре применима позиция Конституционного Суда Российской Федерации, изложенная в Постановлении от 12.10.1998 N 24-П, Определениях от 04.12.2000 N 243-О, 16.10.2003 N 329-О, согласно которой истолкование ст. 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что
налогоплательщик несет ответственность всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу п. 7 ст. 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие “добросовестные налогоплательщики“ как возлагающие на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Согласно п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной экономической выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Таких доказательств, в частности, о том, что общество действовало без должной осмотрительности, Инспекцией не представлено.

Апелляционный суд также учитывает, что в судебном заседании апелляционного суда представитель налогового органа не приводил доводов в связи с приобретением заявителем оборудования у ООО “Юта“ и ООО “Профессиональный инструмент“, дополнения к апелляционной жалобе также не содержат таких доводов. Суд считает соответствующие доводы, изложенные в апелляционной жалобе, недоказанными.

Налоговый орган поддерживает также довод о том, что заявителем не соблюдены требования п. 2 ст. 171, п. 2 ст. 172 НК РФ для применения вычетов, поскольку приобретенное имущество отражено им на счете 03 “Доходные вложения в материальные ценности“, тогда как его следовало отразить на счете 01 “Основные средства“.

Судом первой инстанции правомерно данный довод отклонен. Согласно Инструкции по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденной Приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н, счет 03 “Доходные вложения в материальные ценности“ является балансовым счетом для
учета имущества, приобретенного в собственность и передаваемого во временное владение и пользование. Минфином России в пределах предоставленной ему компетенции даны разъяснения о том, что в соответствии с п. 3 Указаний об отражении в бухгалтерском учете операций по договору лизинга, утвержденных Приказом Минфина России от 17.02.1997 N 15, имущество, предназначенное для сдачи в аренду по договору лизинга, в сумме всех затрат, связанных с его приобретением, отражается по дебету счета 03 “Доходные вложения и материальные ценности“, субсчет “Имущество для сдачи в аренду“.

Аналогичные разъяснения даны в Письмах ФНС России от 29.06.2004 N 03-2-06/1/1420/22@ и от 27.08.2004 N 24-14/55637.

Как установлено материалами дела, заявителем представлены договоры о возобновляемой кредитной линии от 12.04.2004 N 116/КЛ с ООО “КБ “Транспортный“ с приложениями (т. 5, л.д. 10 - 14), от 15.10.2003 N РК-02/2003 и от 16.03.2004 N РК-03/2004 с ЗАО “Баренцбанк“ с приложениями (т. 5, л.д. 15 - 28), договоры займа о возобновляемой кредитной линии от 08.09.2003 N 3-ИФК 1132/1 и 3-ИФК 1132/2 с ООО “ИФК АМИ“ с приложениями (т. 5, л.д. 1 - 9).

Из условий данных договоров следует обязанность заемщика возвратить кредит и уплатить проценты за его использование в сроки, указанные в кредитной заявке и использовать кредит на приобретение имущества для передачи в лизинг.

Факт своевременного погашения задолженности по кредитам, займам, процентам подтвержден справками, выданными банками и кредиторами заявителя. Из данных справок следует, что в течение периода кредитования обществом не нарушались сроки оплаты основного долга по кредиту и процентов по предоставленным заемным средствам, погашение задолженности и процентов производились в полном объеме.

Материалами дела установлено, что кредитная линия с ООО “КБ “Транспортный“ полностью погашена 14.12.2004; с ЗАО “Баренцбанк“ - 06.07.2005 и 18.03.2005, с ООО “ИФК АМИ“ - 24.02.2005. Суммы НДС обществом заявлены к вычету в уточненной декларации за июль 2004 г., поданной в Инспекцию 13.09.2005, то есть после погашения заемных средств.

По договорам с ООО “ИФК АМИ“ от 08.09.2003 N 3-ИФК 1132/1 и 3-ИФК 1132/2 общество получило займы в сумме 10321000 руб. Судом первой инстанции со ссылками на конкретные платежные поручения подтвержден факт погашения кредитов и займов в июне 2004 г. в сумме 7698699,24 руб.

