Решения и определения судов

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2007, 07.03.2007 по делу N А41-К2-15489/06 Заявление о признании недействительной государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество, прекращения права собственности истца на указанное имущество удовлетворено правомерно, так как гражданин, заключивший договор купли-продажи недвижимого имущества от имени истца и обратившийся в регистрирующий орган с заявлением о регистрации перехода права собственности на имущество, не вправе был совершать указанные действия по отчуждению недвижимого имущества.

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

по проверке законности и обоснованности решений

арбитражных судов, не вступивших в законную силу

28 февраля 2007 г. Дело N А41-К2-15489/067 марта 2007 г. “

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 28 февраля 2007 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 07 марта 2007 г.

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи К.А., судей А., М., при ведении протокола судебного заседания З., при участии в заседании: от заявителя: Л., протокол 9 от 14.03.03, паспорт; от органа: Д., доверенность 399-Д от 28.12.06 по 31.12.07, 3-и лица: извещены, не явились, рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Управления Федеральной регистрационной службы по Московской области (далее - Управление), на
решение Арбитражного суда Московской области от 06 декабря 2006 г. по делу N А41-К2-15489/06, принятое судьей К.Р., по заявлению Закрытого акционерного общества “Завод энергооборудования“ (далее - Общество) к Управлению, с участием 3-х лиц: Общества с ограниченной ответственностью “КОННЕТ“ (далее - Общество-1), Общества с ограниченной ответственностью “СКАЙДЕН“ (далее - Общество-2), об оспаривании государственной регистрации права собственности, прекращения права собственности, аннулировании записей и восстановлении записей,

УСТАНОВИЛ:

ЗАО “Завод энергооборудования“ обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением к Главному управлению Федеральной регистрационной службы по Московской области, с учетом уточнений от 21.09.2006, со следующими требованиями:

1. Признать недействительной государственную регистрацию права собственности ООО “КОННЕТ“ и аннулировать содержащиеся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи от 10.09.2004 за номерами: 50-01/22-52/2004-170, 50-01/22-52/2004-171, 50-01/22-52/2004-172, 50-01/22-52/2004-173, 50-01/22-52/2004-174, 50-01/22-52/2004-175, 50-01/22-52/2004-176, 50-01/22-52/2004-177, 50-01/22-52/2004-178, 50-01/22-52/2004-179, 50-01/22-52/2004-180 в отношении 11 объектов недвижимого имущества с условными номерами: 50:22:01:01043:017, 50:22:01:01043:018, 50:22:01:0143:019, 50:22:01:0143:004 (при первичной регистрации 50:22:00:0000:04:00), 50:22:01:0143:012, 50:22:01:0143:006, 50:22:01:0143:007, 50:22:01:0143:016, 50:22:01:0143:014, 50:22:01:0143:015, 50:22:01:0143:001 (при первичной регистрации 50:22:00:0000:01:00).

2. Признать недействительной государственную регистрацию прекращения права собственности ЗАО “Завод энергооборудования“ и аннулировать содержащиеся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним соответствующие записи о прекращении права собственности ЗАО “Завод энергооборудования“ на 11 объектов недвижимости с условными номерами: 50:22:01:01043:017, 50:22:01:01043:018, 50:22:01:0143:019, 50:22:01:0143:004 (при первичной регистрации 50:22:00:0000:04:00), 50:22:01:0143:012, 50:22:01:0143:006, 50:22:01:0143:007, 50:22:01:0143:016, 50:22:01:0143:014, 50:22:01:0143:015, 50:22:01:0143:001 (при первичной регистрации 50:22:00:0000:01:00).

3. Признать недействительной государственную регистрацию права собственности ООО “СКАЙДЕН“ и аннулировать содержащиеся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи от 20.09.2004 за номерами: 50-101/22-52/2004-261, 50-01/22-52/2004-262, 50-01/22-52/2004-263, 50-01/22-52/2004-264, 50-01/22-52/2004-265,
50-01/22-52/2004-266, 50-01/22-52/2004-267, 50-01/22-52/2004-268, 50-01/22-52/2004-269, 50-01/22-52/2004-270, 50-01/22-52/2004-271 на 11 объектов недвижимого имущества с условными номерами 50:22:01:01043:017, 50:22:01:01043:018, 50:22:01:0143:019, 50:22:01:0143:004 (при первичной регистрации 50:22:00:0000:04:00), 50:22:01:0143:012, 50:22:01:0143:006, 50:22:01:0143:007, 50:22:01:0143:016, 50:22:01:0143:014, 50:22:01:0143:015, 50:22:01:0143:001 (при первичной регистрации 50:22:00:0000:01:00).