В апелляционной жалобе налоговый орган приводит довод о том, что оставшаяся непогашенной сумма - 2622309 руб. не может быть погашена налогоплательщиком за счет собственных денежных средств. При этом налоговый орган ссылается на то, что при непогашенном кредите в названной сумме размер собственного капитала заявителя на конец 2004 г. составил 2223 тыс. руб., а сумма долговых обязательств в январе 2005 г. - 13540481 руб. На основании данных бухгалтерского баланса налоговый орган рассчитывает коэффициент текущей ликвидности, который составляет 0,28 при его минимальном размере 1. Данное обстоятельство, по мнению налогового органа, свидетельствует об отсутствии у общества оборотных средств и возможности приобретения имущества для лизинговой деятельности только за счет заемных средств. Об этом же, по мнению Инспекции, свидетельствует коэффициент концентрации привлеченного капитала, который в 2004 г. составил 99%, а за 9 месяцев 2005 г. - 96%. Налоговым органом рассчитан также коэффициент финансовой независимости общества, который составляет 77,5 (вместо максимального 1) и свидетельствует о финансовой неустойчивости организации.

Судом первой инстанции правомерно приняты приведенные заявителем доводы в опровержение доводов Инспекции. Соответствующие доводы заявителя подтверждают платежеспособность и финансовую устойчивость организации.

Так, по итогам деятельности за 2003 г. прибыль общества составила 225 тыс. руб. Сумма уплаченного налога на прибыль за этот же период - 87 тыс. руб. В 2004 г. прибыль общества составила 2317 тыс. руб., сумма уплаченного налога на прибыль - 918 тыс. руб. В 2005 г. прибыль заявителя составила 11228 тыс. руб., сумма уплаченного налога на прибыль - 3425 тыс. руб. Нераспределенная прибыль общества по состоянию на 31.12.2005 составила 9312 тыс. руб. С 2002 г. и до настоящего момента чистая прибыль не распределялась между собственниками, а инвестировалась в основную деятельность. В 2005 г. обществом уплачен налог на имущество в сумме 2847 тыс. руб.

У общества отсутствует задолженность перед бюджетом и внебюджетными фондами за весь период деятельности.

Налоговым органом данные обстоятельства не опровергаются. В п. 2 резолютивной части решения налогового органа подтверждается наличие у заявителя переплаты по налогу за июнь 2004 г. (т. 1, л.д. 21). Инспекция не оспаривает также довод заявителя о том, что за время существования общество не заявляло требования о возмещении НДС.

Являются правомерными доводы заявителя о том, что налоговым органом при оценке финансового состояния общества и его платежеспособности с применением методов экономического анализа не учтена специфика лизинговой деятельности.

Лизинг - вид предпринимательской деятельности, предусматривающий инвестирование лизингодателем временно свободных или привлеченных финансовых ресурсов в приобретение имущества с последующей его передачей лизингополучателю. Сущность лизинга в том, что именно лизингополучатель приобретает экономическую выгоду от использования лизингового имущества на протяжении большей части его срока полезной службы в обмен на обязательство платить за это сумму, сопоставимую со стоимостью актива. То есть фактически все выгоды от использования актива имеет лизингополучатель, кроме того, он несет риски, связанные с содержанием лизингового имущества. Платежи лизингополучателя превышают расходы лизингодателя по приобретению данного имущества. Таким образом, лизингополучатель возмещает лизингодателю его инвестиционные расходы, проценты за кредитные ресурсы, использованные им для приобретения имущества по договору лизинга, комиссионное вознаграждение лизингодателя, сумму, выплачиваемую за страхование лизингового имущества, если оно было застраховано лизингодателем, иные затраты лизингодателя, предусмотренные договором.

Доходом лизингодателя является разница между общей суммой лизинговых платежей, получаемых лизингодателем от лизингополучателя, и суммой, возмещающей стоимость лизингового имущества.

Специфика лизинга в том, что, несмотря на внушительные по абсолютному значению величины лизинговых платежей, поступающих лизингодателю, они фактически в полном объеме расходуются на погашение кредитов, выплату процентов, уплату налогов. По абсолютному значению лизингодателя должна остаться лишь его комиссия (маржа) за минусом текущих расходов и налога на прибыль. Фактическим источником финансирования текущих расходов лизингодателя является комиссионное вознаграждение, которое в явном виде в денежных потоках лизингодателя не присутствует, а фактически существует лишь в финансовых расчетах. Лизинговая компания фактически продает лизингополучателю свою посредническую услугу, а не имущество, хотя за него и происходит выкуп со стороны последнего. Платой за оказание данной услуги как раз и является величина комиссионного вознаграждения.

Оказание посреднической услуги за счет собственных средств не всегда экономически целесообразно. При лизинге осуществление деятельности только за счет собственных средств значительно снижает их эффективность, поскольку они на длительный период изымаются из оборота.

Осуществление деятельности за счет собственных оборотных средств не дает оснований считать финансовую независимость абсолютной. Высокая степень обеспеченности оборотными средствами практически всегда сопровождается высоким уровнем текущей ликвидности. Но ликвидность не всегда равнозначна платежеспособности. Ф.И.О. текущей ликвидности у организации может быть очень мало высоколиквидных активов и она не в состоянии своевременно погасить свои денежные обязательства.

Делая вывод о неплатежеспособности и финансовой неустойчивости заявителя, Инспекция не учитывает, что рассчитанный им коэффициент ликвидности не может применяться к лизинговым компаниям, поскольку в силу специфики деятельности, кредиты и займы лизингодателя изначально предназначены для инвестиционных проектов, а не для формирования оборотных активов или пополнение оборотных средств, получаемая прибыль идет не на капитализацию оборотных средств, а вкладывается в инвестиции.

Кроме того, финансовые показатели деятельности лизинговой компании в значительной мере зависят от того, на чьем балансе (лизингодателя или лизингополучателя) учитывается лизинговое имущество. При отражении объекта лизинговой сделки в учете лизингодателя в активе представлено лизинговое имущества (доходные вложения в материальные ценности), в пассиве - заемные средства, взятые на покупку данного имущества. Структура баланса лизинговой компании предполагает отсутствие основной части оборотных активов - дебиторской задолженности (ее наличие подразумевает просрочку в платежах от лизингополучателя в соответствующий отчетный период), также невелики и материально-производственные запасы в силу специфики деятельности.

Если же лизинговое имущество учитывается на балансе лизингополучателя, картина меняется, поскольку в соответствии с правилами составления финансовой отчетности в активе нет лизингового имущества, зато появляются оборотные средства в виде краткосрочной суммы (лизинговых платежей, которые должны поступить в течение года) и долгосрочной дебиторской задолженности.

Каждый лизинговый платеж включает предусмотренную договором сумму в погашение кредита, которую необходимо выплатить за соответствующий период, а также величину процентов, налогов и вознаграждение лизингодателя. Поскольку кредит занимает до 60 - 70% в общей структуре лизингового платежа, соотнесение его с краткосрочными пассивами (кредиты на приобретение лизингового имущества к возврату в течение года) дает весьма устойчивые значения показателей ликвидности, которые кардинальным образом отличаются от значений этих же показателей в случае, когда имущество учитывается на балансе лизингодателя.

Для оценки платежеспособности и финансовой устойчивости организации лизингодателя также нужно учитывать специфику деятельности лизинговой компании и оценивать конкретные условия получения и погашения кредитов. Общее правило: в результате использования кредита должна быть получена сумма, превышающая сумму полученного кредита вместе с процентами. Соблюдение этого правила подтверждается представленными расчетами лизинговых сделок.

То обстоятельство, что общество по результатам хозяйственной деятельности ежегодно получает значительную прибыль и не имеет просроченной задолженности, свидетельствует о том, что оно эффективно использует кредитные (заемные) средства.

Налоговый орган делает вывод о нехватке у заявителя за 2004 г. оборотных средств, исходя из расчета коэффициента текущей ликвидности, который по его подсчетам составил 0,28.

Заявитель представляет свой расчет коэффициента текущей ликвидности по той же схеме, но с учетом того, что лизинговое имущество находится на балансе лизингополучателя. Согласно этому расчету коэффициент текущей ликвидности общества равен 2,26, что превышает коэффициент, рассчитанный налоговым органом в 8,1.

В обоснование своей позиции общество правомерно ссылается на Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 08.04.2004 N 169-О, согласно которому приобретение имущества за счет кредитных средств не может рассматриваться в качестве реальных затрат налогоплательщика только в том случае, если имеет место факт неисполнения обязанностей по возврату указанных средств и существуют достаточные доказательства того, что такие средства не будут возвращены в будущем.

Материалами дела не установлены не только отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о невозможности погашения кредита, но и факт его реального возврата. Предполагаемое налоговым органом затруднительное финансовое состояние заявителя не может являться основанием для вывода о недобросовестности общества. Налоговое законодательство не ставит право на возмещение НДС в зависимость от финансового состояния организации в период возмещения налога.

Арбитражный апелляционный суд считает, что исследованными и установленными по делу обстоятельствами подтверждается правомерность требования заявителя о признании решения налогового органа незаконным.

Руководствуясь ст. ст. 110, 266, 268, 269, 271 АПК РФ, арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 08.11.2006 по делу А40-85320/05-127-703 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.