4. Восстановить записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 09.04.1998, (свидетельства о собственности N 01-122.6500 и 01-22.6497) от 16.12.2003 за номерами 50-01/22-57/2003-196 и 50-01/22-57/2003-197, от 19.12.2003 за номерами 50-01/22-57/2003-230, 50-01/22-57/2003-232, 50-01/22-57/2003-236, 50-01/22-57/2003-237, 50-01/22-57/2003-238, от 25.12.2003 за номерами: 50-01/22-57/2003-288 и 50-01/22-57/2003-288 о принадлежности на праве собственности ЗАО “Завод энергооборудования“ 11 объектов недвижимости с условными номерами: 50:22:01:01043:017, 50:22:01:01043:018, 50:22:01:0143:019, 50:22:01:0143:004 (при первичной регистрации 50:22:00:0000:04:00), 50:22:01:0143:012, 50:22:01:0143:006, 50:22:01:0143:007, 50:22:01:0143:016, 50:22:01:0143:014, 50:22:01:0143:015, 50:22:01:0143:001 (при первичной регистрации 50:22:00:0000:01:00).

В обоснование заявленных требований Общество указало, что в результате государственной регистрации перехода права собственности ЗАО “Завод энергооборудования“ на 11 объектов недвижимого имущества, входящих в состав предприятия как имущественного комплекса, к ООО “КОННЕТ“, произведенной с грубыми нарушениями требований действующего законодательства, регулирующего проведение государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, законный собственник - ЗАО “Завод энергооборудования“ - был лишен права распоряжаться, владеть и пользоваться на законных основаниях своим имуществом при осуществлении предпринимательской деятельности. В то же время, основанием для государственной регистрации перехода права собственности Общества на указанные объекты недвижимости к Обществу-1 явился договор купли-продажи от 07.09.2004, который не соответствует действующему законодательству, в частности требованиям о предмете договора (ст. 554 ГК РФ), а также подписан со стороны продавца неуполномоченным лицом - г-ном К., не являющимся ни руководителем Общества, ни его акционером. Также государственный регистратор не потребовал подлинники учредительных и
регистрационных документов Общества; не удостоверил государственную регистрацию договора посредством совершения специальной регистрационной надписи на документе. Перечисленные нарушения государственного органа повлекли за собой незаконную регистрацию прекращения права собственности ЗАО “Завод энергооборудования“; регистрацию права собственности ООО “КОННЕТ“ на 11 объектов недвижимого имущества, удостоверение этого права путем выдачи соответствующих свидетельств, что позволило последнему совершить незаконное отчуждение вышеназванных объектов по договору купли-продажи от 14.09.2004 ООО “СКАЙДЕН“.

Решением Арбитражного суда Московской области от 06 декабря 2006 г. по делу N А41-К2-15489/06 заявленные требования ЗАО “Завод энергооборудования“ удовлетворены в полном объеме.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что гражданин К., заключивший договор купли-продажи от 07.09.2004 на продажу 11 объектов недвижимого имущества от имени ЗАО “Завод энергооборудования“, и затем, обратившийся в регистрирующий орган с заявлением о регистрации перехода права собственности на имущество не был ни генеральным директором Общества, ни его акционером, то есть он являлся лицом без полномочий и не вправе был совершать указанные действия по отчуждению недвижимого имущества. Кроме того, регистрирующий орган не потребовал у гражданина К. кадастровый план земельного участка и планы объектов недвижимого имущества с указанием их кадастровых номеров, которые являются обязательными приложениями к документам, необходимым для государственной регистрации прав. Также в нарушение положений действующего законодательства, на договоре купли-продажи от 07.09.2004 отсутствует специальная удостоверительная государственная регистрационная надпись. Таким образом, по мнению суда первой инстанции, нарушения регистрирующим органом требований действующего законодательства о государственной регистрации сделок с объектами недвижимого имущества не придали договору купли-продажи от 07.09.2004 юридической силы, а также повлекли за собой незаконные регистрацию прекращения права собственности Общества; регистрацию права собственности ООО “КОННЕТ“ на 11
объектов недвижимого имущества и удостоверение государственной регистрации права собственности на это имущество Обществу-1 путем выдачи соответствующих свидетельств, что позволило последнему совершить незаконное отчуждение данного имущества Обществу-2 по договору купли-продажи от 14.09.2004.

Не согласившись с названным судебным актом, Управление подало апелляционную жалобу, в которой считает решение суда первой инстанции незаконным, необоснованным и подлежащим отмене.

В обоснование жалобы Управление указало, что арбитражным судом первой инстанции нарушены и неправильно применены нормы материального права, а истцом был выбран ненадлежащий способ защиты права; действующим законодательством не предусмотрена возможность признания недействительными записей в ЕГРП, так как запись о регистрации является доказательством существования субъективного права, а оспаривание доказательств не предусмотрено действующим законодательством. По мнению регистрирующего органа, удовлетворяя требование заявителя о признании недействительной государственной регистрации, аннулировании записей из ЕГРП и восстановлении записей, суд не учел, что в данном случае необходимо оспаривать само право на недвижимое имущество.

Общество представило письменный отзыв на апелляционную жалобу, в котором считает доводы, изложенные в ней, необоснованными и несоответствующими нормам законодательства; просит апелляционный суд решение суда первой инстанции оставить без изменения, а жалобу Управления - без удовлетворения.

В судебном заседании апелляционной инстанции представитель Управления доводы жалобы поддержал, просил состоявшийся судебный акт отменить как необоснованный и незаконный.

Представитель Общества в судебном заседании возражал против доводов апелляционной жалобы, полагая, что решение Арбитражного суда Московской области является законным и соответствует имеющимся в деле доказательствам.

Дело рассмотрено в порядке ч. 5 ст. 156 АПК РФ, в отсутствие представителей 3-х лиц - ООО “КОННЕТ“ и ООО “СКАЙДЕН“, - надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, причины неявки которых судом апелляционной инстанции признаны неуважительными.

Выслушав
представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив в порядке статей 258, 266, 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев имеющиеся в деле и дополнительно представленные доказательства, пришел к выводу, что обжалуемый судебный акт суда первой инстанции должен быть оставлен без изменения, а апелляционная жалоба Инспекции - без удовлетворения.

Так, согласно ст. 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающий гражданские права и охраняемые законом интересы юридического лица, может быть признан судом недействительным.

В соответствии со ст. 131 ГК РФ и ст. 2 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ (далее - Закон о регистрации) государственная регистрация является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения, прекращения, перехода прав собственности (вещного права) на недвижимое имущество. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право может быть оспорено только в суде.

Следовательно, при рассмотрении спора о признании недействительным свидетельства о праве собственности на недвижимость возникает спор о праве лица.

В силу требований статьи 17 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“ основанием для государственной регистрации права являются договоры и другие сделки в отношении недвижимого имущества, совершенные в соответствии с законодательством, действовавшим в месте расположения объекта недвижимого имущества, на момент совершения сделки.

Согласно установленному ст. ст. 12, 16, 18 Закона о регистрации порядку проведения регистрации прав на недвижимое имущество, а также предъявляемым к документам требованиям, соответствующие документы представляются в
регистрирующий орган не менее, чем в двух экземплярах, один из которых должен быть подлинником; документы должные иметь надлежащие подписи сторон; при подаче заявления о государственной регистрации представитель юридического лица предъявляет учредительные и регистрационные документы данного лица, а также документы, удостоверяющие личность и подтверждающие полномочия представителя юридического лица.

Основанием для государственной регистрации перехода права собственности на, перечисленные выше 11 объектов недвижимого имущества, к ООО “КОННЕТ“ явился договор купли-продажи от 07.09.2004, заключенный между ЗАО “Завод энергооборудования“ и ООО “КОННЕТ“, а также заявление К. от 08.09.2004, поданное в регистрирующий орган, в котором К. выступил в качестве генерального директора Общества.

Однако, в материалах дела имеется вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Московской области от 27.10.2005 N А41-К-10253/05 (т. 2, л.д. 107 - 109), рассмотренное по заявлению акционеров ЗАО “Завод энергооборудования“ к Обществу, ООО “Алитет систем“, ООО “Логаут“, ИФНС РФ N 5 по г. Москве, МРИ ФНС РФ N 17 по Московской области, о признании недействительным решений, принятых на внеочередном общем собрании акционеров ЗАО “Завод энергооборудования“, оформленных протоколом от 14.12.2004, о признании недействительным договора о слиянии ООО “Алитет систем“ и ЗАО “Завод энергооборудования“ от 13.12.2004; о признании недействительным учредительного договора и устава ООО “Логаут“; о признании недействительным решения ИФНС РФ N 5 по г. Москве о регистрации ООО “Логаут“ и о прекращении деятельности юридического лица ЗАО “Завод энергооборудования“; о признании незаконными действий МРИ ФНС РФ N 17 по Московской области о снятии с учета и исключении из ЕГРЮЛ ЗАО “Завод энергооборудования“, которым установлено то обстоятельство, что гражданин К. никогда не являлся ни генеральным директором, ни акционером
Общества, и соответственно, не имел права подавать в регистрирующий орган документы о переходе прав собственности на объекты недвижимости, принадлежащие ЗАО “Завод энергооборудования“.

Также в материалах дела имеется вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Московской области от 16.06.2006 N А41-К1-5532/05, рассмотренное по заявлению ЗАО “Завод энергооборудования“ к ООО “КОННЕТ“, о признании недействительным договора купли-продажи недвижимости нежилого назначения от 07.09.2004, которым указанный договор был признан судом недействительным.

В соответствии с п. 2 ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Согласно пункту 1 статьи 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Из данной нормы права следует, что ни ООО “КОННЕТ“ ни ООО “СКАЙДЕН“ по недействительным сделкам не приобрели право собственности на спорные объекты.

Таким образом, апелляционный суд согласен с выводами суда первой инстанции о том, что регистрирующий орган принял за основание для государственной регистрации перехода права собственности на 11 объектов недвижимого имущества договор купли-продажи, не соответствующий действующему законодательству и подписанный неуполномоченным лицом, а также нарушил предъявляемые законодательством требования к документам, представляемым для регистрации перехода права собственности, - в частности, не потребовал подлинники учредительных и регистрационных документов, свидетельств о праве собственности на недвижимое имущество.

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о недействительности государственной регистрации перехода права собственности на спорное имущество от ЗАО “Завод энергооборудования“ к ООО “КОННЕТ“, а затем к ООО “СКАЙДЕН“.

Апелляционным судом также
не принимается довод Управления о том, что Общество выбрало ненадлежащий способ защиты, не предусмотренный ст. 12 ГК РФ.

Оспаривание государственной регистрации как ненормативного акта государственного органа возможно при нарушении регистрирующим органом требований закона при регистрации.

Акт государственной регистрации является актом государственного органа (в силу п. 5 ст. 9 Закона о регистрации). Оспаривание акта государственного органа возможно согласно нормам действующего законодательства путем признания недействительным такого акта (абз. 5 ст. 12, ст. 13 ГК; п. 2 ст. 29, глава 24 АПК РФ) или признания незаконным действия (бездействия) или решения государственного органа, его должностного лица (глава 24 АПК). Для того чтобы установить возможность оспаривания акта регистрации в том или ином порядке, надо выявить правовую природу этого акта.

Понятию нормативного акта (который устанавливает, изменяет или отменяет нормы права и ввиду этого отражает общеобязательное правило поведения, установленное и санкционированное государством) противостоит понятие индивидуального правового акта, или акта индивидуального применения, который норм права не устанавливает, не изменяет и не отменяет. Такой акт по природе своей является ненормативным, и его отличают определенные признаки. Индивидуальный акт, как и нормативный правовой акт, носит государственно-властный характер, так как издается государством (в лице его уполномоченных органов) и обеспечивается им. Такой акт должен: строго соответствовать нормативно-правовому акту, на основании которого он принимается; быть издан в пределах компетенции органа или должностного лица, принимающего этот акт; иметь определенные реквизиты, свойственные таким актам (наименование акта, время и место его принятия, наименование органа, издавшего данный акт, наличие соответствующих печатей и подписей и т.д.), то есть должен являться документом, выраженным в тексте и составленным в соответствии с требованиями юридической техники.
Ненормативный характер акта выражается в том, что такой акт должен быть адресован конкретному лицу или группе лиц (в отличие от нормативного акта, адресованного неопределенному кругу лиц), рассчитан на однократное применение, а также должен порождать юридические последствия - выступать в качестве юридических фактов, служащих основанием для возникновения, изменения или прекращения конкретного правоотношения.

Таким образом, в индивидуальных юридических актах содержатся результаты действий по конкретным вопросам.

Понятие ненормативного (индивидуального) акта было дано в Постановлении Пленума ВС РФ N 5 от 27.04.1993 “О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону“: индивидуальными (ненормативными) актами являются акты, устанавливающие, изменяющие, отменяющие права и обязанности конкретных лиц.

Государственная регистрация подпадает под все признаки ненормативного акта государственного органа: является юридическим актом, совершаемым государственным органом (каковым является учреждение юстиции - п. 5 ст. 9 Закона о регистрации); действие учреждения юстиции имеет формальное выражение в виде документа установленной формы - свидетельства либо специальной регистрационной надписи (ст. 14 Закона о регистрации, Правила ведения ЕГРП, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 18.02.1998 N 219); адресован конкретному лицу либо группе лиц (правообладателям) и влечет правовые последствия для этих лиц. Юридическим последствием регистрации является возникновение, изменение или прекращение зарегистрированного права либо заключение, изменение или прекращение зарегистрированной сделки.

При таких условиях акт государственной регистрации подпадает под действие ряда общих норм, касающихся ненормативных актов государственных органов, в частности норм процессуального законодательства, в том числе применение к актам государственной регистрации такого способа защиты права, как признание этого акта недействительным как ненормативного акта государственного органа.

Кроме того, при непризнании акта регистрации в качестве ненормативного акта госоргана правообладатель вообще теряет возможность оспаривания такого акта в случаях, если не оспаривается право или материально-правовые основания акта регистрации, а имеется ошибка в самом акте регистрации. Арбитражно-процессуальное законодательство допускает лишь те способы защиты права, которые непосредственно установлены законом (ст. 12 ГК РФ, в том числе абз. 13 ст. 12, п. п. 1 - 3 ст. 27 АПК РФ). Оспаривание акта регистрации, исходя из указанных способов защиты права, возможно, путем оспаривания ненормативного правового акта либо решения или действия госоргана. Но оспаривание акта регистрации путем признания его незаконным исключительно как решения госоргана либо как действия госоргана не соответствует понятию и правовой сути акта регистрации.

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что доводы апелляционной жалобы Управления ошибочны и основаны на неправильном толковании норм гражданского и арбитражного процессуального законодательства. При этом ни в апелляционной жалобе, ни в пояснениях представителя Управления, данных в ходе судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции, не приведено доказательств, указывающих на ошибочность выводов решения суда первой инстанции, нарушения судом первой инстанции норм материального и процессуального права; суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал материалы дела, дал надлежащую оценку всем доказательствам применил нормы материального права, подлежащие применению, выводы, содержащиеся в решении, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, оснований к отмене не имеется.

Апелляционная инстанция не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемого решения, так как не усматривает процессуальных нарушений при принятии названного судебного акта, перечисленных в части 4 ст. 270 АПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 176, 258, 266, 268, п. 1 ст. 269, ст. 271 Арбитражного процессуального кодекса РФ, Десятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Московской области от 06 декабря 2006 г. по делу N А41-К2-15489/06 - оставить без изменения, а апелляционную жалобу Управления Федеральной регистрационной службы по Московской области - без удовлетворения.